Пятый.

Размер шрифта: - +

2

2. 

 

Миранда

 

"Ненавижу". Выстрел. "Как же я их ненавижу!" Ещё один выстрел, точно в цель. "Не желая видеть эти украшенные лицемирными улыбками лица!" Сломанный наконечник стрелы выпадает из рук, и я слышу немного хриплый голос позади себя. Джониер, собственной персоной.

- Не трать зря стрелы, сестрёнка. – Со спины подходит он, гадко усмехаясь. – мой старший брат, который мягко говоря, меня недолюбливает. – Зачем отец вообще подарил тебе лук и колчан, если ты только и дело, что переводишь их в пустую? Да и где это видано чтобы женщина держала в руках оружие? - Джониер Релиф был на три года страше меня. Они с Циси были двойняшками, но ни капли не походили друг на друга. Сестра имела мягкие черты лица, присущие почти всем эльфийкам, а Джон же наоборот имел будто отточенные острым лезвием облик. Единственное чем они были похожи это волосы. Тёмные и густые. Циси всегда заплетала их в высокую причёску, у Джона они были коротко пострижены и уложены на бок.
 


- Не твоё дело…братец! – Все его насмешки, всегда пролетали мимо ушей. Стреляла я не плохо, даже очень не плохо. Постоянно поражала все цели. И я этим гордилась. Я не умею вышивать, петь, играть на музыкальных инструментах, но зато хорошо, по мнению учителей, разбираюсь в политике, истории, географии. Многие бы девицы фыркнули бы мне в ответ, сказав, что я раздолбайка и всё в этом духе. 
 


- Как знаешь, сестра. Зная твой характер, отец просит тебя не нарываться и не давать всем лишнего повода задираться – хватит и того, что есть! – С этими словами он развернулся и ушёл, оставив меня одну раздумывать над сказанной фразой. Отец не сильно проявлял ко мне родительскую любовь, возможно даже и совсем, но он уважал меня и сам открыто в этом признался однажды. По его словам его восхищала моя гордость и независимость. Повесив лук и поставив колчан со стрелами на своё место, я иду в свою комнату, размышляя о скором приёме. 



После короткого разговора с Джоном мне до жути захотелось искупаться. Почему то этот короткий и незначительный разговор опустошил меня, в буквальном смысле слова. Я чувствовала себя разбитой и встревоженной.На минутку заскочив в покои, я направилась в купальню, радуясь мысли, что смогу побыть некоторое время в одиночестве.


Купальня предоставляла собой небольшое помещение с двумя небольшими водоемами. Опустившись в один из бассейнов с горячей водой, прикрываю глаза полностью расслабляясь. Но короткое наваждение спокойствия быстро улетучивается, а в голове возникает образ младшего принца. Дериан. Красивый и в тоже время невыносимо жестокий.

 

Все дети короля были рождены от разных эльфиек. Король менял женщин как перчатки, не заботясь об отношениях своих детей с матерями. Каждая бывшая Его Величества, получала баснословную сумму денег и статус матери возможного наследника, а потом их отправляли подальше от столицы, не заботясь о их дальнейшей судьбе. Несмотря на все эти минусы, в стране его любили и уважали. Он вселял страх и веру в эльфом, а это как ни странно уважалось.

 

 

- Мира!

 

Я оборачиваюсь и вижу, что по раскрашенному изумрудной краской коридору ко мне на всех порах летит Циси. Следом за ней, едва поспевая, спешат две худенькие служанки в платьях из домотканной материи.

 

"Не смотри на их лица, не смотри!" - вновь и вновь мысленно повторяю я. Больно видеть их бледные от недоедания губы и бездонно пустые глаза.

 

- Лойола послала за тобой. Портниха ждёт, - говорит Циси. В её голосе проскальзывают напряжённые нотки. - Тебе следует поторопиться...

 

Леди Релиф остановила свой выбор на платье цвета сочной зелени, без рукавов, с открытой спиной; оно похоже на свободные простые хитоны вроде того, что сейчас носят люди. Как ни странно, в последние годы именно эта мода распространилась у эльфийского народа. Воздушной и романтичное в противовес с их собственными тяжелыми бархатными платьями и корсету. Однако, не для того леди Релиф выбрала для меня это платье с открытой спиной, скорее её привлёк этот фасон, потому что он открывает мои плечи и спину, так что всем будем прекрасно видно покрывающие их шрамы.

 

Получила я их вследствии стычки с принцессой Литией, четвертым по старшенству ребёнком короля. Это случилось два года назад, когда королевская семья почтила своим пребыванием в нашем поместье моего отца. Десять лет до этого, мне позволили завести морформа (Люди называют этих животных собаками) под свою ответственность. Я дала ему кличку Чир. Я кормила, выгуливала, заботилась о нём, одним словом выполняла всё, что должна была. Но в один день, когда Король приехал во владения отца, мой маленький мир рухнул. 

 

Почти всем в королестве известно, что принцесса Лития является любимицей своего отца и очень действенно этим пользуется. Она ненавидет животных и презирает всех людей, якобы за их алчность и жестокость. Но почему то не понимает, что сама противоречит себе.

 

Принцессе не понравился мой морформ, а после при всех она заявила, что тот постоянно скалился на неё и чуть было не набросился на одного из прислуги, благо она была рядом и смогла защитить бедного человека. Король медленно, но с растоновкой спросил, кто хозяин. Я медлено встала и вышла вперёд, на что он умехнулся.

 

-Так и знал. Jœg hėre cvio viżæn! - В тот день он высек меня. Пятнадцать ударов кнутом. Но это было не самое страшное. Вытаскивая кинжал из ножон, он произнёс усмехаясь, что смерть морформа послужит мне лучшим уроком, чем набухавшие на спине рубцы, а после безглавил бедное животное у меня на глазах. И всё таки он, полагаю, оказался прав. Я научилась держаться от всех в стороне. Даже от Циси. Неприметная и незаметная.  В тот день я впервые встретила Дериана. Свой будущий кошмар.

 

Я безмерно стыжусь красных, вздувшихся рубцов, перепахавших кожу на спине. Теперь она уродлива, чудовищна и служит мне постоянным напоминаеи о моём свкерном рождение. Однако сейчас, сидя перед зеркалом, пока Циси заплетает мои медные волосы, я не испытваю ни капли стыда, напротив во мне пробуждается некая сила и мысль, что я ещё успея отомстить всем своим обидчикам. С полна.



Цап царап

Отредактировано: 03.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться