Questo romanzo или берег Феллини, роман странствий

Пляжно-парковый геронтологический экскурс

6.
Морская цапля села на гладь морскую. Утренний отлив нисколько её не озадачил... Меня скорее бы самого озадачил птеродактиль или ихтиорнис в здешних местах...

- Ты уверен, что цапля морская птица, а не речная...

- В Римини много речной и канальной глади, вот цапля и выбирает. А на побережье во время морского отлива ого-го сколько моллюсков и мидий. Их здесь кто только не таскает: от помощников поварских до городских сумасшедших. Чем же речная цапля их хуже?

Сейчас она подошла вплотную к жене, видно приняв её красный купальник за диковинную кувшинку, и стала смотреть на неё глазами младшей сестры.

Старик масон и местный телекомментатор по вопросам религий словно истаял в жарком полуденном воздухе. Доведётся ли встретиться впредь?

Я люблю, страстно обожаю масонов - этих удивительных личинок прошлого, которые все программируют и программируют наше будущее и настоящее по одним им ведомым законам Времени со всяческими допущениями и поправками, которые мы куда как привычнее называем предвиденными или непредвиденными обстоятельствами и иногда даже помехами.

А не сами ли мы создаем себе эти помехи? Цапля и та мгновенно учиться смотреть в глаза моей женщины глазами её сестры, кот квартирный смотрит на меня моими собственными взглядами, а мы смотрим на Время глазами овечки Долли или неведомого ихтиорниса, который где-то на горизонте срывается с неба в мелкое море за треской и тоской об ушедшем палеозое...

Приходишь в себя, когда он уже растворяется во многомерном пространстве, как и старый масон Марк Марио, и только прибрежная цапля что-то успевает подкрякнуть запредельному старцу, типа: "Ты это, мол, если что - заходи!", тут же отправляется следом за ним в некий распыленный по пляжному побережью растр Запредела.

Вовсе и не было речной цапля на морском побережье. Но по сути эта цапля была. Просто резво подбежавший курчавый мальчик широко не по-детски расставил в стороны свои цепкие не по годам руки, но ни цапле, ни жене подобное внешнее вмешательство не понравилось. И вот произошел внезапный информационный расстык.

Жена отвернула от морского мелководья в сторону бара за белоснежным лимонным льдом, в пляжной Италии мороженное на побережье не продают. А лед и в стоимости невесом, и в послевкусии важен - он сохраняет внутренню свежесть во рту и даже в желудосном тракте, позволяя адекватнее относится к окрестному миру: чертовое колесо, католический храм, пляж...

Воистину это тот самый легендарный берег Фелинни с детским парком Фелинни, с клоунами и стариками Феллини, с гармошечником в настоящем итальянском канотье приземистым итальянским немцем Фредом с дурацким красным носом и бело-синем полосамом пиджачишке белиссимо на коротком тельце карлика-переростка...

Что до цапли, то я же уже сказал, что внезапно хлопнув прежде неприметными крыльями, она вырвалась ввысь, где тут же испарилась за явно местечковым стариком Хотабычем... Но был ли то масон или просто старик Хотабыч, знавший все про прежних джинов и многих библейских праведников - трудно сказать, как иной раз и постичь, что Авраам родил Иаков, а Иаков всякого...

Мечта-холера для любого хавьера... На том и промолчим.

7.
В чужой стране куратор-гид должен непременно оказаться другом. О, если бы.... TEZ-TUR по гамбургскому счету бессовестно попутал рамсы, едва ли не по-пропутински... В аэропорту милейших жиночек из украинского Каменец-Подольского встречает тур-куратор Татьяна из подмосковного Подольска. По мне это ужасно чисто по моральным соображениям.

Между Подольским и Каменец-Подольским - война: злая, полноценная, разрушительная. Тем более, что у тур оператора где-то на вторых ролях припрятан прекрасный куратор-гид всезнайка Сашко, родом из Западной Украины. Обятельнейший восточный украинец. Но ему всучена только внутреитальянская подтанцовка, и отправка украинцев по завершению тура восвояси.

Оттого разговора с Татьяной нет и быть никакого не может. Она морзирует первые и достаточно глубокие сведения об этом прекрасном уголке Италии, как раз напротив Долмации, известной более как Хорватия. Рысаки-долматинцы, воины-наездники времен Искандера взирают издали, но их присутствие явно в святцах Римини, а наше отношение к подольской Татьяне - нет.

Она сухо говорит, она прекрасно понимает, что мы ее внутренне отвергаем, но администрация TEZ-TURа по каким-то своим внутренним соображениям безмолвствует. А зря. После трехчасового перелета мишка Гамми Сашко был бы для туристов из Украины прекрасной вишенкой на торте..

Давно хотел об этом сказать. Это как киевский новогодний букет Сангрии сравнивать тем же винно-фруктовым букетов в Римини... Вид тот же, а на вкус - день и ночь! Русских в Римини много, но они странно белесы, тупо молоды и примитивно пьяны. Агрессии нет, просто тени на солнечном побережье. Просто бесформенная вата госадминистрации и рф-лошков, привеженных к режиму путина приближенно. В разговоры не вступают, отпрыгивают, и при этом Сашко наш в кустах... Такая себе Татьяна-матьяна...

Жиночек из украинского Каменец-Подольско в Римини и Болонье более чем. За пятнадцать лет они позарабатывали дочкам на квартиры в Чернигове: две дочки - две квартиры, две дочки - две машины, но так и не обеспечили себя жильём в Украине. У многих хатки от сельских предков, крохотные, по всем меркам микрокосмические. За это всё ими убито пятнадцать лет жизни...

И у меня по той же причине - десять. Я смотрел в кучмовской Украине мать за 5 грн. 51 коп. Вы только ВДУМАЙТЕСЬ, опекая чужих 90-летних старух и старцев здесь в Италии я смело бы мог заработать одну киевскую квартиру и одну тачку на прокачку. Если по мне - всё это бесстыдно и беспечно по отношению к ограбленной Родине - Украине!

В местном детском парке Фелинни они возят на колясочках итальянских девяностолетних синьор Дольче Вита, не забыть бы о переводе не итальянском, а в общечеловеческом смысле - титулованных синьор Сладкая Жизнь...

Моя мать за десять лет киевского заточения так ни разу не выбралась из квартиры, вместо тачки на прокачку ей от щедрот киевского еврейского благотворительного фонда  Хесед Авот (Допомога) выдали сральный тазик на хрупких колесиках. Мы и за него молились! В собесе за таким сральным инструментарием в Украине Кучмы очередь была  на годы...

Старушек ведет местный провид со внешней этикеткой Народного руха. Сегодня всем им Надю жалко, себя -рабынь жалко, детки хоть поживут. С такими детками в разведку бы я не пошел! Сволочи они, однозначно!

Выдохнуть бы подобную встречу. За несколько дней их будет несколько... И только одна женщинка чуть не взвоет:

- "Отработаю здешнюю трехмесячную каторгу и домой, в Прилуки. Там и продукты, и дом, и что-нибудь да в нем, Господи!" - И заплачет.

Прочие - зомби. Тихие по-рабски покорные судьбе зомби. Они сами сознательно сделали свой рабский выбор и дальше его они уже не пойдут...

Грузная синьора Дольче вита на колесном сидалищем обрушенным в бездвижимость тихим девяносто пятилетним поленом сидит рядом.

- У нее высохло пол-мозга, а может две трети, - решает припудренная итальянской возрастной косметикой пани из Луцка. По всему видно, что она набожная и живет в своей некой покутской реальности. Её Покутье - некое дремучее гало из всяческих про и контра украинских лоскутков прошлого. Она торжественно вещает. - Месяц мою пенсию получает старшая дочь, месяц младшая. Да и сколько той пенсии - 2300? Это ж гроши. Карточку берут из рук в руки... Как в том еврейском, прости Господи телефоне. Мы ж украинцы. У нас нет тумбочки. Мы на доверии. А вот толком работы в Чернигове не имеет ни одна, ни вторая..

- Итак все пятнадцать лет?

- Отож... Мне ж скоро семьдесят и в Украину я не стремлюсь... Особенно после евромайдана - война, бескормица бег по кругу, каждый клюет по редкому зернышку. Страшно. А тут сел в автобус, заплатил 189 евро, и вот она другая сытая жизнь. Правда, со стариковской вонью и плачем. Их же свои в больницах крепко бьют и называют бабушками Муссолини. А у меня моя как цветочек. Правда, от сахарного диабета два месяца тому назад ей отрезали ноги. Вот и сидит удивленная. А еще больше ее кавалер. Ему восемьдесят семь и он имел на нее виды. Вон в той колясочке. А теперь словно только подглядывает. И не произносит ни слова! Вот такой синьор Пасталини...

- А у самой Розитты, хоть еще и кругла лицом, но у нее высохли руки. А её еще несколько лет назад пышная грудь прямо на глазах разложилась на дряблые гармоники. И давно уже почил в бозе ее тутто Карлини, но она ещё исправно за обедом пьёт граппу и вздыхает запахи моря. В них йод. А в Украине после Чернобыля сплошной йододефицит. Вон и вам, гляжу, уже прооперировали щитовидку.

- Было дело, - сетую я. И тут же продолжаю навстречно: - А у вас действительно в Римини зимою падает снег?

- Да, и еще какой! Как-то на пляжах он лежал целые пятнадцать минут на всем многокилометровом протяжении пляжей! Мы тогда еще выписали у дочерей в Украине пуховики и теплую обувь. За пятнадцать лет все это потребовалось только четыре раза...Уно, дуе, тре, квадро... Словно вальс - такой тихий меланхолический вальс. Я записала его на флешку, и теперь после обеда Розитта под него плачет. Но это, поверьте мне, лучше, чем если бы она просто орала. А по ночам я закрываюсь от нее в каптерке. На ней памперсы, как лежачие полицейские, у меня - сон. Но даже во сне Украина мне больше не сниться... Страшно там, неприкаянно, нехорошо... А еще беда - у итальянцев нет такого действенного слабительного как обыкновенный украинский сенадексин. А, это вы мне про него и сказали. А откуда вы знаете?

- Десять лет у меня на руках умирала после обширного правостороннего постчернобыльского инсульта мать...

- Ну, тогда вам всё это знакома. И даже без выездов заграницу.

- Увы и ах...

- От украинского сенадексина до итальянского дуче Муссолини, как оказалось, рукой подать...



Веле Штылвелд

Отредактировано: 19.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться