Пыль поднимается в небо

Размер шрифта: - +

Глава 13

Когда Эмхир появился на пороге дома Разды, нойр понял, что лучше было прийти позднее. Соседская дочь, небезызвестная Нарри, которую после суда забыть было непросто, как и всю ее семью, увидела Гарвана и, следуя древнему обычаю, сохранившемуся у простолюдинов с айдутских времен, пала ниц перед ним. Эти дикие поклоны всегда приводили Гарванов в смятение, но из голов простых людей не вытравливались никак.

Такой же прием ожидал его и в самом доме: открывшая дверь Тебрину, да и все прочие домочадцы, завидев Гарвана, выражали рабскую покорность воле своего правителя. Эмхир окинул взглядом скромное жилище: ремесленники далеко не самого бедного квартала жили хуже, чем самые аскетичные из Гарванов. Молча покачав головой, Эмхир отыскал среди растянувшихся у его ног людей отца семейства и, обращаясь к нему, произнес:

- Поднимайтесь, поднимайтесь. Иначе вы не сможете назвать меня своим гостем.

Отец семейства поднял голову, посмотрел на Гарвана и встал с колен. За ним последовали и все остальные.

Рядом с Тави Эмхир увидел Разду. Она смущенно улыбнулась ему.

- О Гарван, мы рады, что именно к нам пришел ты. Славнейший из дней сегодня для нас... - говорил отец.

Эмхир передал отцу Разды большое медное блюдо, почти плоское, с узорами из треугольников и ломаных айдутских ветвей. Тот с поклоном принял подарок, коротко переглянувшись с женой.

Чуть погодя, Эмхир просил разрешения забрать Разду на некоторое время.

Тебрину хмурила брови, поглядывая то на сестру, то на родителей, то на Гарвана, словно была недовольна вниманием, которое все время оказывалось ее младшей сестре. Но никто не смотрел на саму Тебрину, даже Тави неотрывно глядела в основном на Гарвана.

- Мы все в твоей власти, о Гарван, - отец Разды развел руками.

Разда с благодарностью посмотрела на родителей и подошла к Гарвану. Вместе они вышли из дома. Оказавшись во дворе, Разда глубоко вздохнула, с улыбкой посмотрела на попадавших в пыль соседей, на Энсинне, в глазах которой успела разглядеть зависть и недоумение.

- Куда мы идем? - спросила Разда.

- Недалеко. К лавке ул-Лаельма. Я думаю, там есть человек, которого ты, быть может, давно ищешь.

Ее сердце радостно забилось.

"Неужели он нашел Хельма? Или?.. Да как же он мог о нем знать? Я не говорила... Разве что тогда, но то было давно... Может быть, он нашел Крину? Это больше похоже на правду. О ее пропаже он знает точно. Ее он даже видел тогда, у фонтана..."

На улицах был не очень людно, близился вечер. Скромные дома квартала ремесленников сменились более богатыми. Эмхир закрыл рукавом свой наруч, на котором были обозначены символы правящей Четверки. Ворон не хотел привлекать к себе внимание. Незамеченным он, конечно, не остался: Нарри точно видела, что он Ворон из Четверки, а, значит, обязательно расскажет об этом всем, кому сможет. Родственники Разды, как был уверен Эмхир, тоже не станут молчать. Случалось, что смертные Высокие Гарваны брали в жены незнатных, безродных гафастанских дев. Хотя это всегда становилось поводом для слухов и сплетен, для всякой семьи большой честью было породниться с Высоким Гарваном.

Четыре высоких раба на крепких плечах несли богато украшенный паланкин. Тонкие шелковые занавеси его скрывали знатную госпожу из усгибан или, быть может, из местных айдутов. Рядом с паланкином следовал всадник; судя по богато расшитой одежде и пестрой чалме, он тоже был из городской знати. Золото на нагруднике его коня сверкало, отражая лучи солнца, белый конь важно переставлял тонкие ноги. Разде с Эмхиром пришлось отойти с дороги, чтобы пропустить знатных горожан. Всадник свысока взглянул на Эмхира. Не видя знаков на наручах Гарвана, он не мог знать, кто перед ним, потому никакого почтения выказывать не собирался. Эмхир того и не ожидал, но, как и все прочие Высокие Гарваны считал, что не только простолюдины, но и знать должна с уважением относиться ко всякому Гарвану, будь он из атгибан или из чистокровных нойров.

Эмхир задумчиво покачал головой и взглянул на Разду. Южанка словно бы уцепилась взглядом за удаляющийся паланкин. Затаив дыхание, она смотрела, как он мерно покачивается в такт шагам рабов, несущих его, как едва заметно колышет ветер легкие оранжевые занавеси, расшитые красным цветочным узором, на языке Мольд означающим: «из всех прекраснейшая… склонись пред красотой ее…». Разда проследила глазами, как из-за полупрозрачной ткани показалась тонкая смуглая рука, унизанная перстнями; она протянула что-то ехавшему рядом с паланкином всаднику. Тот принял дар и успел коротко пожать руку госпожи. Золотые браслеты, украшавшие ее запястье, вспыхнули на солнце. Всадник проскакал дальше по улице и скоро пропал из виду.

Разда прерывисто вздохнула и обернулась к Эмхиру. Он ничего не сказал ей и показал: «пойдем».

В лавку ул-Лаельма заходить не пришлось. Эмхир еще издалека разглядел Эльма, с грустным видом сидящего на пороге. Когда перекупщик заметил Гарвана и идущую рядом с ним южанку, он вскочил и, не зная, что делать, так и остался стоять в нерешительности.

- Приветствую, о Гарван, - сказал он и поклонился.

Эмхир остановился перед ним. Разда странно скользнула взглядом по полосатому халату перекупщика ул-Лаельма. Заглянула Эльму в лицо.

- Ты знаешь этого человека? – спросил Эмхир негромко.



Tin-Ifsan

#29292 в Фэнтези
#12854 в Любовное фэнтези

В тексте есть: магия, гарем, пустыня

Отредактировано: 13.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться