Ради тебя я сжег свои крылья

Размер шрифта: - +

Часть 4. Когда-то ты уже любил меня

Солнце слепило глаза. Я лежал головой на парте, тоскливо смотря в окно. Сегодня было абсолютно синее небо, точно такое же, как в тот день, когда я встретил Настю. Я не видел ее неделю. Почти не спал. Слонялся как зомби по квартире, рассеянно пил молоко из пакета, капая им прямо на футболку, ставил на стол, забывая убрать в холодильник, и уходил к себе в комнату. Там лежал на кровати, смотря в потолок, не имея в голове ни единой мысли, просто так было легче. Вечером, если было тепло, брал ключи и уходил гулять на ночь. Я даже не запомнил, где она живет, словно все было в тумане. Да и было ли? Я ничего не помнил, кроме блестящих карих глаз и острых плеч, пренебрежительно вздрагивающих при каждом прикосновении. В последний день она отвела меня на мост и сказала, что ей надо уехать. Я даже не смог спросить, вернется ли она и как долго ее не будет, да я ведь даже ничего о ней и не знал толком, только имя и то, что она раньше занималась балетом. После этого мир поблек. Я все так же ходил на дополнительные занятия, не спал ночами и проводил время с друзьями. Но что-то было не так, и это не давало покоя.
— Закончили, — объявил учитель, захлопнув звонко учебник. Все начали собираться, я лениво подхватил сумку, перекидывая ремень через плечо. Что-то говорили, куда-то звали, о чем-то спрашивали. «Бессмысленно».
— Да, иду,- улыбнулся, даже не помня, на что соглашаюсь, да и была ли разница?
В такие жаркие дни зелень перестает существовать, окрашиваясь в оранжево-желтый. Я отстал от всех, нарочито замедлив шаг, не хотелось, чтобы они быстро это поняли. Мне нужно было быть одному, я устал прикидываться, что все хорошо.
— Привет. Прокатишься со мной?
Замер на полушаге, не веря своим глазам. Настя стояла как ни в чем не бывало, прислонившись к чугунной ограде, и, как всегда, одетая во все черное: летние джинсы и приталенная рубашка поверх, на ее носу грелись солнечные очки.
— Ты…
— Отлично,- она прокрутила на пальцах ключи, видимо, от машины, и улыбнулась уголком губ, развернувшись уходить и полагая, что я последую за ней. «Манипуляторша». Но, Господи, как я был ей рад.

Она вела машину уверенно, будто бы у нее был огромный стаж. Но откуда? Настя не выглядела так, словно была старше меня. Я лишь сглатывал на поворотах и сильнее вцеплялся в ремень безопасности, она была резка, но аккуратна, вскоре я привык. В салоне абсолютно черной ауди было жарко, я открыл окно. Мы давно выехали за городскую черту и теперь со свистом мимо проносились высокие деревья, вдалеке витал запах моря, а вскоре и оно само показалось в просветах. Мы выехали к заливу и ехали вдоль него, наслаждаясь видом, вдалеке бороздили морские воды грузные и неповоротливые теплоходы, ближе к берегу катались на катамаранах и водных лыжах, громко смеялись.
— Настя, сколько тебе лет?
— Это важно?
Она даже не повела бровью, заслышав вопрос. Я не знал, что ответить.
— Нет, наверное.
Для нее этого было достаточно, она серьезно кивнула и погрузилась в свои мысли, будто я и не открывал рта. «Куда мы едем?» Я хотел спросить, но подумал, что и на это не получу ответа. Значит ли, что нужно просто расслабиться и наслаждаться попутным ветром? Да, именно так. Я закрыл глаза и полностью расслабил тело на сидении, мне было хорошо, очень хорошо.

Она была невероятно спокойна, когда смотрела на небо из-под темных стекол очков. Мы сидели рядом на ступенях, спускающихся к набережной, Настя откинулась на локти, практически лежа на лестнице, я развалился рядом. Несмотря на теплый день, морской бриз ласкал кожу, не было удушающей жары, было легко и спокойно.
— Когда-то это уже случалось между нами.
Она сказала настолько тихо, что я подумал, что показалось, что всего лишь ветер в листве. Но нет, она продолжила:
— Когда-то ты уже любил меня.
Я не смог удержать улыбки, хотя эти честные слова были неловки.
— Мы только недавно познакомились с тобой, как бы это могло быть?
Она повернула голову ко мне, не мог понять ее взгляда, угадать, о чем она думает, все скрадывали темные стекла.
— Почему ты так думаешь?
— Но… — Я запнулся, откровенно не зная, какой аргумент привести. Все было так просто, что даже страшно, как она этого не понимала. Ведь этого просто не могло быть! Она улыбнулась уголками рта и прикрыла виски руками.
— Не переживай. Это всего лишь мои сны. Не более того.
Я не нашелся, что ответить.

— Мне нужно домой, родители будут ждать…
«Какую ахинею я несу». Красное небо, оранжево-серый камень мостовой, далекий крик птиц.
— Я не хочу быть сегодня одна.
Она даже не смотрела, но я вытащил телефон из кармана джинсов, наскоро набрал смс, что не вернусь сегодня и ночую у друзей, и отключил аппарат к чертовой матери. Она действительно вертела мной, как хотела, я сам позволял и был готов к этому.
— Нас не потревожат сегодня, ты хочешь о чем-то поговорить?
— Нет.
— Хорошо. Я обниму тебя?
Она не ответила ничего, счел это за согласие, придвинувшись ближе и осторожно обхватив ее плечи одной рукой. Если она не хочет рассказывать, то я могу просто быть рядом. Чтобы быть услышанным, необязательно использовать слова, я хотел доказать ей это. Не знаю, зачем и почему, но хотел, и это осознание наполняло умиротворением и теплом.
— Я с тобой,- одними губами без звука на ухо, упершись носом в висок. Я надеялся, что и она думает также.

— Мы можем стать светлее, лучше, что нам мешает? Перед нами ведь весь мир, понимаешь, Настя, целый огромный мир, столько всего впереди! Давай пойдем дальше бок о бок, давай.
Я перехватил ее ладони, крепко сжав, сидя перед ней на коленях. Она склонила голову низко, что не было видно глаз, волосы упали на лицо. Мы сидели у небольшого пруда, наслаждаясь ночной прогулкой, которой могла помешать разве что надоедливая мошкара, кружащая рядом.
— Ты такой глупый. Маленький и глупый.
Девушка улыбнулась, подняв взгляд, настолько темный, что в нем даже не отражалось луны. Я замолчал, она все равно не верила в то, что я говорил, и я не видел возможности что-либо изменить в этом.



Krasnich

Отредактировано: 03.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться