Радуга для миллионера

Глава 54. Перемены

Будильник прозвенел в половине восьмого. Катрин сладко потянулась и села на кровати, стыдливо прикрываясь одеялом, глазами поискала по комнате свою пижаму. Она и сейчас испытывала чувство неловкости из-за простоты своего наряда. К такому мужчине нужно выходить исключительно в шёлковом белье — в маечке на тонких бретельках и соблазнительных шортиках. А не как она — в хлопковых коротких штанишках и футболке. Хотя, какая теперь разница? Улыбнулась, вспоминая, как он воскликнул, когда увидел её:

— Какие симпатичные медвежата, — при этом раздевая её взглядом.

— Ты что? Это же утята! — возмущённо поправила его Катрин, втайне радуясь, что под футболку надела бюстгальтер.

— Какая разница? — его голос понизился до шёпота. — Ни тем, ни этим зверюшкам не место в нашей кровати.

Катрин покраснела, вспоминая прошедшую ночь. Максим оказался неутомимым любовником — нежным, чутким, ласковым. Он словно знал, чего она хочет, и следовал за её желаниями. А самое интересное, с ним у неё не было никаких запретов. Она отдавалась ему вся без остатка, без какой-то ложной скромности или ограничений.

Катрин провела ладонью по соседней подушке, которая, казалось, до сих пор хранила тепло его тела. Тяжело вздохнула.

“Слишком всё хорошо, чтобы было правдой!”

Прошлёпала босыми ногами по полу в гардеробную и надела на себя первую попавшуюся рубашку Максима. И да! Натянула его трусы. А что? Ей понравилось ходить в мужском белье. Отправилась в душ.

Катрин привела себя в порядок, переоделась в платье и через полчаса готова была ехать в офис. Вчера Максим предупредил, что директора появятся на работе не раньше десяти, и поэтому она не спешила, решив спокойно позавтракать. Прошла на кухню, сделала бутерброд и налила кофе.

И в этот момент в дверь постучали.

— М? — она застыла с бутербродом, не донеся его до рта. — Ну и кто это может быть?

Первой мыслью было не открывать дверь. Что подумают, увидев незнакомую девушку в чужой квартире? Но она вспомнила, как Максим ещё с вечера при ней позвонил консьержу и предупредил о том, что она поживёт в его квартире, пока он будет в отъезде. У неё были ключи и официальное разрешение. Чего бояться? Но вот открывать дверь всё равно не хотелось. Мало ли кто там может быть!

Стук стал настойчивым.

“Вот же ж! Наверняка консьерж сказал, что я ещё не выходила. Они так и будут стучать, а мне уже в офис пора”.

Делать нечего. Она прошла к двери и открыла её. И лучше бы она этого не делала! В коридоре стояла мать Максима. Женщина одарила её презрительным взглядом.

— У вас что, проблемы со слухом? — поинтересовалась Элен, отодвигая девушку в сторону и заходя в квартиру.

— Н-н-нет, — растерялась Катрин. — Я просто не сразу услышала.

И покраснела, потому что своим ответом только что подтвердила её предположения.

Элен прошла в квартиру, внимательно осмотрелась и едва заметно улыбнулась.

— Я рада, что мы, наконец, сможем с вами поговорить наедине, — ласково произнесла она.

А вот Катрин почему-то совсем не было радостно от этого. Она с подозрением смотрела на эту женщину и интуитивно ожидала неприятностей от предстоящего разговора.

— Я заезжала вчера вечером, мне нужно было повидаться с сыном перед тем, как он улетит в Берлин, но консьерж предупредил, что он не один в квартире, поэтому я не стала подниматься, — мадам недовольно поджала и без того тонкие губы. — Мне пришлось оставить важные документы внизу. — Бросила взгляд на сиротливо лежащий бутерброд и чашку кофе на столе. — Я вижу, вы в его квартире прямо как у себя дома.

— Я… — начала Катрин, но её перебили.

— Не нужно ничего объяснять. Мне консьерж сказал, что во время отсутствия моего сына вы будете жить в его квартире. Я знаю об этом. Не утруждайтесь, милочка!

— Вы знаете… — Катрин хотела объяснить, что это временно и что она ни на что не претендует.

— Катрин, — твёрдо произнесла Элен, проходя к креслу и опускаясь в него. — Вы же понимаете, что всё это не серьёзно?

— Что именно?

— Ваши отношения. — Элен усмехнулась. — У них нет будущего! Я вполне могу понять своего сына, почему он с головой бросился в эту интрижку: ему нужна была отдушина перед предстоящим браком. Но вот вас, — осуждающе покачала головой, — понять очень сложно. Насколько же нужно себя не уважать, чтобы вот так...

“Нет-нет, не правда! Он ни разу не обмолвился о предстоящей женитьбе, о своей невесте и вообще…” — Перед глазами всё поплыло, Катрин часто заморгала.

— Отец Лорен, невесты моего сына и наш давний друг, очень помог Максиму в последнем деле. Об этом слиянии мечтал мой муж, его работу продолжил сын. — Элен осмотрела свой безупречный маникюр. — Для Максима это не просто ещё один проект, а возможность завершить дело всей жизни его любимейшего отца и доказать себе, что он в бизнесе может всё.

Катрин показалось, что из-под ног у неё выбили почву и разом померк свет. Она чувствовала себя оскорблённой, униженной и несчастной. Нет. Она всегда знала, что не пара ему, но что будет вот так! “Интрижка? Отдушина?” И ведь не было никаких оснований не верить ей! Всё то, что сейчас говорила эта женщина, Катрин выслушивала вчера весь вечер, только другими словами.

“Господи, но почему он ничего не сказал о предстоящей женитьбе?”

— Документы, которые я передала для сына, очень сильно помогут ему и сегодня на переговорах, и надо отметить, что в этом огромная заслуга отца Лорен: именно он подсказал Арно, где нужно искать и что. — Элен выудила из сумочки платок и промокнула глаза. — Бедная девочка, каково ей было наблюдать за вашими отношениями, за тем, как вы постепенно сближаетесь. А ведь она ничего никогда не просила и не требовала, просто была рядом и ждала! Сама скромность! Безупречное воспитание!

“Наверное, речь идёт о той блондинке, которую я не раз видела рядом с ней!”

Катрин тяжело опустилась на стул, ноги стали ватными; она боялась, что свалится в обморок.

— Я пришла с вами поговорить, как женщина с женщиной. Вы должны отступиться. Уйти. Сейчас. Потому что дальше будет только хуже! Максим будет разрываться между жалостью к вам и долгом перед семьёй, с которой он связан обязательствами. Я знаю своего сына!

— Я вас услышала. — Катрин засунула в сумку ноутбук, который она так и не открыла ни разу с того момента, как они с Максимом вчера вместе уехали в роддом к её подруге. Сейчас она его достала, хотела кое-что проверить, пока будет завтракать, но вот снова не сложилось. — Но я всё равно дождусь Максима. Я обещала, что буду здесь, когда он вернётся.

Элен вся напряглась, даже положение поменяла в кресле.

— Лучше будет, если вы не станете встречаться, — произнесла она. — Зачем нужны долгие и никому не нужные объяснения?

— Нет. Я дождусь его, — твёрдо заявила Катрин, глядя прямо в лицо женщине. — Тем более, в свете открывшихся столь замечательных событий. Мне бы тоже хотелось его поздравить. — Лицо Элен стало каменным, а взгляд оценивающим, ледяным. — Не переживайте! Никаких истерик не будет, — спокойно произнесла Катрин, думая про себя: “Я всегда знала, что нам не быть вместе! Но эта новость о предстоящей женитьбе просто убила всё то светлое, что между нами было”. Ей было невыносимо больно.

— Сколько? — жёстко спросила Элен.

— Точно не знаю, но обещаю, что пробуду здесь ровно до тех пор, пока не вернётся Максим и мы с ним не поговорим, — быстро ответил Катрин, думая, что та спрашивает о днях, что она будет жить в квартире её сына.

— Не прикидывайтесь дурочкой! — зло зашипела Элен, доставая чековую книжку. — Я спрашиваю, сколько вам нужно денег, чтобы вы прямо сейчас убрались из этой квартиры, из жизни моего сына и, желательно, из города.

Катрин потеряла дар речи.

— Сколько, я спрашиваю?

— Да, я слышу, что вы спрашиваете. — Катрин поднялась со стула. — Но нельзя купить доброе отношение! Нельзя просто взять и заплатить человеку, чтобы он трусливо сбежал без объяснений.

— Глупости! — Элен обвела надменным взглядом с головы до ног простушку, которая непонятно каким путями смогло пролезть в постель к сыну, завладеть его помыслами. — Всё в этом мире продаётся и покупается. Вопрос лишь в цене. И я вам предлагаю сейчас назвать свою.

Катрин понимающе покачала головой: как же они были похожи друг на друга — мать и сын.

— У меня нет для этого цены! — едва сдерживая слёзы, произнесла она. — И вы меня сейчас обижаете своим предложением.

— Хорошо! Я возьму на себя смелость предложить вам соблазнительную сумму. — Элен красивым почерком вывела цифру на чеке и подписала его. — Вот, — протянула девушке, — возьмите. Чек на предъявителя, и вы сможете его обналичить в любом удобном для вас банке.

— Нет, спасибо! — Катрин подхватила свою сумку, демонстративно взяла ключи, которые для неё оставил Максим и, не оглядываясь, пошла к выходу. — Будете уходить, закройте, пожалуйста, за собой дверь.

— Катрин, — окликнула её Элен. — Не нужно так со мной поступать!

— То же самое я могу сказать и вам, — Катрин вышла в коридор и захлопнула за собой дверь.

Нужно было спешить. Вчера она сообщила Энзо, что кабинет завершён и она готова сдать его сегодня. А сейчас уже был десятый час, и она опаздывала. А ведь какое-то время займёт дорога.

Достала телефон и лихорадочно принялась набирать номер такси, который она уже знала на память; почему-то пальцы отказывались попадать по клавишам, и у неё получилось набрать нужные цифры лишь с третьего раза. Зато дорога оказалась быстрой: они ни разу не попали в пробку и подолгу не стояли на светофорах. Когда она приехала в офис и поднялась на нужный этаж, её ожидал новый сюрприз: в кабинете, который Катрин сегодня должна была сдавать Энзо, находился мьсё Делавинь. Мужчины тихо переговаривались и что-то увлечённо рассматривали в ноутбуке Габриэля.

— Здравствуйте. — Катрин вошла в кабинет и положила свою сумку в кресло. — Я прошу прощения за опоздание.

— Ничего страшного, мне всё показал и рассказал ваш коллега. — Энзо поднялся из-за стола. — Я уже сказал много добрых слов в адрес мсьё Делавиня и теперь хочу лично поблагодарить ещё и вас.

— Что происходит? — Катрин ничего не понимала.

— Дорогая, надеюсь, ты не против, что я сдал проект мсьё Маснадо без тебя? Просто ему не терпелось уже переехать в новый кабинет, а тебя всё не было.

— Нет, я против! — Категорично заявила Катрин. — Как вы могли сдать мою работу? — последние слова она произнесла с нажимом.

— Ничего страшного в этом нет, — встрял в разговор Энзо. — Мне Габриэль всё объяснил. Это очень похвально, когда более опытный коллега помогает осваиваться новичку, при этом скромно держится в тени и ни на что не претендует. Вас никто не осудит! Кстати, мы до вашего появления успели обсудить будущие проекты, которые вы также вместе сделаете, точнее, вы сделаете под чутким руководством профессионала своего дела.

— Это какое-то чудовищное недоразумение. — У Катрин было ощущение, что она попала в другой мир: только что всё было ясно и понятно, и вдруг всё изменилось. Если честно, она даже не понимала, о чём они говорят. — Этот проект — моя работа от начала до конца.

— Катрин, успокойся, пожалуйста. — Габриэль выглядел расстроенным. — Ничего же страшного не произошло!

— Нет, произошло. — Катрин едва сдерживалась, чтобы не накричать на этого самодовольного гения дизайна. — Эта работа — моя! И никаких ваших советов я не получала.

— Твоя. Твоя. Успокойся, пожалуйста, — примирительно проговорил Габриэль и с печальным вздохом обратился к Энзо: — Я очень сожалею, что так получилось. Простите меня! Нам всё же нужно было дождаться её прихода.

— Катрин, — обратился Энзо к девушке, которая лихорадочно доставала свой ноутбук и папки. — Я действительно не вижу ничего страшного в произошедшем.

— Я вам сейчас докажу, что это моя работа. Одну минутку. — Катрин пересмотрела все свои папки, но ни в одной не нашла самых первых набросков, которые она делала от руки. Бросила взгляд на ноутбук и забыла, как дышать: перед ней был синий экран — синяя смерть, как называл это явление Микаэль. — Что это? — Из рук выпали бесполезные листы старых проектов и разлетелись по кабинету. — Как это? Все мои работы, проекты, рисунки, фотографии… — Тяжело рухнула на стоящий рядом стул и принялась лихорадочно стучать по клавишам. — Но это невозможно!

— Катрин, пожалуйста, возьми себя в руки! — тихо прошептал Габриэль. — Ничего страшного не случилось, все наши проекты сохранены на моём сайте, который обслуживают два замечательных программиста; вот где уж точно ничего не пропадёт. — Успокаивающе положил ладони на плечи девушки. Катрин не шевелилась, она даже не моргала, неотрывно глядя в экран монитора своего ноутбука. — Не переживай так!

— Гугл диск, — тихо произнесла Катрин. Она была настолько потрясена, что ничего не замечала, даже рук дизайнера на своих плечах. — Да! Точно! Я ведь всё сохраняю ещё на гугл диске. Недавно даже специально купила дополнительную память. — Достала телефон, вошла в почту, благо не нужно было вводить пароль, она всегда (хоть в телефоне, хоть в ноутбуке) ставила галочку на “Запомнить пароль”, кликнула на значок диска… и выронила телефон из рук. — Как же так?

Диск был на месте, но вся информация, находящаяся на нём, — папки, подпапки — были удалены.

Габриэль поднял телефон и положил перед ней на стол.

— Катрин, я повторюсь: все наши работы сохранены на моём сайте. Ты в любой момент можешь воспользоваться им и взять любую папку, которая тебе нужна.

— Мсьё Делавинь, какие могут быть “наши работы”? У нас никогда не было совместных проектов. С вами я познакомилась лично только здесь, в этом офисе.

— Как это не было? — Габриэль прошёл к столу и развернул свой ноутбук. — Всё это наши с тобой наработки. Здесь есть и выполненные уже работы и просто фантазии на тему, как совместить несовместимые стили.

Катрин подошла к столу и заглянула в монитор ноутбука: все её работы, проекты, эскизы, старенькие фотографии находились на пресловутом сайте мсьё Делавиня с пометкой Г.Д. на каждом листе. А, нет! На некоторых виднелись и инициалы К.В., на тех которые попроще. Там не хватало лишь тех работ, которые у неё были помечены, как курсовые и домашние задания. Так это и понятное дело! С ними не возникло бы никаких проблем, чтобы доказать авторство, потому что она их сдала своим преподавателям и получила за них отметку.

Мысли путались, беспорядочно метались. Катрин не знала, как ей поступить, как доказать, что все эти работы её. Срочно нужно было что-то делать, что-то предпринять, куда-то бежать... Ведь так неправильно! Поднялась, собрала свои вещи и направилась из кабинета.

— Катрин, — окликнул девушку Энзо. — Спуститесь для оплаты…

Но Катрин ничего не видела и не слышала. В коридоре она столкнулась с Эриком, поздоровалась и безжизненным голосом поинтересовалась, как он сегодня себя чувствует, но ответа она уже не услышала. Она спешила, в голове билась одна-единственная мысль:

“Мне нужен Микаэль! Только он сможет помочь мне сейчас!

Вот уже несколько часов Катрин бесцельно бродила по парку. Она никак не могла решить, что ей делать дальше. Зато она с точностью до минуты восстановила события последних двух дней.

Перед тем как отправиться на приём к другу Максима, она работала на ноутбуке. Все файлы были на месте. Свою работу завершила как обычно: просто закрыла крышку ноутбука. Её этому научил Микаэль: так система уходит в сон, все приложения остаются в режиме ожидания и при возобновлении работы загружаются гораздо быстрее.

Тем вечером Катрин не вернулась домой ночевать, она осталась у Максима. В обед она заехала и просто забрала ноутбук из дома. Она помнила, что открывала ноутбук, но в свою почту не входила. Хотя сделать это довольно легко: система помнила логин и пароль.

— Позвонил Бернар. Мы отправились в роддом. Конец рабочего дня я занималась кабинетом Энзо. — Катрин сама не заметила, как начала говорить вслух. — Потом поехала домой, и меня выгнала хозяйка. А вечером у Максима дома я так и не открыла ноутбук, хотя предлагала ему взглянуть на проект. — Она нашла пустую лавочку и присела. — Значит, что получается? Единственное время, когда ноутбук оставался без присмотра, это когда мы уехали в роддом к Орианне.

Достала телефон, набрала номер Эрика, решив поинтересоваться, вдруг он видел, что кто-то заходил в её отсутствие в кабинет Максима. Но трубку долго не снимали, а потом вызов и вовсе прервался.

— Ладно, вполне можно допустить, что операционная система навернулась. Никто от такого не застрахован. Но вот то, что гугл диск оказался пустым, наводит на размышления. — Обняла свою сумку. — Что мне делать? Как мне быть? А что теперь подумает обо мне Максим?

Она долго смотрела на телефон и всё не решалась набрать номер Микаэля. А ведь именно он смог бы ей сейчас помочь. Но при одном воспоминании о том, как они расстались, Катрин начинала испытывать жуткие сомнения: а правильно ли она поступает? Нет, она не боялась, что он ей откажет. Он никогда не отказывал. Всё же столько лет были вместе, и до последней ссоры вполне понимали друг друга. Ей просто не хотелось обращаться к нему за помощью. Но другого выхода не было!

И она решилась.

Микаэль снял трубку моментально.

— Катрин, — в голосе прозвучала тревога. — Что случилось?

В этом и есть весь Микаэль: без лишних вопросов всегда готов выслушать и помочь. Так было всегда?

И тут Катрин не выдержала, разревелась.

— Сейчас я выйду из кабинета, не отключайся.

Оказалось, что он уже в Берлине. Его вынудили вернуться срочные переговоры. Микаэль долго молчал, слушая, как она тихо плачет в трубку, а потом, также не произнося ни слова, выслушал её.

Она рассказала ему всё, как в добрые старые времена, даже новость о скорой женитьбе Максима.

— Подонок! — Выругался Микаэль. — Мне очень хочется сейчас сказать, что я предупреждал тебя, но не буду.

— Ты уже сказал, — Катрин громко высморкалась и снова всхлипнула.

— Так, соберись! И для начала прекрати рыдать! Ничего страшного не произошло. Теперь пообещай мне одну вещь.

— Какую?

— Ты не будешь встречаться с Максимом. Не нужно этого делать, Катя! Не расписывайся перед ним в своей слабости. Не показывай ему, как тебе больно и обидно. Просто уйди.

Катрин молчала, по её щекам текли слёзы, и она радовалась, что Микаэль не может её сейчас видеть.

— Я прямо сейчас закажу для тебя билет на завтра. Сегодня у меня не получится освободиться, но завтра после обеда я тебя встречу в Берлине. Теперь слушай меня внимательно: сама ничего не трогай в ноутбуке, не пытайся что-то искать в интернете; я подключу весь свой отдел, но мы обязательно найдём хоть какие-то следы, и поверь мне, кое-кому придётся очень несладко после этого. — Микаэль в предвкушении предстоящей работы довольно хмыкнул. — Ты сейчас где? — поинтересовался он.

— В парке на лавочке, — ответила Катрин, вытирая слёзы.

— Куда ты сейчас пойдёшь?

— К себе на квартиру, — соврала Катрин: ей было стыдно сознаться, что они с Максимом стали близки и она переехала к нему на эти выходные. — Соберу свои вещи и поеду к родителям.

— Правильно, — одобрил Микаэль её решение. — Я смогу позвонить только ближе к вечеру.

— Микаэль, — сквозь слёзы произнесла Катрин. — Спасибо большое.

— Пока не за что благодарить. Всё, дорогая. Мне некогда! Я побежал. Завтра увидимся. Сегодня ближе к вечеру пришлю тебе электронный билет на почту, скачай его на телефон.

— Хорошо. Я всё поняла.

— Главное, не расстраивайся! У нас всё получится, — уверенно произнёс Микаэль и отключился.

Катрин долго смотрела на тёмный экран телефона. Теперь нужно было решить, что делать с Максимом. Представила его снисходительный взгляд, точь-в-точь как тот, каким на неё смотрел Энзо: "Это очень похвально, когда более опытный коллега помогает осваиваться новичку, при этом скромно держится в тени и ни на что не претендует. Вас никто не осудит!"

— Микаэль прав, мне не стоит с ним встречаться. — Сейчас, когда рядом не было мадам с её чеком и заманчивым предложением, Катрин смогла всё трезво взвесить и оценить. Ей показалось глупостью её обещание дождаться Максима и поздравить его лично с предстоящим очень выгодным браком.

— Ну что я ему скажу? “О, дорогой, мы так классно провели время, но мне нужно бежать дальше, а тебя, да, с предстоящей женитьбой. Вот только когда ты меня укладывал в свою постель, как ты мог забыть о своей невесте?” — И она снова зарыдала. — Интрижка. Отдушина.

А где-то внутри подсказывал голос: “Да кто я такая, чтобы передо мной держали ответ? Меня никто насильно к этому не принуждал. Мы были вместе, нам было хорошо, и я всегда знала, на что могу рассчитывать”.



Марина Леванова

Отредактировано: 26.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться