Работа для привидения (бывшее "Долгое эхо")

Размер шрифта: - +

Глава 19

Глава 19

Хваленая тропа фей, способная переносить путника на небывалые расстояния, на вид ничем не отличалась от заурядной лесной тропинки. Утоптанная земля, перевитая древесными корнями, мелкие лесные цветочки по краям и вполне обычный березовый лес, наполненный грибным духом, в просветах которого мелькают иногда замки и города. Каждый раз разные. И, если Деш еще не дожился до маразма, располагающиеся в разных концах королевства, а то и вовсе за его пределами.

Бодро перебирающий ногами Тешир крутил головой с гораздо большим энтузиазмом, чем сквайр. Деш в очередной раз задался вопросом, из-за чего? То ли создание некроманта видело нечто недоступное простым человеческим глазам, то ли просто в замке засиделось. И не спросишь ведь! Опять руками махать начнет, а что имеет в виду, не разберешься.

На самом деле, один жест из пантомимы человек понял. Завершающий. Обиделся и больше не приставал. Жаль, что Оввер решил в замке остаться, с ним хоть парой слов перекинуться можно! Нет, сквайр понимал, что у барона сейчас задача важнее, и на Тешира ее, в отличие от обязанностей походного «волшебносмотрящего» не перевалишь, но приятнее от этого знания компания скелета не становилась.

А костлявый шлепает себе, хоть бы хны, и дела ему до спутника-человека никакого не…

— Стой! — Похоже, Деш ошибся, и дела скелету нет в принципе ни до чего. Иначе как он, идущий впереди «для присмотра, вдруг что волшебное», пропустил появление на тропе этого фэйри?

— Спасибо, юноша, — культурно поблагодарил сквайра молодой мужчина, в которого чуть не врезался зазевавшийся скелет. — До меня тут слухи дошли, что вы причину безмагии искать отправились?

Фэйри был не слишком высок, примерно с Деша, и очень похож на обычного человека, даже одет как заурядный столичный житель средней знатности, но ветвистые оленьи рога прибавляли ему роста и экзотичности. Строгие черты лица, гордая осанка, величественно-плавные движения и пушистые оленьи ушки-лопоушки довершали картину. Сквайр подавил неуместную ухмылку и осторожно уточнил:

— С кем имею честь разговаривать?

Уточнение более чем актуальное, если учесть слова леди Дарионы о том, что на чужую Тропу влезть невозможно.

Уловивший настороженность собеседника незнакомец примирительно развел пустые ладони.

— Меня зовут Лаатэ, я живу к востоку отсюда, и прослышал о том, что вы собираетесь искать причину безмагии. Хочу оказать посильную помощь. К нам уже неделю как красная паутина долетает.

Обращался новый знакомец к Дешу, но косился при этом на скелета. В карих глазах светилось откровенное любопытство. Если бы не правила приличия, он бы только на Тешира и смотрел, а то еще и пощупать напросился. Умертвие отодвинулось, насколько позволяла ширина тропы (сходить с которой Дариона категорически запретила при любых обстоятельствах вплоть до падения неба на землю), и на всякий случай обнажил меч. Что-то в этом извращенце знакомое есть!

Сквайр тоже насторожился, припоминая, где он слышал это имя, а потом демонстративно взялся за выданные в дорогу Еловницей амулеты. Какой из них для чего сейчас разбираться было некогда, поэтому ухватил сразу всю гроздь, болтающуюся на коротких ремешках у пояса.

Или против мастера-артефактора надежнее обычное оружие? Тьма этих колдунов разберет!

— Да ну, а кольцо для лазутчика лорда Эонталя вы тоже в рамках помощи делали?

Знаменитый артефактор ничуть не смутился.

— Как вы верно заметили, я делал кольцо для Эонталя, и как он его дальше использовал, понятия не имею. Мне жаль, если оно доставило вам какое-то беспокойство. Готов искупить вину посильной помощью.

Больше всего сейчас Лаатэ хотел, чтобы человек убрал руку от пояса. Нет, нападать фэйри не собирался, да и амулеты у человека не сказать, чтобы уж такие сильные, но что будет, если он активирует их все разом, не мог бы, пожалуй, сказать и сам великий Тоо, прародитель всех артефакторов. Лаатэ не настолько фанатично увлекался своей профессией, чтобы ставить такие эксперименты на себе, и, тем паче, на тех, кто идет разбираться с напастью, а потому употребил весь доступный ему арсенал дипломатичности. По чести сказать, не очень большой: с драгоценными камнями магу-предметнику общаться всегда было проще, чем с живыми созданиями.

— Что, с нами пойдешь? — Подозрительно уточнил сквайр. Он, конечно, помнил, что фэйри не могут зайти в зону безмагии, но кто этих великих артефакторов знает?

— Совет дам. — Безмятежно откликнулся фэйри, и Деш ощутил почти непреодолимое желание приложить очередного советничка промеж рогов.

 Как языком молоть — так все специалисты! Помощник, волки его задери, выискался!

Не подозревающий о нависшей угрозе чародей продолжил развивать мысль:

— Леди Дариона ведь не сказала вам, что искать, и что потом с найденным делать?

— Нет. Она сказала, что предыдущее бедствие случилось слишком давно и никто ничего не помнит, — медленно отозвался сквайр. Неужели этот болтун не бесполезен и сможет-таки сообщить что-то ценное?

К сожалению, фэйри оказался истинным сыном своего народа. Даже под угрозой выселения из родного дома он не смог отойти от мерзкой привычки говорить загадками.

— Эпицентр безмагии — очень странное место. Ищите там что-то обыденное, это и будет источник всех бед.

Неудачливого лазутчика, вооруженного аналогичной инструкцией, Тешир и Деш вспомнили одновременно. К чему привели его попытки следовать указанию, они знали хорошо, а потому встали плечом к плечу, благо ширина тропы в этом месте такой маневр позволяла, и тараном пошли вперед, не то, чтобы угрожая, но явно давая намек убраться с дороги.

Фэйри удивился, но отступил вбок, не примяв при этом ни травинки. Казалось, будто цветы расступились, пропуская ноги, а потом снова сомкнулись, будто всегда так и росли. Главный совет прозвучал уже в удаляющиеся спины, но Лаатэ не волновался по этому поводу: главное, что услышали. Нет, главное, чтобы последовали.



Алла Матвеева

Отредактировано: 03.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться