Радиация

Размер шрифта: - +

III Начало конца

Сейчас уже привычно видеть бродящих по улицам недо-людей, напоминающих живых мертвецов. Уродливые, полуразложившиеся трупы на ногах, ― последствие страшного вируса, накрывшего мир и меньше, чем за неделю, превратившего его в это. Рита уже с трудом могла вспомнить время, когда город был чистым и уютным, дома ― не разрушенными, а люди ― живыми и интересными.

За короткое время города вымерли. Вымер целый мир. Теперь он принадлежит им ― людям, зараженным неизвестным вирусом. Среди них было столько знакомых! Рите пришлось наблюдать, как те, с кем она общалась, у кого покупала ланч, кому сдавала проекты, превращались в монстров.

Сначала они начали странно себя вести. Впервые Рита столкнулась с проявлением вируса в спальне своих родителей, когда увидела мать, сгрызающую мясо со своей руки. Сколько тогда было криков! Смысл происходящего не сразу дошел до сознания молодой девушки. Дважды она ущипнула себя, пытаясь пробудиться ото сна, но ужасная сцена никуда не делась. Мать не обращала на нее внимания, только продолжала свою страшную трапезу.

А потом вернулся отец. Его лицо было белее мела. Похоже, его почти не удивило случившееся дома. Он посмотрел на жену, и лицо исказила гримаса отчаяния. Словно он хотел сказать: «Оно добралось и до тебя!», но промолчал. Увидел у окна сжавшуюся в комок и трясущуюся от страха дочь. Подбежал, схватил на руки и вынес из комнаты. Дверь захлопнул и повернул ключ.

― Что это, папа?.. ― плача, бормотала Рита. ― Мама сошла с ума?

― Хуже, дочка, хуже! Ты не видела, что творится на улицах.

Отца трясло. Рита никогда не видела его таким. В ее сознании он был сильным духом мужчиной, который даже в критической ситуации оставался невозмутимым. Но теперь его руки дрожали, а ноги подкашивались.

Спустя несколько минут, выпив вторую чашку кофе, Рита прислушалась к внешним звукам. За окнами не переставали сигналить машины, без умолку кричали люди. Отец зашторил в квартире каждое окно и строго запретил дочери приближаться к ним. Потом полез в чулан и достал оттуда охотничье ружье. Рита вытаращила глаза.

― А это зачем?

― Пригодится, ― ответил отец, сел на диван и закурил. Уставился на экран выключенного телевизора.

― Может, включим? ― робко предложила Рита.

― Нет, ― отсек отец. ― Никаких телевизора, телефона и Сети! Мы просто подождем.

― Чего именно?

― Это кончится. Должно кончиться. Но я не хочу, чтобы ты забивала себе голову.

― Папа, мама в спальне ест саму себя! В городе, похоже, творится что-то страшное. Мы не можем сидеть в неведении!

― Можем, и будем! ― Отец сурово посмотрел на нее. ― Ты не видела того, что видел я. И, надеюсь, это кончится быстрее, чем тебе придется с ним столкнуться.

Рита сгорбилась и уперлась локтями в колени. Из спальни доносились чавкающие звуки. Мама еще не закончила. Больше всего девушке хотелось подойти к окну и выглянуть наружу. Узнать, наконец, что так напугало отца. Неужели все ведут себя так же, как ее мать? Или хуже?

Но она просто сидела, разглядывая узоры на ковре, и боялась нарушить тишину.

 

Это уже третье ДТП. В квартале отсюда столкнулись два других автомобиля, а чуть дальше на обочине лежит перевернутый школьный автобус.

С утра Эйприл, как обычно, вышла на работу. Ничто не предвещало кардинальных перемен. Город просыпался, люди спешили по делам. Девушка шла по тротуару к станции метро, когда сзади закричала женщина. Остановившись, Эйприл обернулась и застыла на месте. Мужчина в костюме с волдырями на лице вцепился зубами в горло какой-то несчастной. Из раны брызгала кровь, попадая на прохожих, в ужасе отскакивающих назад. Женщина неистово кричала и пыталась сбросить с себя напавшего, но он вцепился намертво. Кто-то чуть не сбил Эйприл с ног. Отскочив, она увидела стеклянную бутылку из-под пива, торчащую из мусорного бака. Наверное, шок придал ей смелости. Схватив бутылку за горлышко, Эйприл со всей силы приложилась ею к голове прокаженного. Но каковым же было ее удивление оттого, что тот даже глазом не повел! Бутылка разлетелась на осколки, а ему ― хоть бы что. Он продолжил раздирать горло жертвы, которая уже не могла кричать.

Тут, наконец, трое мужчин стряхнули с себя оцепенение и бросились на помощь. Совместными усилиями им удалось стащить напавшего со спины женщины. Та пошатнулась и рухнула на тротуар. Какой-то мужчина наклонился и пощупал у нее пульс. Затем поднял голову и покачал ею. Эйприл поняла: женщина мертва.

Тем временем прокаженный пытался вгрызться в плоть кого-нибудь из запоздалых спасителей несчастной. Он прыгал на каждого по очереди и клацал зубами, как бешеный пес. Гнойники на его лице пульсировали, от самого жутко несло мертвечиной. Один из парней схватил с земли железный прут, удачно оказавшийся рядом, и воткнул его больному в череп. Тот издал нечеловеческий хрип и повалился на землю.

― Это что сейчас было? ― напряженно произнес молодой человек. ― Зомби, что ли?

― Черт его знает! ― отозвался второй. ― Надо отсюда убираться.

Эйприл, забыв о работе, своей внешности и всем, что ее особенно интересовало, медленно повернулась и пошла по тротуару, волоча за собой ноги на шпильках. Сумочка вдруг стала неимоверно тяжелой, а в глазах защипало. Что за чертовщина только произошла? Чем был болен тот человек? За пять минут она стала свидетельницей двух смертей, а ведь ей еще никогда не приходилось видеть мертвого. Правда, когда Эйприл было шесть, умерла ее бабушка. Но тогда девочка еще не понимала, что такое смерть. А теперь... одну загрызли, другому прутом проткнули череп. И ничего! Ни полиции, ни преследования убийц. Вон они, переходят дорогу, направляясь к месту ДТП. Хотят рассмотреть столкнувшиеся авто поближе. Люди обходят два трупа, косясь на них, но никто не вызывает полицию. Да и где она вся?! За все утро Эйприл не встретился ни один страж порядка. Словно их никогда и не было в городе.



Aili Kraft

Отредактировано: 07.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться