Пять звезд. Любовь включена

Размер шрифта: - +

Глава 8

– Беллиссимо! – Кира, окинув меня взглядом, довольно хлопнула в ладоши. – Такая белла донна разобьет сердце любому…

– А не слишком откровенно? – я поправила вырез на декольте и который раз с сомнением посмотрелась в зеркало.

Этим платьем со мной поделилась Кира, когда, проведя ревизию моего гардероба, решила, что в нем нет ничего подходящего для похода в ресторан. Размер мы носили один, поэтому оно сидело на мне как влитое, красиво облегало фигуру, и цвет был приятный, как раз для летнего вечера – нежный персик. Даже длина – на ладонь с небольшим выше колена – меня вполне устраивала. Но вот декольте… Мне все время хотелось прикрыть грудь или накинуть сверху кофточку.

– Ты еще водолазку надень! – проворчала подруга, насильно убирая мои руки от выреза. – И чего там тебе смущаться? Грудь обычная, ничего бесстыдно выдающегося или вываливающегося. И воздух вместо нее там тоже не гуляет… Я бы, вообще, еще бюстик с пуш-ап надела, для большей рельефности, так сказать, и ложбинку посексуальней сделать, чтоб итальяшки слюнками истекли…

– Это деловая встреча, – напомнила я Кире, – а не проект «Холостяк»…

– А вот тут ты зря…– со смехом протянула та. – Открытые коленки и заметные округлости отлично способствуют взаимопониманию, в том числе и на деловых переговорах. И в качестве бонуса можно как раз-таки отхватить себе симпатичного холостяка…

– Слушай, – я внезапно рассердилась, – мне уже надоели твою шуточки об одном и том же… Сейчас вообще никуда не пойду… И плевать на эти чертовы пятьсот евро! После твоих разговоров чувствую себя какой-то девушкой из эскорта, честное слово! Уже жалею, что во все это ввязалась. И не без твоего участия, кстати!

– Ой-ой, – Кира ничуть не обиделась, лишь насмешливо покачала головой. – Потом еще спасибо скажешь…

Я не успела ей ответить: на тумбочке залился трелью мой телефон. Артем Викторович, кто ж еще…

– Ты уже готова?

– Почти, – ответила, гневно сверкая глазами в сторону Киры, строящей мне рожицы.

– Тогда подходи ко мне.

– А, может…– я собралась предложить иное место для встречи, но Артем Викторович уже отключился. – Черт…

– Ваши туфельки, Золушка, – подруга уже подоспела с парой обуви – открытыми белыми босоножками на высоком серебристом каблучке. – Одну потерять не возбраняется… И к полуночи можете не спешить. Фея-крестная со всем справится сама.

– Давай свои туфельки, фея-крестная, – я забрала у нее обувь. – И не забывай мне отзваниваться хотя бы раз в час… Макс, – обернулась потом к сыну, который с увлечением смотрел мультики, – слушайся во всем Киру. Веди себя хорошо.

– Ага, – кивнул тот, не отрываясь от мельтешащих в телевизоре картинок. Удивительное дело, как дети легко привыкают к чужому языку. Вот те же мультики шли на испанском, и Максимку это нисколько не смущало. Я уже не говорю о том, как он без проблем общается с детьми из других стран.

– Может, поцелуешь маму перед отходом? – спросила его с усмешкой.

Сына не нужно было просить дважды. Он крепко обнял меня, чмокнул в щеку и… тут же вновь погрузился в рисованный мир мультфильма.

– Идите уже, мама…– Кира кивком показала на дверь.

– Иду, иду…– вздохнула я, застегивая босоножки.

Затем еще на минуту задержалась у зеркала, пройдясь расческой по распущенным волосам. Поправила макияж…

– Подожди-ка, – подруга подскочила сзади и пшикнула на меня несколько раз духами.

– Кира, хватит!.. – я помахала рукой, разгоняя сладкое облако.

– А вот теперь точно иди, – удовлетворенно протянула та, подталкивая меня к дверям.

 

– О! – встретил меня Артем Викторович на пороге своего номера. И после моего вопросительного взгляда пояснил свой возглас: – Просто непривычно видеть тебя с распущенными волосами. А то все время эта... Как там ее? Гулька на голове... Да, и выглядишь отлично,– он улыбнулся и пригласил войти. – Я сейчас...

Сегодня Артем Викторович вновь облачился в костюм, правда, не такой строгий, как на свадьбу: из светлой, похожей на хлопок или лен ткани, легкая помятость которой говорила не о небрежности носителя, а о ее качестве и дороговизне. Рубашка в этот раз осталась в игноре, ее место заняла однотонная, цвета хаки, футболка с завышенной горловиной.

Артем Викторович скрылся в спальне, я же осталась в нерешительности стоять посреди гостевой комнаты. Неожиданно входная дверь открылась без стука и на ее пороге появилась пожилая блондинка, высокая, сухопарая, в экстравагантном синем платье, украшенным шейным платком в оранжево-желтых тонах. Волосы, постриженные под короткое каре, были уложены волосок к волоску, глаза густо подведены черным, на губах отливала перламутром коралловая помада.



Ольга Иванова

Отредактировано: 09.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться