Радиация. Реальный мир

Размер шрифта: - +

XXIII. Ракель

Самые сильные и быстрые члены группы собрались на вылазку. Лорен обещала к вечеру мясное блюдо, коих не было уже довольно долго. Но в тот день для этого существовал весомый повод — Рождество. Нельзя в такой праздник ограничиться овощным салатом или яичницей. Ракель просилась присоединиться к команде, но Лорен ей отказала.

— Ты еще недостаточно привыкла к нашему образу жизни, — объясняла она свой отказ. — Плохо знаешь нашу тактику и можешь подвести всю группу, сама того не желая. Останься и помоги остальным украсить здание к празднику.

Ракель это ненавидела. В такие моменты чувствовала себя беспомощной домохозяйкой, величайшим достижением которой являлось умение подобрать шторы, сочетающиеся с интерьером. В прошлом она была одной из лучших участниц вылазок, сама Соланж отдавала ей наивысшее предпочтение, — но здешний лидер считает ее несмышленышем, за которым нужен постоянный присмотр.

Поборов эгоизм, Ракель кивнула и отошла. Конечно, она может в любое время собрать своих и уйти. Снова станет главной и будет решать самостоятельно, кому куда идти. Но это решение станет поступком действительно маленького ребенка. Здесь, в супермаркете, они все хорошо защищены, и их много. Зараженные сюда не прорвутся, а против агрессивных живых у них достаточно оружия. Оказавшись вне крепких стен, Ракель с друзьями попадут в большую опасность. Вряд ли найдутся другие благодетели, которые согласятся принять к себе шесть голодных ртов. К тому же Пейдж здесь нравится. Она даже обзавелась друзьями. Зачем отрывать девочку от более-менее нормальной жизни и тащить в мир, полный ужасов?

Все, кто не принял участие в вылазке, увлеченно занимались уборкой. Посреди зала стояла огромная коробка, доверху набитая мишурой и прочими украшениями. Пейдж и два мальчика — новые друзья — постоянно суетились вокруг нее и разглядывали то, что лежало сверху. Они были единственными детьми в этом месте. Ракель радовалась, что Пейдж не пришлось жить в компании взрослых, как это было в «Плазе».

Ракель уже собиралась примкнуть к трем женщинам, моющим обои на дальней стене, когда взгляд зацепился за девушку, одиноко сидевшую на ступенях эскалатора. При слабом освещении Ракель не разглядела ее лица, но не смогла припомнить, чтобы видела ее раньше.

— Это Блэйк, — прозвучало над ухом, и Ракель вздрогнула. — Наша невидимка. Она и раньше-то была не особо общительной, а после смерти сестры совсем ушла в себя.

Девушка подняла голову. Рядом стоял один из мужчин команды Лорен. Кажется, Дэвид. Или Дэниел. Ухмыляясь самому себе, он ушел, а Ракель не могла сдвинуться с места. Она всегда жалела таких людей, ведь почти всю жизнь находилась на их месте. Часто ей казалось, что мир намеренно не желает ее воспринимать.

Через несколько секунд Ракель стояла на эскалаторе перед Блэйк. Теперь она могла ее рассмотреть: лет семнадцати-восемнадцати, слишком худая, темноволосая, с самым обыкновенным лицом. В больших глазах застыла грусть. Девушка лишь мельком глянула на нее и отвернулась, погруженная в мысли.

— Привет, — неловко поздоровалась Ракель. — Не видела тебя раньше. Меня зовут Ракель. Недавно мы с группой к вам присоединились. Ты ведь Блэйк, верно?

Девушка снова на нее посмотрела. На этот раз взгляд задержался дольше.

— Хочешь, чтобы я помогала? — враждебно бросила она. — Сами не справляетесь?

— Нет, я просто...

— Плевала я на Рождество и всех вас!

Девчонка ловко подскочила и побежала вверх по эскалатору, оставив Ракель стоять в недоумении. Придя в себя, та медленно спустилась вниз, где ее уже ждала одна из новых подруг — Эмилия.

— Не обращай внимания. — Женщина положила руку ей на плечо. — Блэйк странная, но безобидная.

— Что с ней случилось? Она всегда такой была?

Эмилия вздохнула.

— Почти. Блэйк и Саманта, как вы, пришли к нам с просьбой о помощи. Это случилось через месяц после начала эпидемии. Они были родными сестрами. Вроде бы, нормальные, но в прежней жизни имели дела с алкоголем и наркотиками. Водились с плохими компаниями вроде байкеров и металлистов. Вроде, Саманта даже собиралась замуж за барабанщика какой-то группы. В общем, у нас им пришлось жить по другим правилам, но, вроде, не жаловались. Правда, всегда держались особнячком, почти ни с кем не общались. Однажды, за несколько дней до вашего прибытия, Саманта ушла на вылазку, где ее окружила толпа зараженных. Наши люди ничего не смогли сделать — она умерла. Блэйк обвинила всех в ее смерти и окончательно замкнулась в себе. С той поры Лорен не берет на вылазки всех подряд. А что до девочки — то пользы от нее никакой, но выгнать ее не можем. Она ведь там будет совсем одна, а тут хоть какая-то защита.

Ракель слушала и невольно улыбалась. Все-таки им повезло. В этих людях не умерли доброта и порядочность. Может, у мира еще есть шанс возродиться?

 

Приготовления шли до самого вечера. С каждым днем Ракель все больше убеждалась, что из Лорен получился действительно хороший лидер. Она даже чем-то напоминала ей Соланж — всегда могла организовать людей и вселить им надежду на светлое будущее. Вот и сейчас, вместо того чтобы жалеть себя и других, решила устроить всем праздник. А почему нет? Если вирус их не коснулся, значит, они особенные. А особенные имею право на привилегии.



Aili Kraft

Отредактировано: 13.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться