Радиация. Реальный мир

Размер шрифта: - +

XXII. Лена

Почему-то вспомнился рассказ пожилой родственницы о временах, когда Россия еще входила в состав Советского Союза. Суть рассказа состояла в том, как люди часами выстаивали в очереди, чтобы купить заморскую и до неприличия модную вещицу. Самым страшным разочарованием оказывалось то, что человек перед тобой только что ушел с последним экземпляром. И ты, потеряв уйму времени и сил, бредешь домой ни с чем.

Когда девушки добрались до Иркутска, Лена испытала похожее чувство. Они так долго сюда шли, преодолевая сотни препятствий. Бежали из родного города по рельсам, чуть не погибли в туннеле, кишащем протухшими, провели несколько дней в опустошенной деревне и бегом, побросав вещи, покинули ее в сумерках из-за внезапного визита стада. Как они предполагали, это были те самые мертвецы — из туннеля. А, может, и другие. Важно то, что им даже не хватило времени собрать самое необходимое.

Они шли больше месяца. Скитались по пустырям, голодные и замерзшие, ночевали на чердаках брошенных домов и в канализационных люках, обмазывались кровью и внутренностями протухших, чтобы те их не почуяли.

И ни на шаг не свернули с курса.

В душе до последнего теплилась надежда, что мама в Иркутске. В безопасности. Когда все началось, люди уезжали туда толпами, потому что именно там власти организовали пункт эвакуации. Судя по всему, он был таким огромным, что мог вместить тысячи, если не десятки тысяч людей.

Здесь когда-то, и вправду, был пункт. Лена и Окси легко нашли его по указательным табличкам, прибитым почти к каждому столбу и стене. Они бежали по замусоренным улицам, не беспокоясь о возможном нападении мертвецов и собственной усталости. Девушки не считали километров. Главное — люди рядом. Живые люди. Которые позаботятся, накормят их и защитят. Может, среди них Лена отыщет мать.

Здесь не оказалось ни одной живой души.

Вначале девушки решили, что ошиблись, и пришли не туда. Но таблички, развешанные по городу, вели именно в это место. Аэропорт должен был служить пунктом эвакуации. Им он и был какое-то время. Повсюду глаз натыкался на плакаты с инструкциями, перед зданием было разбито множество палаток военного типа. Здесь оказался даже бронетранспортер. Но подругам не понадобилось бегать по территории и звать выживших. Они поняли, что здесь никого нет.

Между палаток бродили зараженные. Медленно, бесцельно. Железные ворота, которые еще совсем недавно были встроены в возведенный на скорую руку цементный забор, валялись на земле. Перед забором с внешней стороны тянулась на несколько метров вправо свежевырытая канава, из которой торчали деревянные и металлические пики. Видимо, кому-то пришло в голову выкопать ров и обезопасить себя еще лучше, но люди не успели завершить начатое. Лена и Кристина подозревали, что на аэропорт напало стадо.

Все еще будучи с ног до головы в крови протухших, девушки вошли на территорию аэропорта. Проходивший мимо зараженный повернул голову в их сторону, принюхался и продолжил путь. К счастью, от них еще сильно разило мертвечиной, и зомби не заподозрил обмана.

Стараясь не торопиться, подруги преодолели палаточный городок. Здесь, среди временных жилищ, вони оказалось больше. К счастью, зимой нет мух, а то бы сейчас над этим местом кружили целые рои.

Прежде чем пройти сквозь дыру в заборе, девушки договорились обследовать здание аэропорта. Может, им повезет, и там даже прячется кто-то из выживших. Может, среди них и мама Лены.

Не бежать было трудно. Хотелось поскорее убраться из этого жуткого городка, где почти на каждом шагу лежал гниющий труп. Кое-где тела были свалены друг на друга.

— Глянь-ка, — шепнула Окси, и Лена проследила за ее рукой. Только сейчас она заметила то, на что сразу не обратила внимания: у каждого мертвеца, лежащего на земле, была прострелена голова. Их убили не зараженные, — это сделали люди. Только кто именно? Выжившие, которых не пустили за спасительный забор? Они сами, поняв, что оказались в западне, окруженные тварями?

Странным оказалось и то, что во всем палаточном городке не нашлось ни одного экземпляра оружия — как огнестрельного, так и режущего/колющего. Ни ножей, ни пистолетов, ни ружей, ни даже дубинок. Но ведь как-то эти люди застрелились! Или кто-то их застрелил. Почему все оружие исчезло?

Скорее всего, кто-то хорошенько прибрался здесь после того, как все случилось.

 

Двери в здание аэропорта оказались не забаррикадированными ни снаружи, ни изнутри. Если там кто-то и прячется, значит, он безнадежно глуп или не хочет привлекать внимания. Лена вошла первой и поманила за собой подругу. В зале ожидания было темно, холодно и неуютно. Совсем не так, как должно быть.

А как должно, учитывая случившийся апокалипсис?

Подруги, закрыв за собой дверь, неуверенными шагами двинулись по замусоренному полу. Под подошвами то и дело хрустели стекло, пластик и другие вещи, которым тут явно не место. К счастью, трупов пока не было — ни окончательно мертвых, ни ходячих. Кристина бросла грустный взгляд на табло. Вряд ли оно когда-то снова загорится. Последний раз, когда она была в аэропорту, все здание наполняла атмосфера ожидания и предчувствия увлекательного путешествия. И пусть ее нога ни разу не ступала именно в этот аэропорт, ощущения во всех, где она побывала, оказывались одинаковыми.



Aili Kraft

Отредактировано: 13.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться