Работа для привидения (бывшее "Долгое эхо")

Размер шрифта: - +

Глава 21

В Гайтасу Оввер и Деш с Теширом прибыли одновременно, но с разных ворот, а потому смогли встретиться и обменяться новостями только спустя час, уже в замке, под бдительным присмотром ахающих дам.

И если Дариона больше слушала и уточняла, пытаясь добиться от усталого призрака полного списка выживших, то госпожа Деррит ни на что не отвлекалась от кормления мужчин (точнее, единственного живого мужчины в комнате), и лишь тихонько вздыхала, поглядывая на скелета. Инстинкты призывали кормить всех вернувшихся из похода, а этому что предложить? Ишь, сидит тихонько, слова сказать не может, бедолага!

Тетушка Деррит, подкладывая в миску сквайра дополнительный черпак каши с душистыми травами и мясом, еще раз покосилась на потустороннего слугу молодого господина. Надо бы ему одежку хорошую справить, да по костям подогнать, чтоб на пугало не походил.

То, что в комнате находится еще один ненакормленный герой, вернувшийся из похода, ей в голову как-то не пришло.

Оввер отсутствия внимания со стороны экономки не заметил. Он коротко обрисовал ситуацию с Эонталем, выслушал отчет Дарионы о событиях на воротах и задумчиво побарабанил пальцами по столу. Плохо закрепленная свеча качнулась, но не упала, и Тешир поспешил ее подхватить и установить нормально. Блик огня порхнул по лицам собравшихся вокруг стола, выхватывая из полумрака скрытые тенями детали, и выровнялся. Барон на всякий случай убрал руки подальше и отметил, что в кои-то веки все выглядят умиротворенными, даже от запыленного и обмазанного дорожной глиной скелета что-то такое неуловимо-уютное исходит. Эх, дать бы всем отдохнуть! И самому в первых рядах на этот самый отдых отправиться.

Физическая усталость призраку не грозила, но посидеть у разожженного камина, бездумно глядя на летящие вверх искры, хотелось. И чтобы никакой спешки, никаких решений, никаких подданных…

Полумрак, наполняющий столовую, мягко надавил на веки и призрак встрепенулся, отгоняя вставшие перед глазами видения закончившейся битвы. Время на анализ еще будет, сейчас дела.

— Вот что, Деш. Ты с Теширом сейчас займешься ранеными и пленниками, заодно трофеи собери. На Лошадиной Пойме обоз Эйомина остался. В плохом состоянии, но вдруг что полезное откопаете? Надо опередить крестьян, которые наверняка уже за бесхозным железом с лопатами наперевес потянулись.

Фразу про "откопаете" применительно к обозу сквайр не совсем понял, но решил, что разберется на месте.

— А ты сейчас куда? За Эйомином в погоню? — Воинов на службе у Карди было еще мало, и все они были нужны Дешу, но главнокомандующим был Оввер. И если он решит, что ему нужнее...

Сквайр потер висок, унимая зарождающуюся мигрень, и удивленно поднял взгляд, когда барон заявил:

— Нет времени. До назначенного королем дня суда осталось десять дней, включая сегодняшний, а ехать до столицы — неделю. Если завтра утром не выдвинемся, можно уже вообще никуда не ехать. — Вообще-то, Оввер считал, что два дня у них будет на то, чтобы переломить мнение короля в свою пользу, или один, особой роли не сыграет, но нельзя же просто взять и отказаться от борьбы вообще! — Поэтому мы с Дарионой будем сейчас готовиться к отъезду, а вы постарайтесь раздобыть нам денег на дорогу.

Получивший четкий приказ Тешир немедленно поднялся, молодцевато отсалютовал и бодро помаршировал к двери. Настроение у скелета было преотличное: сами с заданием справились, замок от штурма не пострадал, еще и деньги на обустройство появится должны. Жизнь хороша, однозначно! Напевать вслух немой скелет не мог, но это не мешало ему мысленно голосить бравурную мелодию кавалерийского марша, в конце каждого куплета особенно звонко впечатывая босые костяные ступни в каменные ступеньки.

За ним хмуро тащился жующий на ходу Деш. Сквайр предпочел бы сперва спокойно доесть, а затем полчасика отдохнуть, вытянувшись на кровати. Тьма дери этого неугомонного, спешит, как на пожар! Деш посверлил взглядом спину чуть ли не приплясывающего на ходу скелета, проглотил последний кусок хлеба, и с не меньшим энтузиазмом, чем напарник принялся строить в уме планы выполнения работы.

 

Зачарованную дверь в лабораторию пришлось открывать только что вернувшемуся в замок из города Ивиэру (первым делом наследник попытался повиснуть на шее прадеда, не преуспел, но ничуть по этому поводу не огорчился): Оввер к ней прикоснуться не мог, а Дариона могла, но категорически отказалась. В отличие от недавних взломщиков, она видела, ЧТО ей предлагают потрогать, и предпочитала держать руки подальше.

Зато внутри дама преобразилась. Она не в первый раз была в этом средоточии человеческого колдовства, но каждый раз испытывала почтительный трепет пополам с острыми приступами любопытства. Буднично гуляющий между громоздких стеллажей, оплетенных рунными цепочками, словно лозой, призрак казался даоин ши святотатцем. А когда начал совать нос в многочисленные баночки и горшочки — еще и самоубийцей.

— Что вы делаете, барон?! — Фея попыталась отобрать у сумасшедшего расписную баклажку, но не тут-то было. Призрак держал крепко. — А если взорвется?

Порошок огонь-травы она опознала по характерному терпкому запаху едва барон вытащил пробку.

Оввер тоже опознал, но это не помешало ему легкомысленно махнуть бутылкой.

— Не рванет, без катализатора порошок безопасен. Практически. Не беспокойтесь, мы на границе его как только не использовали — и как присыпку к гноящимся ранам, и как средство от насекомых, и в костер понемногу подкладывали, чтобы разводить в ветреную погоду проще было... Да не бледнейте так, говорю же, понемногу!

Дариона разжала пальцы, не в силах подобрать контраргумент на столь потрясающее заявление. У нее начало складываться определенное мнение относительно того, как именно помер второй барон. Интересно, у этого мужчины есть хоть какие-то представления о правилах безопасности?



Алла Матвеева

Отредактировано: 03.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться