Пять поцелуев

Эпилог (часть первая)

— Ты спишь? — Соня застыла на пороге с тарелкой очередных вкусняшек. — А я тебе тут наггетсов нажарила.

— Спасибо, но мне что-то не хочется есть, — пробормотала я, напрасно пытаясь улыбнуться.

Сонька плюхнула тарелку на стол и подсела ко мне на диван.

— Лиз, ну нельзя же так? Ты уже пятый день валяешься лицом к стенке.

— Хочу и валяюсь, — огрызнулась я, — на работу мне только через четыре дня, так что имею право отдыхать так, как хочется.

— Хотя бы порисовала немного, что ли.

Я замотала головой. От одной мысли о том, чтобы снова взять в руки карандаш почему-то стало больно. По правде говоря, я уже пробовала открывать любимый блокнот, но ничего не вышло. У меня ни на чем не получилось сосредоточиться. Стоило провести линию, как перед глазами вставало лицо Богдана, и по щекам тут же лились слезы.

Лучше уж буду просто так лежать, без слез. Как валенок.

— Лиз…

Я подняла глаза на сестру. Она сжала мою ладонь и пообещала:

— Все будет хорошо. Просто поверь. Сейчас тебе кажется, что жизнь кончена, но это не так. Однажды все наладится. Вот увидишь!

Мне вдруг стало неловко ее расстраивать. Я села и приосанилась:

— Сонь, видишь, я в норме. Тебе не о чем волноваться. Просто у меня небольшая акклиматизация.

Для пущей убедительности я даже закинула в себя пару наггетсов.

— М-м-м! Вкуснота какая, — мои губы сами собой расплылись в улыбке.

— Я сама делала, — похвалилась Сонька. — Из куриного филе.

— Умница! — искренне восхитилась я. — Повезет же кому-то с женой!

Сестра покраснела.

— Так-так, у нас что появились кандидаты в мужья?

Она покраснела еще больше и тут же ломанулась к дверям:

— Я пойду. Мне надо. Нам на лето столько книг задали прочесть — просто ужас.

Я покачала головой, а потом заставила себя отлепиться от дивана. Села за стол. Сонька права, пора начинать новую жизнь. Вот только с чего бы ее начать?

Немного подумав, я решила проверить соцсети. Вернувшись из Сочи, я ни разу не заходила на свою страничку «ВК», так что там скопилось множество сообщений. Я заглянула в список. Пару посланий от подруг, с десяток гневных воплей от Артема, предложение работы в интернете. И одно письмо от Богдана.

Сердце пропустило удар. А пальцы словно сами собой скользнули по тачпаду.

«Лиза, нам надо поговорить». И все. Больше ни слова.

Я сердито ухмыльнулась и представила, как швыряю в Богдана стоящей рядом со мной копилкой. Она была тяжелой, так что фингал моему шантажисту был обеспечен. Интересно, и о чем же он хотел побеседовать? Нашел для меня еще пару впечатляющих эпитетов?

С подступившими слезами помог справиться наггетс. Боже, до чего вкусный! Я прожевала его и даже зажмурилась от удовольствия. Нет, все-таки лучше Соньку рано замуж не выдавать. Такая хозяюшка еще нам самим нужна.

Пару щелчков замасленными пальцами — и моя переписка с шантажистом исчезла навсегда. Потом я собралась поместить Богдана в черный список, но слегка замешкалась. Дело в том, что на его аватарке был изображен какой-то странный предмет. Я прищурилась, но так и не поняла, что это. Поддавшись любопытству, пошла к своему обидчику на страницу.

Это резинка! В качестве аватарки Богдан поставил фото моей резинки. Когда я это поняла, меня словно током пронзило, а ладони моментально стали влажными.

Само собой, я не удержалась и сразу написала мужчине сообщение.

«И о чем же ты хотел поговорить?»

Богдан был онлайн. Я настолько разволновалась, что очередной наггетс вывалился у меня из рук и плюхнулся на футболку. На груди осталось уродливое жирное пятно.

— Отвечай же! — потребовала я вслух, словно Богдан мог меня услышать. — Отвечай, пока я не передумала с тобой разговаривать.

Прошло двадцать минут, тарелка с наггетсами опустела, но Богдан не прислал мне ни строчки.

«И долго ты собираешься молчать? — настрочила я дрожащими, как желе, пальцами. — Учти, у меня нет времени ждать, пока ты соберешься с мыслями».

Прошло еще минут пятнадцать, а ответа все не было. Меня захлестнула безумная ярость, ярость вперемешку с отчаянием. «Раз так — иди к черту!» — наклепала я и вырубила интернет. Все! Богдан упустил свой шанс. Больше о нем даже не вспомню.

В дверь позвонили.

— Сонь, ты откроешь? — крикнула я, не желая ни с кем встречаться.

— Не могу, — раздосадовано заорала в ответ сестра. — Я ногти крашу.

Я нехотя поднялась на ноги и потащилась в прихожую. И даже в зеркало на себя не глянула, прежде чем отпереть дверь. А стоило. Потому что на лестничной клетке дожидался Богдан. Его появления было таким неожиданным, что мне пришлось протереть глаза и ущипнуть себя за бедро, дабы убедиться, что я не брежу.



Елена Трифоненко

Отредактировано: 09.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться