Questo romanzo или берег Феллини, роман странствий

КОДЫ ФЕЛЛИНИ

48.

Старый Свет пал. Но не на колоени, а ниц уже просто от тяжести держать на руках еще одно свое неразумное чадо. На сей раз Украину. Свое неокрепшее живорожденное на крови и боли чадо.

Меня не разочаровала италия. Меня она даже не ошеломила. Она сразу оказалась близкой и ожидаемой. Мы улетали 23 июня 2018 года, а 24 открывал двери прибрежный шатровый цирк имени великого мэтра Феллини. И уж поверьте, в первый же день своего открытия в нем был полный аншлаг. Но уже только без нас.

Наверное, так устроено Время, что кому то в нем течь, а кому- пребывать в вечных предтечах. Иоан Креститель в преддверии вселенского христианства на  далекой  маленькой речушке Иордане крестил самого Иисуса Христа. Впрочем, тем и памятен человечеству. Видно именно Иоан духовно свойственнен мне.

Ведь точно, даже моя еврейская бабушка Хана захотела для меня имени Ваня... Даже для еврейской бабушке это было более чем смело. Хотя... Один из моих внуков таки получил русское имя Глеб. как я при этом внутренне негодовал. Это извечное расхоже голодное: "Хлебушка, дай хлубушка!" - воротит в душе меня и поныне... Гордыня...  Вечная гордыня - жить сыто и достойно под небом. От нее не уйти.

Зато второму внуку в Эреце уже, не в Киеве повезло более. Его назвали по-агнельски - Габриэлем, но по-семейному упростили до жаргонного Габи... Хотя это как раз тот случай, что этого паренька в будущем в будут в кармане и меткое слово и крылья небесные. А Uлеб, если не истолчется в житейский сухарь, вполне сможет стать исследователем, но чего-то очень земного, даже на грамм не возвышенного. Но и такие люди нужны.

Мы летим 23-го, а 24-го открывает свой новый сезон цирк Феллини, в котором будут и свои коверные клоуны и всякие свои подковерные выкинь-штукин с невероятными репризами и казенными неопрятностями.. А как же без них, когда никто еще не набросил удечки на мир, и нет-нет да и выдаст мир тех еще коныков, которые и неприятностями толком не назовешь, но надрывать души они еще ой как будут.

А впрочем, как можно прожить без хотя бы маленьких недорозумений по типу того, что отметил Александр Грибоедов в своей нетленной комедии "Горе от ума""шёл он в комноту, попал в другую".... Ведь именно так мы с женой и оказались в солнечной Италии, которой накануне в нашем скромном расписании даже не предполагалось... Но на все воля вселенского Проведения. Видно, что-то не сходилось под звездами, и срочно потребовалась в Римини наша маленькая творческая команда из Киева, состоящая из мужа и жены - писателя Веле Штылвелда и художницы-графика с тончайшей непрерывной линией света Ирины Диденко.

А возможно нас позвал к себе  Город Феллини для своей акцентуации в мире новых людей, тогда как старые люди неспешно перешли во времена либо солнечного Феллини, либо срачного Муссолини. Сам Город Феллини никогда не потребует у грядущего человечества никаких древнеегипетских стелл и ни единого из песчаных камней древнейших на земле пирамид.

 Этому городу и без них свойственны древнеримские мосты и столь же древние мостовые.
 памятные арки и уличные анфилады прошедших веков. Это Город вечно дерзкого и  ли ранимого всегдашнего большого человеческого счастья, к которому грех прислонятся, поскольку надо уметь только чуточку прикоснуться. Во-о-от так! Правильно! И не сербать воздух носом - то ли от внезапной жадности, то ли от переполнения чувств. А только чуть вдохнуть! На чуть вздох и чуть выдох! И всё! Счастье уже заполняет вас бескорысно, и, поверьте мне, навсегда!

Отныне и присно вы будете осязать это счастье и обращаться к нему в себе как к священному источнику Радости. Вы меня слышите? Вы меня понимаете? Вы меня желаете понимать? Если нет, то и черт с вами! Да и то не всамделешний - карнавальный!!!

понимал же что-то же Дон Кихот  в своей Дульсинеи? Древний старик в юной простушке. И кто есть кто в этой идилии, если савм я по духу еще далеко не древний старик. Просто идиотский растерзанный Киев вымял и бесконечно вымотал меня, а так я еще ого-го!

Вот потому и украшают порой мир Римини простые украинские патронажки,  строго стерегущие девяносто пятилетних часто обрезных в нижних конечностях сфинксов времени Бенитто Муссолии,  малоговорящих старушек с ампутацией чувств. Это о них нет-нет да и орут в приемных итальянских больничек их уставшие от сфинксов потомки... Да что, мол,  вы знаете о нашихродственных к ним мучениях, да у них осталось всего треть мозга и к симу сахарный диабет, а они все жрут и хрумаю, жрут и хрумают сплошь пироженные,  а когда им тех не дают  - замолкают и надолго уходят в себя... Кто на день, кто на два. А вместо разговоров только открытый рот на обед!

Нет, пусть уж будут украинки! Только они нашли подход к нашим прашкам, оттого они уже не только жуют, но и блаженно улыбаются, правда, глубоко про себя, потому что украинки в глазах прабабушек-итальянок это всё же всего мало женоподобные сервусы - еще не роботы, но уже как бы не люди, а вот они, верни великий Феллини им возраст, еще как бы отрывались и на романских вечеринках с бесконечными вальсами, фламенко и танго, а не волочились быза старушеcкими колясками с кислой закисью точно не молодых глаз. Это их место в колясках, но не наше, - победно думают совершенно уже беспомощные, но духовно сочные итальянские бабушки, и такими я их принимаю! Bravo! Go! Bravisimo!! Go!! Go!!!

Мир Феллини перетекает в миры патронажа, в муралы на стенах маленьких приречных домишек, убегающих к центру Римини, в которых также живут и лихо катятся по приречной извилистой улочке давно не новые горожане, мимо истуканистых тел современниц вчерашних миров в какие-то осязаемые утро-день-вечер, в котором дал их адриатический Бог пищу, до которых нет порой дело нашему восточно-славянскому, "суто" украинскому Богу.



Веле Штылвелд

Отредактировано: 19.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться