Пять поцелуев

18.

Кольцо мне Артем тем вечером не вручил. Впрочем, я из-за этого не расстроилась. Потому что уже страдала из-за Богдана. Весь вечер я изводила себя вопросами. Почему Богдан так сухо поцеловал меня? Ему разонравилось со мной целоваться? Его разозлило мое опоздание? Или он просто нашел себе новую игрушку, например, ту самую официантку, что недавно клеил в баре?

Что скрывать, моя женская гордость была уязвлена. Я от поцелуев Богдана теряла рассудок, и мне хотелось, чтобы и мой шантажист испытывал нечто подобное.

Даже ночью я долго ворочалась и не могла уснуть. А потом подумала: завтра так поцелую Богдана, чтобы его тоже проняло. В конце концов, пусть и он немножко помучается вопросами и воспоминаниями, после того, как наша сделка придет к своему логическому завершению.

Утром настроение у меня было отличное. Даже отсутствие на моем столе мяса не сильно меня расстроило.

— Какие планы? — спросил Артем, допивая кофе.

Я пожала плечами:

— Как обычно. Буду много и долго рисовать. Но для начала, пожалуй, схожу в бассейн.

— О! Классно! — одобрил мой мужчина. — Я тоже пойду с тобой: сто лет уже не окунался.

Дзынь! Это я, убирая со стола, грохнула одну из тарелок.

— На счастье, — пробормотал Артем, но сразу нахмурился. — Лиза, осторожней. Это, между прочим, дизайнерский сервиз.

— Я сейчас все уберу, — прошептала я и побежала в кладовку за совком и щеткой. Меня всю трясло. Если Артем пойдет со мной, как же мне попасть к Богдану? Я ведь собиралась заскочить к нему по дороге в бассейн.

Артем не удосужился помочь мне с осколками. Мне пришлось одной ползать по полу на четвереньках, пока мой мужчина изучал на планшете новости. Я разозлилась:

— Дорогой, а может, тебе лучше идти плавать вечером? Ты почти не выходил на солнце и сейчас можешь сильно обгореть.

Он поднял на меня насмешливые глаза:

— Не волнуйся, я намажусь кремом.

У меня чуть не вырвалось пару отборных ругательств. Да как же от него отделаться-то, а?

Сборы дались мне с трудом. Я кое-как натянула купальник и платье, кое-как сложила пляжные принадлежности в сумку.

Наконец я и Артем вышли из дома и погрузились в лифт. Четвертый этаж. Третий. Второй. У меня было такое чувство, что от моей души откалываются крохотные кусочки. Богдан меня не простит! И я больше никогда не почувствую ту самую магию.

— Лиза, ты в порядке? — обеспокоенно спросил Артем. — Ты бледная, как полотно.

— Просто тут свет такой, — пробормотала я, отводя глаза.

— Первый этаж! — оповестил женский голос, и мы вышли в холл.

Каждый шаг, что удалял меня от Богдана, причинял боль. Но я шла. Кусала губы и шла.

У бассейна было многолюдно, но Артем смог отыскать нам свободный шезлонг. Я присела на него и замерла. Из-за рваного дыхания давило в груди. Артем стянул футболку и шорты и посмотрел на меня с удивлением:

— Чего не раздеваешься?

— Ты знаешь, я забыла крем.

— Серьезно? Ты же его почти всегда носишь с собой.

— А сегодня забыла, — огрызнулась я, подскакивая на ноги. — Но ничего. Сейчас схожу за ним и вернусь.

— Ну ладно, — кивнул Артем. — Захвати еще, кстати, бутылку воды.

Я кивнула и бросилась к дому вприпрыжку.

Успела. Мой палец нажал на звонок Богдана без минуты десять. Дверь почти сразу открылась.

— Привет, — сегодня Богдан не выглядел рассерженным, однако на лице его читалась какая-то усталость. Морщинки вокруг глаз казались глубже, чем обычно, а под глазами виднелись мешки.

— Плохо спал? — понимающе, пробормотала я, разуваясь.

Сегодня мне не хотелось целоваться в прихожей. Не хотелось быть выставленной спустя несколько секунд. Потому я решительно прошла в одну из комнат. Это была спальня. Просторная, в серых тонах. Постель была заправлена покрывалом.

Я огляделась. Нигде не наблюдалось женских вещей, и от этого на душе стало светлей.

— Садись! — приказала я, подталкивая вошедшего вслед за мной Богдана к кровати.

— Зачем?

— Целоваться. Сегодня мы будем делать это сидя. Надо же привносить некоторое разнообразие, чтобы это занятие не надоело нам до пятого раза.

Он покорно сел на постель и с интересом уставился на меня. Я стащила с волос резинку, дав светлым прядям свободно рассыпаться по плечам, потом стянула через голову пляжное платье. Глаза Богдана широко раскрылись, а зрачки заметно расширились.

— Что это на тебя нашло? — спросил он, и я с радостью отметила, что в его голосе прорезалась легкая хрипотца.

— Говорю же, люблю разнообразие, — я села ему на колени, лицом к лицу, и обвила руками его шею. — Скучал по мне?



Елена Трифоненко

Отредактировано: 09.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться