Радиация

Размер шрифта: - +

VI Возвращение в Ад

Каково это ― возвращаться туда, откуда с таким трудом удалось бежать? Каково осознавать, что все усилия и надежды были напрасными? Каково заставить себя поверить, что теперь ты все равно умрешь, что бы еще ни предпринял?

Рита вытиснулась из толпы и посмотрела на город. Над ним еще, подобно стервятникам, кружили истребители, и сбрасывали вниз бомбы. Где-то там, среди высоких, разрушающихся зданий, царит хаос. И теперь ей придется вернуться в сердце Айлэнд-сити, где его жители заражены неизвестной болезнью, умирают и встают снова, чтобы наброситься на себе подобных. У Риты язык не поворачивался назвать их людьми, но еще совсем недавно они ими были.

Когда девушка бежала к мосту, она видела измененных стариков, детей. Маленькая девочка прямо посреди улицы ела убитую кошку, старик гнался за молодым человеком, издавая рвотные звуки и размахивая клюкой. Вирус не пощадил никого. Еще вчера люди занимались своими делами, а уже сегодня превратились в существ, названия которым Рита не знала.

И она пошла. Опустив голову, с чувством безысходности девушка медленно побрела назад ― в город, где любой встречный мог оказаться ее смертью. Может быть, повезет, и на нее упадет бомба. Тогда гибель будет мгновенной, и не придется мучиться. Но если укусит зараженный, значит, велик риск, что Рита пополнит их ряды и станет бродить по улицам в поисках свежего мяса.

Ей не хотелось об этом думать. Хотелось вычеркнуть из памяти последние сутки. Снова проснуться утром от звона будильника, обрадоваться, что случившееся ― всего лишь сон, и начать собираться на работу.

Рита и не думала, что так быстро соскучится по работе. Сколько помнила, она ее ненавидела. Но теперь захотела продать душу, только бы оказаться в «улье», где самое страшное, что может случиться ― это чья-то сплетня или выговор Жюстин. Рита была готова стерпеть сотню таких выговоров подряд.

Но теперь никогда больше не будет ни Жюстин, ни офисных сплетников, ни работы. Не надо вставать чуть свет с ощущением давящей ответственности. Больше не будет ночных сидений у окна и разглядываний придорожного казино. Оно разрушено бомбой. К нему уже никогда не подъедут лимузины с разряженными в дорогую одежду и драгоценности состоятельными людьми.

По мере того, как Рита входила в город, обстановка вокруг становилась мрачнее и опаснее. Почти не слышался уже гул истребителей. Что ж, они сделали свое дело. Больше им тут ловить нечего.

Рита подумала о континенте, с которым их разделял пролив. Знают ли его жители, что творится в Айлэнд-сити? Конечно, знают. Сидят сейчас в тепле и комфорте у экранов своих телевизоров и смотрят, как самолеты рушат город-остров. Водители слушают подробности этого разрушения по радио у себя в машинах, кто-то читает в Сети или смотрит любительские видео, снятые на камеры мобильных телефонов. И, конечно, все болтают о судьбе некогда красивого и прогрессировавшего мегаполиса.

Последняя надежда выбраться из Айлэнд-сити и примкнуть к тем беззаботным людям рухнула каменным градом в пролив Джиллиан и потонула в нем навеки. То, что осталось от некогда величественного моста Вида Нуэва, изуродованным обломком стояло на берегу, скрипя порванными, покачивающимися тросами.

Убежать из города не представлялось возможности. Со всех сторон Айлэнд-сити окружала вода. Пролив шириной шестьдесят три мили нереально переплыть своим ходом. Рита видела людей, в отчаянии бросившихся в воду, но никто не достигнет цели. Одни утонут, выбившись из сил, а других убьют с одного из катеров, патрулировавших побережье. Все выходы были отрезаны. Представители военных сил страны не шли на переговоры. Им поручили уничтожить это место, и они блестяще выполняли работу.

Кому это все понадобилось? Кто отдал приказ разрушить целый город? Наверняка, президент. Кто же еще? Чем он руководствовался, подписывая это постановление? Дрогнуло ли его сердце?

Теперь у Риты будет достаточно времени, чтобы поискать у себя в голове ответы на эти вопросы. Она в который раз осмотрелась. Где-то, среди всех этих людей бродит Эйприл. Рита знала, что будет скучать по ней, пока бьется сердце. В обычной жизни она ненавидела Эйприл, но после того, как та спасла ее от сумасшествия и на короткое время стала ей другом, мнение Риты относительно девушки кардинально изменилось. Под красивой и глупой оболочкой скрывалась ранимая и добрая душа, вспоминая которую, Рита начинала плакать. За короткое время девушка потеряла всех, кого любила. Теперь она одна в ставшем чужим городе. Глядя на то, что от него осталось, она горько улыбалась, осознавая, как нелепо звучат теперь патриотические лозунги о том, что родной дом ― это крепость, где с тобой ничего не случится. Крепость Риты и тех несчастных, что еще живы, захвачена самой Смертью. Здесь больше нет безопасных мест. Никто не защитит тебя от неизбежного. Люди будут просто умирать один за другим до тех пор, пока в городе не останется ни одного живого. Потом они, возможно, погибнут от голода или станут пожирать друг друга. Со временем это место станет городом-призраком, а лет через десять, возможно, по этим улицам будут водить туристов с глупыми лицами, фотографирующих все подряд.

И, может быть, кто-то из них найдет в куче хлама какой-нибудь документ, в котором упоминается некая Рита Мэйсон; может, кому-то посчастливится подобрать ее паспорт, который зарыт сейчас где-то под обломками дома. Люди будут интересоваться ею, придумывать свои истории касательно судьбы девушки, а, может, просто отбросят документ в сторону и продолжат путь. Рита Мэйсон доживает последние дни, ― может быть, часы, ― и вряд ли после нее останется что-то, способное кого-нибудь заинтересовать.



Aili Kraft

Отредактировано: 07.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться