Questo romanzo или берег Феллини, роман странствий

Лягушонок,пляжная медитация

10.
Наяды – греческие нимфы природы, обитающие в пресноводных водоемах (но не озерах). Никто в точности не может сказать, откуда произошли эти прекрасные хранительницы ручьев и рек.

В одних мифах говорится, что наяды были дочерьми Зевса, иные легенды утверждали, что родителями прелестных нимф были Океан, бог древней реки, опоясывающей весь мир, и Тефия или Тефида, одна из титанид, дочерей Геи и Урана.

Вторая история возникновения наяд гласит, что у Тефии и Океана родилось более 3000 дочерей, нимф водных источников, не только пресных, но и соленых. Сестры наяд – океаниды, нимфы океана, нереиды, морские духи, и лимнады, хранительницы озер и болот. По внешнему виду наяды похожи на невероятной красоты девушек. Волосы, подобно волнам, струятся по их плечам. Древние греки изображали их похожими на русалок, но, в отличии от этих созданий, у наяд не было хвостов.

Люди, живущие на берегах водоема, оберегаемого наядой, верили, что поклонение прекрасным духам-хранительницам увеличит их урожай и сделает землю плодородной. Наяды – хранительницы ручьев и рек, и жизнь их неразрывно связана с водным источником, в котором они живут.

У водных нимф долгий век, и все же они не бессмертны. Тело их состоит из воды, и если ручей, в котором живет наяда, пересохнет, то и дух источника неминуемо погибнет. Наяды, отличные целительницы и прорицательницы. Река или ручей, в котором живет прелестная нимфа, обретает магические свойства. Используя воду из реки можно залечить даже серьезные раны, а заглянув в воды, можно увидеть будущее.

И все-таки речные духи не столь безвредны, как кажется по началу. Наяды падки на людскую красоту, и могут похитить полюбившегося им человека. В сказании об аргонавтах наяды напали на одного из соратников Ясона, красивого юношу Гиласа. Найти его так и не смогли. Никто не знал всех наяд поименно. Лишь те, кто жили неподалеку от источников, знали имя своей нимфы и поклонялись ей. Истории о некоторых из них дошли до наших дней.

Существует легенда о наяде Алопе, которая стала речной нимфой не по рождению, по воле бога морей Посейдона. Отец Алопы Керкион, узнав, что его дочь родила сына от Посейдона, велел убить ее. Возлюбленный девушки, не сумев пережить с ней расставания, превратил ее в источник, и сделав тем самым одной из наяд.

Еще одна наяда, обретшая всемирную известность, дочь речного божества Энона. По преданиям, именно она стала первой женой Париса, но не смогла сравниться в красоте с Еленой, за которой ее муж направился в Трою. Раненый во время Троянской войны, Парис вернулся к Эноне, прося об исцелении, но та отказала ему, лелея прошлые обиды. Когда наяда одумалась и попыталась спасти мужа, было уже поздно, и Парис погиб. Вне себя от горя, она убила себя.

По одной из легенд, красотой пошел в свою мать, прекрасную наяду Лириопу, Нарцисс. Но его отцу, речному богу Кефиссу, и матери предсказали, что сын их сможет прожить долгую жизнь лишь в том случае, если никогда не увидит себя. Окончание этой легенды известно многим, юноша умер от любви к самому себе, и именем его назвали цветок, который вырос на месте его гибели.

Существует очень древний миф, который мало кому известен, о наяде Тритониде, хранительнице одноименного озера в Африке. От ее союза с богом морей Посейдоном, появилась на свет всем известная богиня Афина. Версия о том, что ее отцом был Зевс, является более поздней. Также дошли до нас сказания о наяде Батии, нимфе Кокитиде, Пирене и других прекрасных духах пресных вод.

Со временем наяды переселились в Европу. Они были замечены местными жителями в реке Рейн, позднее их прозвали никсами. Одной из наяд полюбилась Франция, где ей дали имя Мелюзина, а некоторые предпочли поселиться в кельтских священных источниках.Кстати, от наяды произошло  вроде бы и имя Неяда, обозначающее буквально следующее:

Имя Неяда указывает на предрасположеность к жизни подвижника. Человек способен на жертву даже не ради какой-то высокой цели, а просто потому, что «может себе это позволить». Отдать любимую игрушку. Оказаться от личного счастья ради счастья другого человека. Как следствие – настоятельная необходимость в присутствии «объекта приложения». Должен быть кто-то, к чьим ногам можно «бросить весь мир». А иначе жизнь не будет иметь смысла.

Об одной из никс времен Чернобыля я прежде писал, и хотя рассказ был помещен в сети, самому мне так и не было до конца ясно, отчего наяды и никсы так тревожат поэтов. Интернет зна об этом немало, но чтоит заметить, что ль от некой отправной точки времени даже не богов, а простых олимпийских божеств внезапно явленных в неком отсчетном стартовм изначалье.

*     *     *

Но все могло и похоже было иначе...     

На рассвете дозорные видели звездопад. После того, как сошестые со звезд синие шестиногие ластообразные сущности силой и хитростью поотбирали у последних земных хулумов - племнных вождей и жрецов все до последнего осколки древнейшего энергокристала, подменив его энергопроводящими земными алмазами, чья сила и мощность была на несколько сот порядков слабее оплавленных в золото дивных синих осколков единственного кристалла, прилетевшего из глубокого космоса и рассеявшегося по всей древней Гондване, у вождей земных прайдов подупало влияния и вместо сташной лучевой силы в ход были пущены обыкновенные до времени опорные палки.

Ведь изначально функцию опоры выполняла палка, и только затем — посох. К  тому же нужда в опоре при старении человеческих тел существовала всегда. К шестидесятилетнему возрасту современный человек начинает буквально таять, теряяя не только мышечную, но и плотность консистенции костной массы. Вот почему даже совсем недавно возникла Скандинавская ходьба (от англ. Nordic Walking), а в оригинале фин. Sauvakävely — ходьба с палками — вид физической активности, в котором используются определенная методика занятия и техника ходьбы при помощи специально разработанных палок.

В конце 1990-х стала популярна во всём мире. Также практикуется название финская ходьба. Ей-то и заняты, кстати, старики и старушки Феллини на побережье ласковой Адриатики.Первенство описания ходьбы с палками как отдельного вида спорта оспаривается Маури Рэпо (статья «Hiihdon lajiosa» в 1979 г). и Марко Кантанева (статья «Sauvakävely» в 1997 г.). Принцип ходьбы с палками основывается на летних упражнениях лыжников, и содержит первые описания движений; как их выполнять, анатомические и физиологические причины заниматься этим видом, и какие палки для этого нужны.

В 1997 году фирма Exel Oyj изготовила и выпустила на рынок первые палки для ходьбы. Термин «Nordic Walking» создан и стал известен благодаря маркетингу Exel Oyj в 1999 г.

В конце 1997 года газета организовала первые курсы ходьбы с палками в разных частях Финляндии. В проект вложено 50 000 марок, все места заняты. К концу 1998 г. обучено около 2000 преподавателей-наставников, начинается бум, перехлестнувшийся в другие страны.

Согласно исследованию 2004 года, сделанному Suomen Gallup и спортивным обществом Suomen Latu в Финляндии было 760 000 занимающихся ходьбой с палками.

Ходьба с палками переросла в самостоятельный вид спорта в конце 1990-х, позднее практика такой ходьбы проникла в Германию и Австрию под названием «северная ходьба» — Nordic walking. В 2000 году только эти три страны входили в Международную Ассоциацию Скандинавской ходьбы (INWA) со штаб-квартирой в финском городе Вантаа. Сейчас в эту организацию входят более 20 стран, а инструкторы проводят тренировки в ещё 40 странах.

В 1988 году в США издание Exerstrider представило палки для ходьбы и описало технику ходьбы. У этого вида мало общего с современной ходьбой с палками: палки очень тяжёлые и напоминают треккинговые палки с простым ремнём для руки (позже и без ремня). Пришедшие из разных видов спорта (лыжи и альпинизм), виды принципиально отличаются техникой, но из-за неправильного перевода, или отсутствия такового часто путают между собой.

Удивительно, что за эти годы северная ходьба на опорных парках добралась уже и до Италии, наблюдая которую на берегу Феллини мы - украинцы невольно оставались постсоветскими варварами.Но во времена облапошенных по сути вождей древней Гондваны опорные палки были подняты гОре и практически превратились в реальное доказательство внезапно  пошатнувшейся власти.

Хулумы просто променяли осколки неземного энергокристалла на блеск камений, которые выбрасывались на поверхность земли из ныне хорошо известных геологам кемберлитовых трубок. Сегодня на них живет и крепко здравстует как континент Австралия, так и остров Мадагаскар, так и Южно-Африканская Республика.  Ведь это они и были прежде единой древней Гондваной, которая к новообразованной Евразии имела весьма приблизительное отношение.

Всплесков могучей энергии в последующие времена на планете не наблюдалось. Постепенно отошли на Небо последние из тех, кто прикасался к жутким жезлам хулимов, начиненных осколком или даже осколками жуткого нездешнего мира. Прокаженных хулумидов в гондвановских прайдах становилось всё меньше и меньше. И даже память о невероятной мощи этого символа власти и боли, причиняемой им со временем становилась всё глуше и тише, пока почти не исчезла.

Но чтобы эта память исчезла совсем - вовсе нет. В жизни людей по природе людей это так не бывает, поскольку все произошедшее прежде  через глубины подсознания зашивается в необъятный геном памяти человечества.Но и с самого начала эта память о мощи иболи неземного пришельца из века в век, от поколения к поколению, да что там - тысячелетиями передавалась из уст в уста.

Иссине-синий цвет этого  разпавшегося на осколки пришельца помнил на земле всякий. Помнилось даже то, как при наведении жезла на цель предполагаемого наказания и практически уничтожения этот иссине-синий пришелец наливался оранжево-фиолетово-ярко-красным отливом и жег прежде легким словнонежным касанием, которое наростало и превращалось в волну, испепелявшую на смерть всё способное сопротивляться и анигилирующую любое возможное препятствие.

Правда, давно это было. А тут вдруг на землю упал словно и не камень, а лягушенок нежно бирюзового цвета.  От него исходил мягкий всепоглощающий свет, к тому же столь яркий, что и этот пришелец сразу обнаружил себя. Многие люди, из подошедших к нему, принимались без боязни прикасаться к нему и даже гдадить его, словно вовлекая в игру.

Но были и такие, кто пытались просто оторвать его от земли. Но не тут-то было. И хотя звездный лягушонок был относительно мал и по форме больше напоминал продолговато-пучеглазую каплю, тем не менее всякого, кто пытался применять к нему силу или даже самые малые волевые усилия, он тут же отодвигал, отбрасывал и даже отшвыривал на достаточно немалое порою пространство.

О, люди... Это их озлобило и они набросились на пришельца всем миром, за что тут же и пострадали - кто был унесен, теперь бы сказали, к черту на кулички, кто был зашвырнут за гору, а кто оказался и вовсе на не изведанных доселе древним человечеством островах

И тогда между людьми и небесным "лягушонком" внезапно встали жрецы:

- Хватит, люди, вести себя недостойно! Так быть не должно.  Вспомните, как иисине-синий камень выбирал под себя среди наших корневых предков хулумов. Так должно случится и на сей раз! 

Становитесь-ка вы в шеренгу строго по одному и подходите к небесному камню учтиво.Только первыми пусть подходят самые степеннейшие старейшины, а вслед за ними - все прочие. Так мы соблюдем и небесные и земные  Законы.

А то горько смотреть, как вслед за безусыми юнцами отлетают знать бы только куда даже мудрецы и поэты. Видно, камень сам желает определить того, для кого он навсегда станет другом и амулетом, а всех прочих только отметит молчанием - без позора и смуты. 

Со жрецами согласились и потекла к камню река пылких человеческих судеб, в которой каждая отдельная судьба алчила только для себя единственной небесного "лягушонка".И небесный камень снова стал отодвигать и отбрасывать неугодных, не признавая над собой власти мелких и алчных существ, которыми в то время был едва ли не каждый.

А люди всё шли и шли... А камень все отшвыривал и отправлял всех в ту даль далече, где им и не пахло...

Но вот подошла девочка, пятилетний ребенок и едва-едва прикоснулась к со всех сторон обтекаемому гостю из космоса. И камень подался. Он неспешно возвысился над землей, немного проплыл в пространстве и осторожно лег девочке на плечо.С тех пор та давняя девочка стала неприкасаемой.

Она сама стала выбирать друзей и приятелей, и сама же назначать себе особых неожиданных собеседников - мудрецов и философов, с которыми она подолгу вела странные продолжительные беседы.

Среди древних она получили, как и камень, что навсегда цепко водрузился на её правом плече такое же незатейливой прозвище - Лягушонок. Прикасаясь = целила, косые взгляды и злые наветы убирала и от себя, и от слабых, приходивших к ней за защитой.

Словно всё зло накопленное людьми перебирала легко на себя и безболезненно возвращала его в землю.  С людей снимала, но не верьте в ее всесилие - зла развеивать она не могла. Просто перемещала от очищенных после стольких своих усилий людей всех плохих, злых и зависливых нелюдей, единой силой воли своей ссылая жить их на  штормовые дальние острова. Там они окончательно дичали и превращались в забвенных.

Со временем даже эти сущности в силы внешних причин начинали по крупицам  заново накапливать и по крупицам обретать в себе человеческое, но до конца своих дней, живя на островах, так и оставались для всех иных непрощенными.

А на планету все падали и падали все новые и новые камни из ближнего и даже дальнего космоса, способный порой даже перемещаться по планете и мыслить, но ни один из них так и не заговорил  с древними земными людьми.

А девочка Лягушенок выросла и стала сама выбирать себе  молодых красивых парней для извечного процесса зачатия новой человеческой жизни. В ту пору ни она сама, не избранные ею молодые парни даже искорки любви толком не ведали, поскольку сердца многих были пронизаны мелкими каменными осколками, а диво-камень, прижившийся на плече Лягушонка даровал ей многолетие и непрерываемую ни на миг молодость.

Поэтому раз в году она непременно рожала - всё больше дочерей... рептилоидов. Потому что небесный камень что-то изменил в ее генах.  Там где все чаще и чаще от  внутренней планетарной боли вновь и вновь горела земля, дочери-рептилоиды уходили под землю, продолжая там жить неведомой наружным планетарным жителям жизнью.И все бы ничего, но со временем из недр земли стали появляться прекрасные девушки, невесть каким образом выбравшиеся из-под земли...

Говорили, что это дальние потомки женщины Лягушонка, которая к тому времени словно исчезла. Кто-то говорил, что ее забрали на звезды, кто-то предполагал что от материнской неуемной тоски она самостоятельно сделала свой выбор и ушла к дочерям.

И только красавицы время от времени выходившие из-под земли селились в дельтах рек и больше никогда не пересекались с людьми, избрав для себя полное  одиночества. Лишь изредка по ночам они пели. И тогда раскрывались даже самые густые облака и на земли смотрели далекие дивные звезды...

Там среди звезд была их далекая неведомая родина, а водный окаём земных рек просто собирал и осветлял крупицы их памяти, в которой  жила не только их земная прародительница Лягушонок, но и некто ещё неведомый, названный новые классические времена в пору своей духовной молодости элладийцами Посейдоном...

Самих же этих девушек жители Эллады и нарекли в прошлом Наядами.Круг замкнулся... прервав еще одну древнюю повесть. Я вышел из медитации... Вокруг меня разливалась поднебесная благость солнечной Адриатики, в центре которой был берег Феллини.



Веле Штылвелд

Отредактировано: 19.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться