Пыль поднимается в небо

Размер шрифта: - +

Глава 11

Прохлада, исходившая от вод Великой Реки, разбавляла привычный зной. Высокие темно-зеленые тростники чуть покачивались на ветру, тулесы бродили у кромки воды, выискивая корм во влажном песке. Над водой летали пестрые сефледы. Они то и дело падали камнем в воду и выныривали, держа в зубастых клювах еще живую рыбу. Где-то вдалеке, близ противоположного берега, на волнах покачивались рыбацкие лодки.

Эмхир стоял у самых тростников, временами чувствуя прикосновение гибких стеблей, и смотрел на наполненную солнечным светом воду, скрывавшую отмели, на странные узоры беспрестанного движения мальков. Он слышал крики чаек и обрывки разговоров рыбаков, приносимые ветром. Один из тулесов, высоко поднимая черные лапки, прошагал мимо нойра.

О Великой Реке все еще ходило много легенд. Местные жители, по старой памяти опасавшиеся наяд, старались не подходить к реке в полнолуние. Но мало кто знал, что с восстановлением культа Девяти Матерей наяды больше не могли появляться рядом с городами. У Эмхира было достаточно воспоминаний, связанных с этими созданиями. Они подсказали Гарванам, как заговаривать лошадей, но они же сгубили воспитанника Гицура и сделали несчастными многих людей, подтолкнув отреченных нойров к совершению поступков, которые немногие Бессмертные могли себе простить.

Небольшое белое облако скрыло солнце. Края его источали режущее глаз сияние, но все прочее на несколько мгновений погрузилось в приятное, теплое спокойствие приглушенного света, исходившего от высокого голубого неба. Краски мира тут же стали более глубокими и насыщенными. Эмхир услышал, как где-то совсем рядом переговаривались какие-то девушки. Ворон собрался уходить, но одна из них вышла прямо к нему и, увидев его, радостно улыбнулась.

- Высокий Гарван, - сказала она, кланяясь.

- Разда, - Эмхир кивнул в ответ.

На южанке было простое выцветшее платье, вокруг талии на манер передника был завязан платок, в который Разда собирала моллюсков. Она чуть опустила руку, так что несколько раковин упало обратно в воду.

- Как велика щедрость этих вод, - произнесла Разда. – Милостью Девяти…

Она ступила на белесый песок и подошла к Гарвану.

- Река всегда была щедрой, но милостью Девяти, она теперь куда спокойнее. И безопаснее.

- Говорят, Старшие Гарваны помнят наяд и других существ, которые раньше встречались здесь, - сказала Разда, с интересом глядя на Эмхира.

Эмхир усмехнулся.

- Помнят. Эти существа есть и сейчас, но выше по течению.

- Значит, все те же тайны хранит Великая Река, - в голосе Разды слышался благоговейный трепет. – Знаешь, о Гарван, несколько дней назад я видела, как рыбаки выловили каменную голову. Красоты – невиданной. Я просила отдать ее в Этксе, но они решили продать ее купцам… Такой красоты Гафастан лишится теперь…

Эмхир внимательно посмотрел на Разду.

- А ведь это тоже дар Великой Реки, - Разда грустно вздохнула, глядя на воду.

- Сколько даров еще сокрыто, - произнес Эмхир. – Но они всегда находят достойных хозяев. Когда приходит время.

- Находят. Три Милостивые не зря проливали свои слезы. Мне нравится думать, что мы и сейчас можем прикоснуться к ним. Удивительно близки к нам Милостивые.

- Я видел недавно, как служители Вириде опускали на воду нарциссы.

- Я всегда хотела посмотреть, но это зрелище доступно лишь глазам тех, кому покровительствует сама Вириде, - Разда грустно улыбнулась Эмхиру.

Большая серебристо-серая бабочка опустилась на плечо Эмхира. Нойр того не заметил, а Разда протянула руку и смахнула бабочку.

Эмхир осторожно перехватил запястье Разды, и произнес:

- Три Милостивые: Мейшет, Вириде и Амра. И я не знаю, в чьи глаза я смотрю.

- В глаза той, которую хочешь видеть, - едва слышно ответила она, хотя точно знала, которая из Девяти теперь брала их под свое крыло.

Разда хотела что-то еще сказать, но над водой послышался взволнованный возглас.

Словно извиняясь, она подняла глаза на Эмхира и произнесла:

- Тави зовет, о Гарван.

Эмхир едва заметно склонил голову.

Разда шагнула к воде. Несколько моллюсков выпало из ее платка, но она не обратила на то внимания и заспешила прочь, увязая по щиколотку в иле.

Эмхир провожал ее взглядом, ловя каждое движение, каждое очертание. Он запомнил, что Разда говорила о каменной голове невиданной красоты, но не представлял, что в мире может быть прекраснее самой Разды. Он подобрал с песка, еще хранившего следы южанки, оброненного ей моллюска, повертел в руках, чувствуя борозды на темном панцире, и бросил его в воду.

***

- Как я ненавижу все это, - процедил Кадор, проходя в комнату.

- Разве у Гарванов есть чувства? – засмеялась женщина и коснулась рукой золотого торквеса.

- Да, Зэрмелис, есть, представь себе, - Гарван сдернул край тагельмуста и опустился на усеянный подушками ковер.



Tin-Ifsan

Отредактировано: 13.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться