Пыль поднимается в небо

Размер шрифта: - +

Глава 7

Городские огни давали мало света. Казалось бы, Гафастан спал, и всякая жизнь в Гарван-Этксе тоже замерла. Но Разда ясно видела силуэты караульных на стенах Сердца Гафастана, укрывшись в темном закоулке, хотя не была уверена в том, что ее никто не заметил. Она ждала уже несколько часов, но ничего не происходило. Волнение билось в крови, Разда кусала губы, прислушивалась, мысли кружились в голове, подобно песчаной буре; с каждым мгновением оно становилось все невыносимее, но, достигнув пика, схлынуло, развеялось, прояснив и обострив ум.

«Где же они? Неужели неправы были атгибан? – думала Разда, вглядываясь в подрагивающую темноту, разбавленную городскими огнями. – Что же мне делать? – она посмотрела вверх, в усыпанное едва мерцающими звездами небо, - подожду до рассвета – а там и кончено будет».

Она повела плечами: ночь была холодной, а Разда была в легком платье, и прохлада неприятно ложилась на кожу. Рука болела, покрытая коркой запекшейся крови.

Послышался неразборчивый крик, ему вторил другой возглас, короткий, быстро угасший в тишине. Разда замерла. Ворота крепости открылись, послышался глухой грохот конских копыт и почти сразу же показались всадники: сперва двое по флангам, чуть позади следовали все остальные. Кони их шли величавым шагом, еще не быстро, и у Разды было лишь несколько мгновений, чтобы решить, как поступить. Не медля боле, она бросилась наперерез крайним всадникам. Ее заметили все, потому еще придержали коней, но не остановили их. Следуя больше спонтанному порыву, чем пути, указанному разумом, Разда вцепилась в нагрудное украшение коня центрального всадника. Конь не поднялся на дыбы, должно быть, лишь потому, что его удерживала железная воля Гарвана, которую Разда словно бы чувствовала; конь прядал ушами, беспокойно переставлял ноги, но оставался на прежнем месте. Воин, ехавший с этим Вороном, замахнулся саблей и наверняка ударил бы Разду, но Гарван не позволил это сделать.

Разда сжалась, по-прежнему держась за нагрудное украшение коня и клоня голову к его могучей шее; она чувствовала обращенные на нее взгляды, холодные, жесткие, колкие. Чуть не с презреньем глядел на нее всадник, что был по правую руку от Гарвана. Разде показалось, что это была женщина: у нее были большие, красивые глаза и очень белая кожа, чуть белее, чем у Гарвана, в коня которого она вцепилась.

«Сколько яда во взгляде! – подумала Разда. – Только бы не оставили, только бы выслушали», - она стала безмолвно взывать к Девяти Матерям Пустыни, надеясь на их милость и на то, что они все же имели власть над Воронами.

- Отпусти аргамака, - сказал Ворон.

Но Разда только крепче вцепилась в украшение, которое больно врезалось в ладони.

- Чего ты хочешь? – спросил он, будто устало, хотя из-за тагельмуста было сложно разобрать тон.

- Мне нужна твоя помощь, о Высокий Гарван, - голосом звонким от волнения и неуверенности взмолилась Разда. – Времени – до рассвета, а там будет поздно, о Гарван. Вопрос жизни и смерти не одного человека!

- И никто не помог?

Она покачала головой.

Ворон ничего не отвечал. Разда кусала губы, затем она осторожно подняла взгляд и заметила, что Ворон смотрит на нее вовсе не равнодушно: в его глазах не было ни капли презрения.

- Хорошо. Пойдем поговорим. Я помогу тебе, если это в моих силах.

У Разды на мгновенье перехватило дыхание. Не веря своему счастью, она отпустила коня, который беспокойно отпрянул в сторону, когда Ворон спешился.

- Эмхир, - окликнула его нойрин, - ты не поедешь?

- Я догоню вас. Так что, Сванлауг, пока будешь вместо меня, - сказал Эмхир и перевел взгляд на Разду. – Пойдем. Ни я, ни ты не можем терять время. По крайней мере, сегодня.

Они прошли за ворота Гарван-Этксе и остановились у порога какого-то здания, назначение которого Разда в полумраке не могла разобрать, видя лишь высокие, окованные железом двери, и широкие ступени крыльца.

- Говори, Разда, дочь ремесленника, чего ты хочешь.

Не глядя на Эмхира, она тяжело вздохнула и рассказала Ворону все: и про обращенную в козу дочь соседки, и про бегство Крины и Вестников, забравших Тави, про обещания Тебрину и печаль матери, про Суд, которого она ждала со страхом, как ждут смертного приговора.

Эмхир слушал, внимательно глядя на Разду. Он внимал каждому ее слову, повисавшему в глухом отзвуке стен Гарван-Этксе, следил за каждым взволнованным движением, невольно любуясь.

Свой рассказ Разда закончила тем, что рухнула перед ним на колени и, клонясь к земле, стала слезно просить помочь.

- Разда, Разда, - протянул Эмхир, поднимая ее с колен. – Завтра Суд, я бы и так решил дело в вашу пользу. Но, если все так, как ты говоришь… действовать нужно сейчас.

- Как? Что я могу сделать? – спросила Разда, глядя в глаза Эмхиру.

- Надо вернуть козе человеческий облик. Я отпущу твою сестру сегодня до рассвета.

- Но я не колдую… я… я не знаю, как…

Эмхир вздохнул.

- Тебе и не надо. Я скажу, что делать.

Он кликнул караульного. Разда посмотрела на Эмхира испуганным взглядом, но он всего лишь попросил что-то у воина, который в следующий момент подал ему наполненную водой небольшую глиняную чашу. Караульный, поклонившись, отошел, не посмотрев на Разду.



Tin-Ifsan

#22327 в Фэнтези
#9753 в Любовное фэнтези

В тексте есть: магия, гарем, пустыня

Отредактировано: 13.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться