Работа для привидения (бывшее "Долгое эхо")

Размер шрифта: - +

Глава 8

Очнувшийся от кошмара Деш рывком сел в кровати, чуть не проломив ветхое основание. Сердце колотилось где-то в горле, по вискам и верхней губе стекал пот, а перед глазами все еще стояло детское окровавленное лицо, поверх которого плавали разноцветные круги. В ушах противно звенело.

"Предавший однажды — предаст снова", — так сказал граф Неент, изгоняя провинившегося учителя сына. Да, и Эйомин так же сказал: "Предавший однажды — предаст снова. Тебя никто не возьмет на службу, кроме меня, так что соглашайся. Терять тебе больше нечего".

Да, пожалуй, что действительно они оба были правы.

Сквайр проморгался и твердо встретил взгляд призрака.

— Если я тебе помогу, выполнишь одно мое желание?

 

Когда Оввер ворвался в комнату, там уже было "людно" (если так можно сказать про пяток разномастных фэйри, недоуменно топчущихся у порога), но мирно. Человек сидел на кровати, целый и невредимый. Призрак недоверчиво присмотрелся к нему, потом покосился на предводителя местных. Коренастый узловатый корриган ответил ему таким же недоверчивым взглядом. Свисающие ниже колен мощные руки беспокойно подергивались, будто их обладатель решал: то ли боевую стойку принять, то ли покрутить пальцем у виска и плюнуть.

— Чего это с ним? — Первым нарушил молчание хозяин территории.

— Не знаю, вы сюда первыми пришли. — На агрессоров фэйри походили не особо, но кто их знает? Может, они выглядят растерянными от того, что не ожидали прибытия к человеку потустороннего союзника. — Что тут было?

— Да пес его знает. — Переговорщик определился с жестом и с треском поскреб щетинистую щеку. — Сидел, орал, посторонних — никого. Может, кошмар приблазнился?

Взгляды переговорщиков вновь сошлись на сквайре. Оввер подошел ближе, и почувствовавший движение человек поднял лицо.

— Если я тебе помогу, выполнишь мое желание?

Доброй сказочной феей барон никогда себя не ощущал и от такого поворота немного опешил, но это не помешало ему утвердительно кивнуть головой.

— Конечно. — И да помогут им обоим предки, чтобы желание сквайра было действительно осуществимым. Но с выяснением масштаба будущих проблем можно пока подождать. — Что тут с тобой произошло?

— Ничего, — слегка удивился Деш, поправляя одеяло и оглядываясь. Судя по безучастно скользнувшему взгляду, корригана и толпящихся за ним подручных он не видел. — Вот, только что проснулся.

— А чего орал тогда на весь гостевой дом? — Вылез из-под локтя призрака въедливый домовой, потрудившийся ради такого дела стать видимым. Привыкший к потустороннему соседству человек не стал удивляться, зато немного смутился.

— Да ничего, извините за беспокойство. А что, правда..?

— Факт. — Подтвердил барон, к которому обернулся за подтверждением человек. — Вон, во дворе уже кто-то коня седлает. Слышишь?

Недовольное ржание влекомой за поводья к воротам лошади отчетливо доносилось даже сквозь запертые ставни, и Деш тревожно прислушался: не Заноза ли? От здешних всего можно ожидать. А потом не поленился, встал и высунул в окно голову. Блеклый лунный свет очертил силуэт огромного мохнатого тяжеловоза. Успокоенный мечник вернулся к своей кровати и забрался под одеяло.

— Так какой у тебя план? — Чуть не вывихнул в зевке челюсть сквайр. После принятия решения на него впервые за пять лет снизошло умиротворение, и, заодно, начало со страшной силой клонить в сон. — Надо как следует все продумать.

— Ага, — подтвердил барон, глядя на мгновенно уснувшего после мудрой фразы человека. — Конечно надо. Только завтра.

 

После ночного разговора дорога пошла веселее. Для Деша. Мечник, приняв решение успокоился, "оттаял", и сквозь привычную невозмутимость стал прорываться жизнерадостный нрав. Оввер же сменил один повод для беспокойства на другой: да, с поиском ребенка теперь проблем не будет, но почему мечник отказывается говорить, что ему надо за помощь? На прямой вопрос Деш отмахнулся и заявил, что вот когда (и если) завершит свою часть работы, тогда и скажет, а раньше времени нечего и воздух сотрясать, а наводящие вопросы просто проигнорировал, коварно спросив, как Оввер планирует представлять наследника Совету Лордов. Рассуждения призрака на животрепещущую тему продлились до ужина и немного после, а ночью мечнику всю ночь снились кошмары про выступления на этом самом совете. Когда утром Деш об этом упомянул, барон сочувственно покивал и дал себе зарок впредь лучше следить за эмоциями — случайно наведенные на единственного союзника кошмары в его планы точно не входили.

На пятый день, после переправы через Выт, походная жизнь окончательно вошла в колею. Оввер глазел по сторонам, травил байки из приграничного прошлого и напряженно вслушивался в разговоры окружающих (слухи о событиях в Карди и реакции на них короля уже пошли, один другого диче и забористей). Деш ругался на зарядившие затяжные дожди, каждый вечер безуспешно пытался отчистить лошадь и просушить одежду, постепенно склоняясь к мысли о том, что на время дороги неплохо бы нанять слугу: поскольку в Эйомин теперь возвращаться не надо, пару монет на такое благое дело выделить можно.

Одна Заноза вовсю наслаждалась жизнью. Почуяв скорый отдых без понуканий ускорилась, догнала медленно плетущийся крестьянский обоз и жизнерадостно топнула копытом по играющей мелкими солнечными бликами луже, подняв веер брызг. Запряженный в телегу вороной жеребец выгнул шею и попытался загарцевать, подняв не меньший фонтан жидкой грязи и не обращая ни малейшего внимания на окрики хозяина.

Деш с философским смирением осмотрел свежие бляшки грязи на штанине — особого вклада во внешний вид они не внесли, просто дополнили пеструю россыпь старых пятен, — и поинтересовался у вовремя отскочившего дюжего охранника обоза:



Алла Матвеева

Отредактировано: 03.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться