Пять трупов для школьницы

Размер шрифта: - +

Глава 11. Часть 1

    Лили долго крепилась, не желая открывать коробку, в которой лежала собака, но проклятая игрушка манила ее глянцевым блеском белого пластика и чудесным запахом чего-то неизведанного. К счастью, мать зависла у себя и громко похрапывала, распространяя вокруг пары алкоголя. В подобном состоянии ее вряд ли заинтересует, откуда у дочери взялась такая дорогая вещь. Хотя… В шкатулке под кроватью есть накопления. Можно соврать. 

    Разрезав скотч на упаковке, Лили вытащила собаку. Вспомнив инструкцию, погладила ее по голове, и игрушка весело залаяла. Сидящий под окном Тимур тут же недовольно заворчал, обижаясь, что его променяли на какую-то железяку, но ей было все равно. Ее новый друг, тут же названный именем Мурти, уморительно вилял хвостом, ездил за ней на колесиках и даже выполнял команды! 

- Да хватит же хохотать, Лили, - сонная мать распахнула дверь в ее комнату и тут же активизировалась, заметив подарок, - это что? Откуда? Тебе ее дал тот, кто снимал для тебя номер в гостинице?! 

    Заспанное лицо, грязный халат, всклокоченные волосы, визжащий голос… Ужасно, что это существо – ее мать. А что будет, если она придет в таком виде на классное собрание? Лили и так приходилось несладко из-за подколок одноклассниц. 

- Ты должна была вести меня на допрос! И где же ты была? Дрыхла?
- Я? 
- Да, ты! – Лили спрятала Мурти за спину и перехватила инициативу в свои руки. – Меня опять возили в полицию вместе с учительницей. Как ты могла забыть? А игрушку мне Мишка подарил. Она ему надоела!
- Тогда ладно. Миша этот, ходит за тобой хвостиком, как привязанный. Но лучше уж одноклассник, чем непонятно кто, да еще взрослый! Кто из тебя вырастет с таким поведением? Путана? – она все больше распалялась, и становилось понятно, скоро из нее посыпятся оскорбления и ругательства. 
- Отвали! – Лили выпихнула ее из комнаты и закрылась на ключ. 

    Дверь затряслась, но через какое-то время мать затихла. Судя по звукам шагов, она ушла обратно к себе. Опять спать. Она только и делала, что спала, но при этом никогда не высыпалась. 

    Телефон завибрировал, и на экране, покрытом сеточкой трещин, всплыла SMS от Мишки. 

    «Лилька, родители меня не отпускают, но я постараюсь к тебе выбраться, когда они заснут. Не вздумай улечься без меня, сегодня мы идем на дело». 

    Ну и странная же у не популярность! Все хотят пообщаться с ней этой ночью, вот только саму Лили как всегда не спросили. А ведь Сильв и Мишка могут пересечься… Зависнув над сотовым, она набрала несколько вариантов сообщений, но не отправила - они выглядели недостаточно убедительными. Упертый пацан все равно припрется к ней, что бы она не написала. Он напоминал быка, прущего напролом, несмотря на все препятствия. 

    Выключив свет и оставив только настольную лампу, Лили рухнула обратно на кровать, закрыв глаза подушкой. Вот бы уехать… Жить одной, подальше от всех. Сквозь плотно сжатые веки снова проступили белые нити, сплетающиеся вокруг дома и уносящиеся вверх. Что-то происходило с ее сознанием, оно пульсировало и расширялось, а мозг скрипел, пытаясь понять, как вести себя в таком невероятном окружении. Пространство задрожало, покрытое рябью и она обернулась, чтобы посмотреть на источник возмущения, который находился в районе окна ее комнаты. Внутрь вплывал человеческий силуэт. Казалось, его везет невидимый эскалатор, а стены просто обтекают фигуру, изгибаясь, но при этом сохраняя строгие квадратные формы.  

    Лили спрыгнула на пол и кинулась к выходу, но вторгшийся мужчина перехватил ее руку. 

- Тише, девочка, а то маму разбудишь, - голос Сильва звучал жутковато, и она с трудом подавила крик. 
- Ты же ничего мне не сделаешь? – она откинула его ладонь, поежившись от мерзкого прикосновения.
- Пока нет, - кривовато усмехнувшись, он оценивающе оглядел ее фигурку, - раньше ты могла свести с ума любого. Тощие и глупые дети меня не интересуют. Предпочитаю зрелых и опытных женщин. Когда я упустил тебя двадцать лет назад, я не предполагал, что ты спрячешься от меня в теле младенца. 
- Кем я была прежде? Почему пряталась от тебя?
- Ты была моей дичью. А я охотником, который загнал тебя в угол, девочка. Стремясь спасти свою шкуру, ты потеряла личность, стала бледной тенью этого тела. Никто из нас не может вырвать и надеть на себя сразу всё, тратится слишком много энергии, да и чужие органы обладают собственной памятью. Накладываются на нас, мешают, создают новые привычки и пристрастия.   
- И почему ты не убиваешь меня? 
- Потому что теперь ты превратишься в мое орудие, и у тебя не хватит знаний и силы воли, чтобы мне помешать. Твои способности вновь активизировались из-за взросления тела и личности. Делай, что скажу, и ты будешь жить долго и счастливо. Хотя во втором пункте я не уверен.   
- Нет. 
- Нет? – он неторопливо подошел к окну и раздвинул плотные занавески. 

    Закатное небо балансировало на грани между светом и тьмой, но чернота постепенно побеждала, охватывая небеса жадными щупальцами. 

- Я не хочу постоянно жить в страхе! – внезапно для себя, Лили решила, что надо что-то предпринимать. Она не хотела становиться его щенком на привязи. 
- Такая же гордая, как раньше. Всегда задираешь нос выше всех, - Сильв наблюдал за чем-то снаружи.

    Закрыв глаза ладонью, чтобы создать область «тьмы», Лили почти сразу уловила нити. Потянувшись к переплетению, образовывающему Сильва, она изо всех сил дернула за самую толстую, центральную. Узел, бьющийся в том месте, где находилось его сердце. 



Наталья Соломонова

Отредактировано: 15.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться