Радиация. Реальный мир

Размер шрифта: - +

VIII. Лена

Повсюду только ноги. Лес движущихся, агрессивно топающих ног. Как в каком-то сюрреалистическом ролике.

Лена лежала на холодном бетоне, уткнувшись лицом в спину мертвой девочки. Ей было страшно, как никогда. Многочисленные подошвы постоянно шаркали по телу и волосам, одежда была испачкана и местами порвана.

Лена плакала.

Из этого Ада нет выхода. Толпа не редела. Людей, казалось, становилось только больше. Девушка лежала на земле, терпя боль от ударов ногами и отвращение, когда чья-то подошва задевала лицо. В какой-то миг ей пришлось накрыть себя телом ребенка. В этом она видела единственный, пусть и слабый, шанс на спасение.

 

Сейчас уже воспоминания о том вечере не пугают. За прошедшие два месяца Лена видела много вещей, которые оказались куда страшнее затоптанной насмерть девочки и взбудораженной толпы беженцев. После того, как отбыл последний поезд, она еще не раз возвращалась к зданию вокзала и искала мать, но так и не нашла. Скорее всего, та уехала с остальными в Иркутск. Интересно, пункт эвакуации еще держится? И много ли там людей?

Лена хотела верить, что много. Она хотела верить, что ее мать среди выживших, в безопасности. Сейчас они, наверное, думают, как это остановить. Может, скоро организуют группы по поиску потерянных родственников, и одна из этих групп найдет ее — Лену Фетисову.

Леночку Эфф.

Нет больше Леночки Эфф. Нет ее канала с двумя миллионами подписчиков, нет поднимающих настроение видео. Есть только Лена. Девушка без косметики, в обычной одежде, с конским хвостом, не сбрызнутым лаком и не уложенным утюжком. Просто копна обесцвеченных прядей, давно отросших от корней. Кого теперь волнует красота? От необычного маникюра не осталось и следа. Сейчас ногти некогда известной блогерши короткие и лишенные лака. Она по-прежнему живет в своей квартире, но в ней больше нет былого уюта. Все ненужное выброшено, одна из дверей заперта на ключ, ибо за ней нет ничего — в прямом смысле. Кусок дома снесло взрывом от ракеты во время зачистки. Под раздачу частично попало жилье Фетисовых.

В квартире, где самым опасным предметом всегда являлся кухонный нож, теперь полно разносортного оружия — от пресловутых ножей до дробовиков и винтовок. Спасибо оружейному магазину в соседнем квартале, — вещи, за которые выжившие сейчас готовы разорвать друг другу глотки, достались Лене и ее новой подруге задаром. Девушки успели вовремя и вынесли из магазина самое необходимое еще тогда, когда город только начал сходить с ума. Окси сказала, что им придется защищаться, и кулаки уже проблему не решат. Надо что-то существеннее. Лена не возражала.

Окси... Еще недавно, в период своего бытия Леночкой Эфф, она ее ненавидела. И недаром — та была самой опасной конкуренткой. Наглым образом переманивала к себе ее подписчиков и не упускала возможности подколоть ту в интернете и при встречах в реальной жизни. Но теперь все изменилось. Их отношения изменились еще в тот злополучный вечер, когда обе девушки поняли, что им придется задержаться в Хабаровске.

 

...Лена уже попрощалась с жизнью. У нее болела и кружилась голова, ныло все тело. Ей хотелось просто умереть. Перестать чувствовать боль. Перестать надеяться. Она много читала о людях, погибших в давках, и никогда не думала, что ее саму настигнет та же участь. Она плакала — по своей ужасной судьбе; по девочке, которая лежала на ней, защищая от ударов; по пропавшей в толпе матери. Она закрыла глаза, решив, что так проще дождаться смерти, когда услышала голос, после чего кто-то схватил ее за руку:

— Лена? Черт, Ленка, руку давай!

Ее потянули вверх. Поначалу Лене показалось, что она умерла, и это ангел-хранитель вытаскивает из растоптанного тела измучившуюся душу. Но все оказалось куда прозаичнее: открыв глаза, девушка увидела перед собой знакомое лицо. Только тогда она поняла, что больше не чувствует на себе тела мертвой малышки.

— О... Окси?.. — пробормотала она.

Кристина Окси. Враг. Конкурентка. Спаситель.

Накрашенные веки часто моргали, тушь размазалась вокруг глаз и сделала их похожими на глаза призрака. Некогда красивая укладка превратилась в гофрированную мочалку.

— Ты здесь с кем? — резко спросила Окси, не отпуская ее руки. Нецензурно выругалась, когда кто-то сильно толкнул ее в спину. — Шары разуй, олень! — Снова повернулась к пытающейся прийти в себя Лене. — Ну, ты что, здесь одна?

Та помотала головой.

— Нет. Я... с мамой... Она... — Слова никак не складывались в предложения. — Она...

— Где твоя мама? А девчонки? Ну, Танька там, Райхон. Твои подружки. Вы же везде вместе ходите.

Лена закусила губу. Кто-то толкнул ее, и она чуть снова не упала.

— Так, ладно. — Окси потянула ее за собой. — Надо выбраться отсюда, а то вместе ляжем.

Лена не сопротивлялась.

Кристина волокла ее за собой, не останавливаясь. Девушки буквально продирались сквозь толпу в обратном от перрона направлении. Они шли в сторону дороги, на которой все еще стоит брошенная Фетисовыми машина. Лена пыталась сказать что-то про то, что им в другую сторону, но Кристина ее не услышала. Крики и гомон звучали громче, чем на концерте Rammstein[1]. Лена почти не слышала саму себя.



Aili Kraft

Отредактировано: 13.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться