Пятая стихия

Глава XXVII

- Фантир, проснись, - громко позвал Стигий старика. Он зашёл к нему в темницу после визита к своей семье.

- Я не сплю, – тихо ответил старик, открыв глаза.

- Девон мне всё рассказал.

- Прямо всё?

- Я – Делагур. Это правда?

- А сам ты как думаешь?

- Мне сложно в это всё поверить, но я думаю, что он не соврал.

- Теперь ты понимаешь, почему я хотел тебя запереть до конца своих дней?

- Ты не знал, кем из них я окажусь?

- Ты смог выломать дверь из клетки. Говорили, что ты за одно мгновение заморозил Мага, напавшего на тебя. Мои опасения были напрасными. Мне стоило сразу понять, кто ты. Теперь я понимаю, что только ты можешь предотвратить надвигающийся кошмар.

- А что именно надвигается?

- Девон сам того не желая уничтожит мир.

- Как? – удивился Стигий.

- Вот этого я не знаю. Есть множество вариантов развития событий и все они заканчиваются одинаково.

- Ты не можешь этого знать…

- Ты никогда не спрашивал, почему я стал отшельником…

- И почему же?

- Всё дело в кольце. После смерти Стеннера, мы решили спрятать все волшебные предметы Делагура…

- Стоп, стоп, стоп. Девон мне рассказал только о смерти Делагура.

- Ну, ещё бы! – улыбнулся Фантир, - Девон считал Стеннера своим отцом. Да и все так считали. Никому не хочется говорить плохо о своих родителях.

- Ты о том, что Стеннер убил своего учителя?

- Стеннер, как в своё время Делагур… один из них… захотел власти. Он завладел палочкой и… она что-то с ним сделала. Во вроде бы пустом магическом предмете вдруг появилась сила. Огромная сила. И он убил Арния, не желая подчиняться своему учителю, просившему вернуть артефакт на место. Не успев оправиться от старой войны, мир погрузился в новую. Стеннер был жесток и умён. Однажды один из наших невидимых магов попытался украсть палочку Делагура, но тот одним щелчком пальцев расщепил его на мельчайшие частицы, потом снова собрал их воедино. Потом снова расщепил. Потом снова собрал. И продолжал до тех пор, пока бедный маг не возжелал своей смерти. Тогда Стеннер в последний раз его собрал, но перепутал некоторые части тела, оставив мага до конца жизни овощем.

Стигий тяжело сглотнул. Фантир продолжал.

- С ним надо было что-то делать. Знаешь, что самое смешное? Несмотря на все его зверства, нам с Гронаром было тяжело его убить. Он же был нам как брат! Но иначе его невозможно было остановить. Я, несколько лет после его смерти не мог спокойно жить.

- Так вот про какого мага ты мне рассказывал…

- Да… В общем, после тех событий самые сильные маги решили спрятать Артефакты, чтобы впредь никто не мог к ним даже прикоснуться. Спрятать поручили одному человеку, чтобы больше никто не знал, где их искать.

- Гронару?

- Нет. Выбрали меня. Едва я прикоснулся к кольцу, как ощутил, как теряю над собой контроль. Кольцо, словно чувствуя опасность, воздействовало на моё сознание. Я не знаю, как это описать. Я видел и понимал, что делаю, но не мог остановиться. Я чуть было не начал новую войну! Спасибо Гронару. Я не знаю как, но он смог меня остановить. Тогда меня судили и изгнали, а Гронара сделали Хранителем Артефактов.

Старик надолго замолчал. Стигий не прерывал его молчания.

- Война унесла много жизней, - продолжил Фантир. – Магов с высоким уровнем мастерства оставались десятки. Школы были уничтожены. Тогда и были созданы известные тебе школы Материи, Энергии и Стихии. В тот же момент Орден превратился в Боевую школу. Их возглавили самые могущественные на тот момент маги, мои ученики: Мелдвин, Хаврон, Кантар и Девон.

- Но если Девон сын Стеннера, то почему его учил ты?

- Стеннер на последнем издыхании попросил меня дообучить Девона. Когда мои ученики пришли к власти, они, побоявшись новой войны, ввели ограничения на изучение магии. Абсолютной властью не должен был обладать никто, поэтому в каждой школе обучали какому-то одному применению магии. Они изменили и сам подход к магии, сделав источником силы не окружающий мир, а лишь какой-то магический предмет.

- Но это глупо!

- Страх, сынок, толкает нас на крайние, часто необдуманные, меры.

- Кажется, я начинаю понимать Девона…

- Ты не можешь его понять. Одна часть целого никогда не поймёт другую.

- Думаешь, что с Девоном выйдет также как и со Стеннером?

- О нет! Девон лишь хочет порядка и восстановления баланса. Правда у него свой взгляд на эти понятия.

- Значит, я та личность Делагура, которая стремилась к изучению?

Старик улыбнулся, но промолчал.

- Знаешь, а ведь я за всё это время даже не догадывался о возвращении Делагура, пока не увидел тебя. В тот миг всё в голове сложилось в целостную и ясную картину.



Алексей Иванов

Отредактировано: 01.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться