Работа для привидения (бывшее "Долгое эхо")

Размер шрифта: - +

Глава 22

Юорис разительно отличался от Гайтасы. Не только размерами и великолепием, но и изобилием потусторонней жизни (если, конечно, не брать в расчет краткий разгул фэйри под предводительством Дарионы). Над мостовыми тихо скользили призраки горожан в костюмах разных эпох и сословий, из темных по вечернему времени переулков светились глаза разных форм и размеров. Чуть слышный нежный шепот, от которого у Оввера бежал холодок между лопаток, несся между ничего не замечающими людьми. Призрак сжал ногами бока нервничающего Песка и послал его вперед, поближе к правнуку. Призраки — тьма с ними, а вот что там между домов глядит и шепчет, еще разобраться надо.

Потусторонние пешеходы с любопытством оглядывались на приезжего, но окликать и заводить светские беседы не спешили. И вид у всех такой деловой, будто по привычке на службу ходить продолжают.

А, нет, не у всех. С поперечной улицы вывернула парочка степенно прогуливающихся служаночек (одна — одетая в чепец, устаревший еще во времена бабушки Оввера, а вторая — в платье с узкими манжетами на пуговках, вошедшими в моду только в этом году), и тут же принялись стрелять глазками, перешептываться и хихикать.

«А ничего, ладненькие обе».

Придерживать коня ради знакомства Оввер не стал, но возле здания Совета не выдержал и оглянулся, заработав два воздушных поцелуя, улыбки и еще один шквал перешептываний.

«Интересно, без Деша я сюда дойти смогу?»

Барон тряхнул головой, отгоняя неуместные мысли, и сосредоточился на предстоящей работе. Попытка у них с Пейерном будет скорее всего только одна, надо не оплошать. А на красоток время потом найдется.

 

Злачное место, в которое не слишком довольный Пейерн отвел компанию после ужина, располагалось в самом центре Писаревых Мостовиц, но изо всех сил старалось выглядеть грязным притоном — чтобы богатые и очень богатые посетители могли пощекотать себе нервы, не отходя далеко от дома и не рискуя нарваться на настоящих бродяг. Тэри бывал здесь неоднократно и выигрывал каждый раз более чем прилично, но сегодня стоял на пороге «Золотого клевера» будто впервые, и никак не мог сделать шаг в темный дымный холл.

Прежде чем странное поведение хорошо знакомого клиента привлекло внимание снующих между столиков служащих и официантов, Оввер ткнул замешкавшегося дворянина между лопаток. Тэри вздрогнул от внезапного холода и резко шагнул вперед, чуть не сшибив бредущего на выход собрата по любви к азартным играм. Судя по уныло опущенным плечам и затуманенному взору, встречный был невезуч.

Ивиэр посторонился, пропуская благоухающего винными парами мужчину, и на всякий случай вцепился в рукав сэра Пейерна. Было немного страшно и ужасно любопытно.

— А вдруг у меня не получится? — Шепот утонул в азартных выкриках и женском смехе, раздающихся из душной темноты, но Тэри его каким-то образом услышал.

И то, что его самого занимал именно этот вопрос, озвучивать явно не следовало.

— Справитесь, конечно. Просто делайте все, что вам будет говорить прадедушка и положитесь на меня. Да, вот так, больше уверенности в осанке! Ну-ка, — рыцарь надавил обеими руками на лопатки, вынуждая подопечного горделиво распрямиться. — Давайте, как договаривались.

А про себя подумал: «Предки всемилостивые, пускай об этом никто никогда не узнает!». Хотя бы в Гайтасе. Хотя бы тетушка Деррит. Съест ведь. И не объяснишь ей, что против был.

— Хорош у дверей торчать! — Злобное шипение над ухом в отличие от детского шепота перекрыло шум без труда. — И так времени мало. Еще и ведете себя подозрительно.

Пейерн собрался было в последний раз воззвать к разуму призрачного командира, но необычную задумчивость завсегдатая уже заметил хозяин заведения и поспешил навстречу, на ходу выдавая приветствия, вопросы и славословия пополам с вежливо завуалированными сомнениями в здравом уме молодого человека: детей в «Клевер» до него еще никто не додумался приводить. А еще хозяину игорного дома очень хотелось узнать последние новости — благодаря нагрянувшему в Юорис Эйомину дела захолустной глуши, из которой явился в столицу этот славный рыцарь, были на слуху, и сплетни ползли самые интригующие.

Пришлось срочно цеплять на лицо выражение светской любезности и скуки.

— Почтеннейший Октар, рад видеть, что ваше заведение процветает! В самый раз, чтобы благородному юноше начинать знакомство со столичными достопримечательностями.

Одиннадцатилетний Ивиэр, впервые в жизни поименованный юношей, горделиво приосанился и уверенно встретил взгляд неряшливо одетого седого человека с колючими светлыми глазами. Ничего, прадедушка знает, что делает. А его, Ивиэра, дело — быть спокойным. Вот этим он и займется со всей ответственностью.

— Рад знакомству, господин Октар. Сэр Пейерн столько рассказывал мне о «Клевере», что я захотел взглянуть на это замечательное место сам. Пожалуйста, устройте моих телохранителей, чтобы они могли отдохнуть, и покажите мне тут все.

***

Выигрывать с помощью призрака оказалось до неприличия легко. Он подсматривал карты соперников, подтасовывал лежащие в колоде, командовал «самостоятельно играющим» Ивиэром и не давал шулерам вытаскивать припрятанное в рукавах (чем изрядно их пугал, но пожаловаться вслух болезные по понятным причинам не могли).

Наследник Карди успокоился и окончательно вошел в роль, равнодушно принимая опасливые взгляды после фокусов прадеда, поздравления после удачных партий и убедительно гневался после тщательно продуманных проигрышей, с детской непосредственностью требуя у взрослых продолжить игру. Ребенок чувствовал себя главным героем пьесы и отыгрывал роль с наслаждением. Взрослые верили и охотно подсаживались за оккупированный самоуверенным юнцом столик в расчете на быструю поживу.



Алла Матвеева

Отредактировано: 03.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться