Работа для привидения (бывшее "Долгое эхо")

Размер шрифта: - +

Глава 10

Припорошенный легкой, как пепел, серой пылью, город производил странное впечатление. С одной стороны, он бурлил жизнью, как никогда ранее – люди сновали молча, но исключительно деловито.  Кто-то тащил доски, кто-то приделывал к окнам ставни, а то и решетки, сидящий на пороге дома мужик обтесывал-заострял шест. Деш отметил про себя, что не хотел бы получить этим рукоделием промеж лопаток. Возле другого дома стайка парней складывала аккуратную пирамидку из камней. Каждый камень был как раз такого размера, чтобы удобно ложиться в руку. Рядом крутилась бойкая девица постарше с пращей. По лицам и плечам людей беспрерывно плясали легкие тени — над крышами нарезали круги бессчетные стаи птиц. Птицы были везде. Трясогузки сновали прямо под ногами у прохожих, грачи и сороки с шумным переругиванием скакали по подоконникам и карнизам, бесшумно кружились голуби, едва не задевая крыльями шарахающихся людей, вдалеке слышалось надсадное карканье.

Ошарашенный Деш поглубже натянул капюшон плаща и пришпорил Занозу. Левое плечо и подол уже украсились белыми потеками, еще одна плюха прилетела кобыле на круп, и, если так пойдет дальше, то по дороге к замку сквайр сделается неотличимым от местных.

— Что это? Оввер, ты когда-нибудь такое видел?

— Нет. И даже не слышал. — Мрачно откликнулся призрак, благоразумно проигнорировав первую половину вопроса.

О том, «что это», у него некоторые предположения были. А когда барон разглядел происходящее повнимательнее, то последние сомнения пропали.

Несмотря на оживленное копошение обитателей, город начал неуловимо походить на склеп. Узкие улочки, с трудом продуваемые ветрами, наполнились запахом гнили и плесени, смешивающимся запахами испорченной еды. В разом отрухлявевших деревянных конструкциях копошились жуки-короеды, которых с удовольствием склевывали насекомоядные птицы, но силы были явно неравны. Усатая шестилапая братия не замечала потерь, осваивая все новые просторы для еды и жизни. Съедобная зелень, которую хозяйки традиционно выращивали в ящиках, привешенных под окнами, пожухла и покрылась бурыми пятнами, зато из всех щелей перли серые поганки знакомого вида. Сходство с памятным постоялым двором было бы полным, если бы не невесомая серая пыль, липнущая ко всему, и даже через бесплотного призрака проходящая с некоторой задержкой — пыли в «Плёсе» не было. Ну так там всего лишь низшие фэйри окопались, а тут — целая даоин ши.

Оввер задумчиво посмотрел на спину сидящего перед ним человека, особенно быстро покрывающуюся пыльным налетом, и волевым усилием подавил желание немедленно нестись к Дарионе.

Сперва ребенок. И его преследователи.

Разглядывая из-за плеча Деша Карди-сайас, золотящийся под солнечными лучами на фоне темнеющего к дождю неба, призрак спрашивал себя, почему несмотря на все беспокойство, во время визитов в замок ни разу не вышел за ворота, чтобы проверить, как там город, и не находил внятного ответа. Вернее, ответ был — оттягивание под благовидным предлогом неприятного разговора и погружения в проблемы, которые можно решить попозже, — но он барону категорически не нравился, а другого не находилось.

— Гляди-ка, а замок не пострадал! — Ворвался в философские раздумья призрака голос Деша. Человек привстал на стременах, полностью загородив обзор, и поделился наблюдением. — Ни пыли, ни жуков, ни поганок. Видать, магическая защита еще работает.

— Нет у Карди-сайаса никакой защиты, — опасно свесился вправо призрак, рассматривая знакомую до последней щербинки стену. Она действительно не изменилась, и это не нравилось барону еще сильнее, чем безобразие в городе: с чего бы такая благодать? — Ты представляешь, сколько сил бы понадобилось на то, чтобы заклясть целый замок?

Деш не представлял, и спорить с хранителем замка считал глупым, — кому и знать-то, как не ему. Но результат был перед глазами, которым мечник привык доверять. Хотя, кто знает, что там внутри. Может, еще хуже, чем в городе.

Под такие мысли к открытым нараспашку воротам ехалось… Волнительно. Поэтому, когда навстречу из темноты выметнулись три окровавленных помятых наемника на спотыкающихся лошадях, и не разбирая дороги понеслись к городу, сквайр даже не вздрогнул, только уточнил:

— Это ведь те самые, которых мы на стоянке видели?

— Ага, хрипатый и двое младших. Интересно, где командир с помощником?

Вопрос был далеко не праздный. Судя по всему, в замке оставались два наиболее сильных и опытных бойца отряда. Но вот в каком качестве? И если помянутое «качество» окажется печального свойства, то что именно их до него довело: оставленное без присмотра «творчество» Ралто, или оставленная без присмотра фея? И что с наследником, если уж взрослые в таком состоянии из замка выскакивают?!

— Знаешь, не спеши, — решил Оввер, соскальзывая с лошади. — Я вперед, на разведку пойду. Но и не отставай особо — не могу отделаться от ощущения, что нам надо торопиться, а то можем опоздать.

 

Как ни странно, первым тревожные следы заметил Деш: призрак искал живых и потусторонних, а сквайр просто внимательно смотрел по сторонам. И высмотрел. На лестнице, ведущей на второй этаж.

Барона, как на зло, рядом не оказалось, а подавать голос человеку не хотелось совершенно.

Немного поколебавшись, Деш коснулся длинных светлых борозд на темной каменной стене, которые язык не поворачивался назвать царапинами, и немного сипло позвал:

— Оввер?

Призрак бесшумно возник у него за плечом и присвистнул.

— Ничего себе! — А потом точно так же колупнул борозду. — Знаешь, вряд ли это был фэйри. Похоже, я недооценивал эксперименты Ралто. Пойдем быстрее, я чувствую, что в восточном крыле есть трое живых и что-то потустороннее, и эмоции оттуда идут не самого благостного толка, так что не отставай.



Алла Матвеева

Отредактировано: 03.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться