Радиация

Размер шрифта: - +

VIII Обратная сторона роскоши

Чем дальше отъезжала машина от центра города, тем меньше на пути встречалось зараженных, да и простых людей тоже. Казалось, все жители собрались в сердце Айлэнд-сити. Скорее всего, так и было. Люди спешили к мосту, который рухнул, а теперь сбились в кучу в одном месте, паникуя и не зная, что делать дальше.

Рита с грустью смотрела в боковое окно, думая о жизни, которая никогда больше не будет прежней. Думала о тех, кто окружал ее на протяжении двадцати пяти лет. Они все были частью современного мира, где уже не нужно биться в кровь за выживание. В этом мире все давалось, как манна небесная. Хочешь денег? Получи хорошую профессию и зарабатывай их, сидя в удобном кресле. Хочешь летать? Самолеты к твоим услугам. Хочешь есть мясо? Не нужно охотиться, ― достаточно просто сходить в магазин и купить столько, сколько требуется.

Люди утратили свои первобытные навыки и инстинкты. Они стали беспомощными, зависимыми от технологий. Именно поэтому сейчас, столкнувшись с реальной угрозой, они жмутся друг к другу, плачут и не знают, как им быть.

Рита мельком взглянула на Райана. Он вел автомобиль, задумавшись о своем. Этот человек резко выделяется из общей массы. Он не прячется, ожидая, когда проблему решит кто-нибудь другой. Спасается сам и пытается спасти незнакомую девушку. Она же настолько отвыкла от искренности, что в те минуты сидела и тряслась, пытаясь понять, какую выгоду он собрался извлечь из помощи ей.

Высотные здания постепенно сменились сначала особняками, потом домами победнее. Наконец, внедорожник въехал в деревню, где царила настоящая нищета. Это невооруженным взглядом было видно по тому, как обветшали дома и заросли травой дворы. Кое-где виднелись маленькие огороды с больными или высохшими растениями. У одного из покосившихся заборов на скамейке сидели двое древних стариков в грязных, штопаных обносках. Один курил самокрутку, другой поглаживал редкую, седую бороду. Все его лицо изрыла оспа.

Около другого дома дети лет пяти-семи играли с проколотым, потрепанным мячом. Вокруг них с лаем кружила маленькая тощая собачонка. Чья-то не менее тощая кошка сидела на заборе и внимательно наблюдала за единственной в деревне дорогой. Асфальтового покрытия эта дорога, конечно же, не видела.

Рита даже не догадывалась, что на их островке существуют такие деревни. Она всегда считала Айлэнд-сити богатым современным мегаполисом. Такими, по ее мнению, должны быть и его пригороды.

― Что это за деревня? ― спросила Рита, нарушив их с Райаном молчание, продолжавшееся уже почти тридцать минут.

― Либертад. ― Райан усмехнулся. ― Иронично звучит, учитывая, что понятие «свобода» в наше время основывается на количестве бумажек в твоем кошельке.

Рита вздохнула. Название деревни никак не вязалось с действительностью, бросающейся в глаза. Красивое и многообещающее имя, данное ей носителями второго государственного языка Раллеи, выглядело блестящей брошкой на выцветшем, дырявом платье[1].

― Похоже, здесь еще не знают о заражении, ― с грустью произнесла девушка, оглянувшись на детей, мимо которых они только что проехали.

― Знают, ― ответил Райан и указал куда-то характерным кивком. Рита проследила за его взглядом и увидела покачивающееся тело, привязанное к стволу дерева. ― Только пытаются решить проблему самостоятельно, не поднимая шума. ― Мужчина с косой подошел к зараженному и одним махом отсек ему голову. Рита в ужасе отвернулась.

― Эти люди... У них совсем ничего нет... ― прошептала Рита, когда они, наконец, выехали из деревни. ― Они обречены...

― Ты удивлена? ― Райан посмотрел на нее. ― Прежде не знала о существовании таких мест?

― Знала, ― ответила Рита, ― но не думала, что они совсем рядом. По телевизору их никогда не показывали, никто о них не говорил.

Райан вздохнул.

― Городским всегда было плевать на бедняков. Я и сам таким рос. Моя семья жила в достатке, и я ни в чем не нуждался. Но после гибели родителей все изменилось. Я не был приспособлен ко взрослой жизни и быстро промотал родительское состояние. Когда поступил в колледж, у меня за душой почти ничего не осталось. Так, несколько монет на хлеб. Тогда я понял, что в мире живут не только богатые. Много и таких, кому нечего есть и негде спать. Я стал работать, где придется, и жил в ужасных условиях. Тогда-то и узнал о существовании таких мест, как Либертад. Иногда мне приходилось проситься на ночлег к беднякам, потому что денег не хватало даже на комнату в грязном мотеле.

― Вы действительно так жили? ― удивилась Рита.

― Да, ― ответил Райан.

Девушка опустила глаза.

― Я всегда считала свою семью бедной. У нас не было средств на многие удовольствия; мы во многом себя ограничивали. Но я не думала, что в Раллее живут люди, у которых нет денег даже на тот минимум, что мы могли себе позволить.

― Бедняки не имеют квартир в мегаполисах, ― сказал Райан. ― У них нет средств на оплату коммунальных услуг. Может быть, ты не купалась в роскоши, но жила хорошо. Тебе неведома бедность, поэтому ты так удивлена.

― Хотите сказать, что я ― одна из зажравшихся богатеев? ― обиделась Рита.

― Я этого не говорил. ― Райан бросил на нее короткий взгляд. ― Просто тебе не знакома нищета. Теперь ты знаешь, что в нашей стране живут люди, которым часто нечего кушать.



Aili Kraft

Отредактировано: 07.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться