Пьющие жизнь

Размер шрифта: - +

Глава 7 и П.С.

Теплый шершавый язык прошелся по его лицу и шее.

– ...й ошейник не снимается, – послышался голос брата. – Я сейчас!

Боль была тупой, тягучей, неприятной. Шершавый язык прошелся по ране на руке — защипало, и Дар открыл глаза: антропоморфная кошка прошлась языком по следующей ране, и парень покраснел.

– А точно поможет? – обеспокоенно поинтересовалась сидящая рядом Анфея. – Может, мне огнем чуть прижечь. У нас так в старые времена лечили.

В ответ Стелла чуть зашипела.

– Поможет, – тут же ласково обратился она к подруге и лизнула ее в нос.

– Стелла, – с трудом прохрипел юноша.

– А ты вообще молчи и не возражай. Так быстрее заживет, – Кошка щелкнула зубами, расстегнула его порванную рубашку и бережно начала обрабатывать раны на груди и животе.

Дар с трудом не застонал. Теплый, приятный, влажный и шершавый язык обрабатывал раны одну за одной. И от ее прикосновений сотни мурашек пробегали по коже, и это было слишком неправильно приятно. Заметив, как изменился взгляд Дариона, Анфея чуть улыбнулась и отошла к выходу из ветхой хибары, в которой они сейчас находились.

– Стелла, – вновь простонал Дар.

Она оторвалась от обработки ран и с укором посмотрела на юношу, в уголках кошачьих глаз блестели слезы.

– Не надо, – он ласково вытер их чуть дрожащей рукой, – я в порядке, правда.

– Странные гоблины сказали, что продали тебя, – голос Кошки тоже дрожал. – Как можно продать живое существо? И эти мерзкие гоблины сказали, где найти тебя. И чем ближе мы подходили к тому страшному месту, тем сильнее я чувствовала твой запах. И этот запах кричал, что тебе больно, что тебе плохо. А потом я увидела, как ты падаешь! Ты был весь в ранах! Я испугалась… – Кошка всхлипнула и лизнула его в щеку. – И не говори, что ты в порядке, – чуть рассержено добавила она, – и не мешай лечению!

Дар благодарно улыбнулся. А теплый шершавый язык продолжил затягивать его раны. И не только на теле. Сердце тоже перестало болеть. Впервые за долгое время. Кошка лечила его, а он ей любовался.

Стелла меньше всего подходила на роль принцессы Монархии, да и разве это важно. Самцы из ее расы - были высокими, мускулистыми антропоморфными котами, рысями, тиграми. И лишь единицы из них могли на время становиться юношами. Жрецы - обратная противоположность женскому роду. Дар все это знал. 

Вот только он любовался этой Кошкой, и сердце не болело. Наверно, потом будет болеть, наверно, очень сильно: оттого, что не сможет быть с ней. И в тьму его самого. Лишь бы Стелла не плакала больше из-за него.

Стелла закончила обрабатывать раны и легла рядом, положила голову на грудь, тихо замурчала, а Дар начал ласково перебирать пальцами по ее шерсти. Пусть ему потом будет больно, но сейчас она рядом и лечит своим теплом.

***

Усталость, измождение вновь дали о себе знать, и он уснул. Когда проснулся, Стелла уже стояла у входа и что-то обсуждала с Анфеей. Рядом сидел старший брат и промывал его раны теплой, даже горячей водой: нашел где-то тряпки и глубокую миску, а Анфея вскипятила воду своим огнем.

– Потерпи, – ласково проговорил Антарес. – Юкки сказал, они уже освобождают Ала. Потерпи еще чуть-чуть. Скоро мы будем дома.

***

«Не могу поверить, что она это делает», – с тоской думал Юкки, стоя по пояс обнаженным в цепях.

Тот торговец, как и обещал провел их к богатейшему дому. На фоне остальных небольших хижин этот крепкий каменный дом в три этажа, раскрашенный в красный, оранжевый и желтый цвета, и правда смотрелся более богато.

У дома уже ждали вызванные телепатией Тэки и Сау.

– О, сестра моя, – Саури радостно распахнула объятия и шагнула навстречу Марте, – как я рада, что ты нашла, кому продать этого раба, – улыбка девушки к недовольству Юкиро была слишком искренней. – Надеюсь, мы получим за него звонких монет. Спасибо и тебе, добрый муж, – обратилась она к торговцу и протянула тому мешочек, до краев наполненный драгоценными камнями: обманывать торговца они не собиралась, а создавать то, чем можно расплатиться в почти всех мирах, Саури научилась с самого раннего детства. – Надеюсь, этого достаточно? А торги мы проведем сами, – слишком вежливо и прямо намекнула Сау. Меньше всего хотелось, чтобы кто-то посторонний был рядом.

Торговец внимательно рассмотрел камни и удовлетворенно кивнул.

– Разденьте раба до пояса, Квирре понравится, – посоветовал он. – Я проведу вас в богатейший дом и уйду. Путь сделка ваша будет удачной, прекрасные девы.

И обещание свое торговец сдержал: он переговорил со стражами Квирры, что стояли у красной массивной высокой двери. Один из стражей ушел внутрь и, вскоре вернувшись, жестом пригласил их войти.

Просторная комната, казалось, выкрашенная во все оттенки красного, пустовала. По стенам и потолку вились зеленые лианы. Небольшой «постамент», расположенный у стены прямо противоположной входу, был обложен мягкими белыми подушками. Из этой комнаты в остальные вели несколько дверей.

– Подготовьте там раба, – показал страж на небольшую комнатку слева. – Квирра сейчас выйдет и будет ждать вас здесь.

Сау и Марта синхронно кивнули. В комнатке Тритон честно пытался возразить, что не будет перевоплощаться в Юкки и раздеваться тоже не будет, и цепи на себя не даст надеть. Но железный аргумент в виде: «Ты мне еще за свое превращение в девушку должен», - подействовал. И понурого Юкиро вывели на продажу обратно в красную комнату.

Квирра оказалась красивой молодой женщиной. Как и у большинства обитателей этого мира ее тело украшал узор татуировок. Длинные серебряные волосы были собраны в аккуратный высокий хвост. «Скорей всего из-за серебряных волос тот торговец принял Марту за мою хозяйку, – подумал любивший все анализировать Юкки. – Ужасно звучит», – добавил он, дернув плечами. Судя по взгляду Квирры — той очень понравилось, как при этом чуть напряглись его мышцы.



Анна Елагина

Отредактировано: 21.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться