Раб нашего времени

Font size: - +

перовый фрагмент

РАБ из нашего времени

книга первая:

НАЙТИ СЕБЯ

 

 

ПРОЛОГ

 

Несколько часов назад мне исполнилось семнадцать лет. А сейчас я готов к встрече со смертью. Никчемная, полная унижений, перенасыщенная моральной и физической болью рабская жизнь остаётся за моей спиной. С каждым последним шагом ужас рвёт мои внутренности, с каждым движением мою бренную оболочку сотрясает страх, пытающийся вырвать из под моего отчаянного контроля безвольное тело. Никогда ещё в своей жизни я не был так уверен в собственной смерти. Всё моё сознание затопила волна уверенности в приближающейся гибели. Но в то же время откуда-то из глубины моих детских воспоминаний старается встать с колен, пытается расправить плечи маленький, но гордый и несгибаемый мальчик, который как мне казалось, давно растворился под обвалами человеческой ненависти, оскорблений и несправедливости. Оказывается, он жив! И по спине пробегают мурашки от осознания, что этот мальчик хочет вырваться из рабства путём собственной, но на этот раз окончательной, смерти.

Последние двенадцать лет жизни меня медленно и уверенно превращали в раба. Надо мной измывались самыми изощрёнными способами. Меня сделали соучастником нескольких жестоких убийств. Моё тело лишили романтики первого поцелуя, извратили радость нормального сексуального отношения. Пережитый мною позор тщательно зафиксировали на видеокамеры и неоднократно использовали при дальнейшем шантаже и в частых глумлениях. Во всей вселенной нет даже единственного существа, которое бы меня любило, уважало, или хотя бы пожалело. Нет…, вру! Иногда меня жалели, но лучше бы этого не делали! Потому что всегда это мне приносило лишь дополнительные унижения и горькие страдания. Вот как сегодня: за проявленную ко мне посторонним человеком жалость мои мучители меня жестоко избили, пообещали изуверски надругаться и вышвырнули на улицу со словами: «Твоё место в сарае, Подошва!»

И вот я здесь… Осталось сделать ещё два шага и обрести свободу с помощью смерти. Легко? Нет! Невероятно трудно! Я уже буквально содрогаюсь в конвульсиях леденящего ужаса. Но оживший во мне, свободолюбивый ребёнок со скрипом двигает моими конечностями и безудержно ведёт  к гибели. Левая рука ногтями впивается в кору толстенного дерева, в правой дёргается чудом удерживаемый фонарь, а перед мысленным взором скачками проносится вся моя короткая жизнь. Неужели такое и в самом деле случается с каждым перед его смертью? Но если они погибают, то как и кому потом могут рассказать о своих переживаниях? А рассказать мне есть что…, жаль только, что уже некогда и некому…

И всё равно, сознание, совершенно непроизвольно от моего желания, само себя окатывает волнами многолетних воспоминаний.

 

 

-  -  -  -  -  - 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ВОСПОМИНАНИЯ ДЕТСТВА

 

 

Любое совпадение

 с жуткой реальностью,

воспринимать как случайность

и считать юмором.

(от автора)

 

 

Если уже вспоминать свою несчастную жизнь, то следует это делать именно с пятилетнего возраста. С тех самых детских, казалось бы невинных шалостей, которые повлекли за собой кардинальные изменения в моей судьбе. А может, и не они повлекли, а именно та безрассудная свобода, которую мне даровали недальновидные, плохо постигающие истинные реалии родители. Но осознание своего падения, осознание моих первых шагов на пути к рабству, начинается именно оттуда, с пятилетнего возраста.

Сколько себя помню, при любом удобном случае мои ветреные родители старались меня отправить на максимально больший по возможности срок в деревню Лаповка. Для этой цели отец не ленился трястись четыре часа в одну сторону на своём произведённом в Тольятти рындване, отвозя  на малую родину, и там меня лично сдавать на руки родной матери. Бабушка Марфа во мне души не чаяла, я ей отвечал полной взаимностью и, пожалуй, это больше всего скрашивало моё пребывание в этом прекрасном, но жутко диком, отдалённом от цивилизации и заброшенном месте. В малолетнем возрасте меня никогда особо не манили заливные луга, густой лес, или скалистые гряды, протянувшиеся меж холмов и упирающиеся в нашу Лаповку. Скорей с уверенностью могу заявить о себе, как о человеке сугубо городском, приемлющем только удобства урбанизации, не отрицающим гул городского транспорта и с особым удовольствием бродящего по многолюдным, чаще даже запруженным народом улицам. Причём с таким удовольствием бродящего, что уже в юношеские годы любил порой просто «потеряться» в толпе и бездумно брести вместе с ней куда попало. Полностью при этом доверяя слепой судьбе и спонтанному провидению.

Но увы, родители мои никогда не спрашивали где я хочу находиться, да и в родной городской квартире они меня одного оставить не могли, почему-то упорно считая, что ребёнок должен быть обязательно под чьим-то присмотром. Наивные! Оставь они меня хозяином собственного времени – судьба моя сложилась бы совсем по-иному. Ну а так…

Конечно, были и другие приятные моменты в нашей Лапе или Лапушке, как мы называли огромную деревню. Вернее даже не деревню, в обычном её понимании, а эдакий длинный ряд хуторских хозяйств, протянувшихся от шоссейной дороги, могущей фигурально сравниться с повальной индустриализацией, к чудом сохранившемуся тупику, окружённому лесом, лугами и, уже упомянутыми выше холмами и скальными грядами. Причём дом моей бабушки находился в этом ряду самым последним, потому что два строения на противоположной стороне широченной улицы практически всегда пустовали. Их ещё до моего рождения выкупили какие-то столичные нувориши, да так и не придумали иного применения как раз, два в год приехать дикой, многомашинной компанией для жарки нескольких ванн шашлычного мяса. Ещё один, полуразвалившийся домина стоял позади нашего ближнего огорода, но кто его истинные наследники, даже бабушка Марфа при своей жизни затруднялась вспомнить.



Юрий Иванович

#17141 at Fantasy
#3650 at LitRPG

Text includes: боевик, магический мир

Edited: 20.02.2016

Add to Library


Complain




Books language: