Пять поцелуев

Эпилог (часть вторая)

— Я, кажется, тебя люблю, — признался Богдан и осторожно дотронулся пальцами да моего лица.

Его касание пронзило меня счастьем. Богдан это понял и, чуть придвинувшись, зашептал:

— Лиза, девочка моя, прости. Я наговорил тебе лишнего тогда, в нашу последнюю встречу. Просто я был очень зол. Накануне Артем выложил новое селфи с тобой, на твоем пальце было кольцо, и я подумал… Впрочем, неважно.

Он вдруг смутился, посмотрел на меня с тоской:

— Хочешь, я уйду?

— Нет! — испугалась я. — Не хочу. Ты говори, говори! Я тебя очень внимательно слушаю.

Губы Богдана тронула слабая улыбка.

— Артем рассказал мне, что ты бросила его еще в субботу. До того, как пришла ко мне. Блин! Да я и сам мог в воскресенье догадаться, что что-то не так. Ведь ты была совершенно мокрая.

— Я тащилась к тебе через полгорода, — подтвердила я.

— Господи, какое счастье, что с тобой ничего не случилось! Больше никогда, никогда так не делай, слышишь? В непогоду надо сидеть дома.

— Мне просто очень хотелось тебя увидеть.

— А я такой дурак!

Он притянул меня к себе, и сопротивляться я не стала. На его лице отразилось облегчение.

— Ты простишь меня за те слова?

Я выждала несколько секунд (для пущего эффекта) и медленно кивнула.

— Ты мне сразу понравилась, — признался Богдан. — Еще в нашу первую встречу за шашлыком. Когда ты выскочила из кафе, я немного оторопел, замешкался. Хотел быстрей расплатиться по счету и пойти за тобой, но ко мне привязалась какая-то бабуля. У старой карги не включался телефон, и она чуть ли ни в слезах умоляла меня ей помочь. В общем, когда я выскочил на улицу, тебя уже и след простыл.

Глаза Богдана чуть затуманились от воспоминаний.

— Потом была наша вторая встреча. Я узнал, что ты девушка моего приятеля, и меня это чертовски взбесило. А после на меня нашло какое-то хулиганское настроение, и я раскрутил тебя на поцелуй. За эту свою выходку я, кстати, жестоко поплатился. Потому что после поцелуя в туалете, больше ни о ком не мог думать, кроме тебя.

Я невольно усмехнулась. Богдан покачал головой:

— Наверное, звучит несколько самоуверенно, но я почти сразу решил тебя отбить. Совесть меня, конечно, немножко помучила. Но когда Артем стал кадрить ту официантку, я понял, что этот му**к все равно тебя не стоит.

— Мог бы просто рассказать мне об Артеме.

В его глазах полыхнула досада.

— А ты бы поверила? Поверила мужику, который шантажом заставил тебя с ним целоваться?

Я рассмеялась:

— Наверное, нет.

Он легонько и быстро чмокнул меня в нос:

— А прикольная была идея с поцелуями, да?

— Не уверена, — пробормотала я, отводя глаза. — Мог бы и получше что-нибудь придумать.

Богдан ухмыльнулся:

— Да ладно! Фиг бы ты обратила на меня внимание, если бы я не умел классно целоваться.

— Гляжу, от скромности ты не помрешь.

В его глазах проступило привычное нахальство.

— А что, ты не согласна, что я классно целуюсь?

Я пожала плечами.

— Ты просто забыла, — шепнул он и тут же припал к моим губам своими.

Меня окатило знакомой волной жаром, ноги подогнулись, но Богдан держал меня крепко, не давая упасть. А когда поцелуй закончился, он тут же спросил:

— Ну? Неплохо же?

— Интересно, на скольких ты оттачивал мастерство? — в мой голос невольно проскользнула ревность.

— Это врожденное, — похвалился Богдан и прижал меня к себе еще крепче. — Будешь моей девушкой?

Я снова демонстративно нахмурилась:

— Мне надо подумать.

Он сделал расстроенный вид:

— Ну вот, а я уже маме сказал, что дозрел до женитьбы…

В душе у меня все затрепетало, заискрилось, прямо как в детстве на Новый год.

— Так ты меня в девушки приглашаешь, или в жены?

— Как пойдет, — ответил он, улыбаясь.

— А кто у нас, кстати, мама? — спросила я нарочито серьезно.

— Мама у нас владелица художественной галереи.

Я изобразила живую заинтересованность:

— Да ты что! Кажется, я согласна быть твоей девушкой. У меня тут как раз куча картин завалялась, покажем маме, когда будешь представлять меня семье?



Елена Трифоненко

Отредактировано: 09.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться