Радужные Королевства

Размер шрифта: - +

Глава третья

 514 год

          Огромная дорогая картина с изображением насмешливого красноволосого джокера висела на стене, освещаемая стройными рядами длинных свечей. В центре богато обставленной комнаты расположилась высокая одинокая фигура молодого императора, ожидавшего в своих покоях ночного гостя. Стролук сидел за роскошно сервированным столом и равнодушно смотрел на многочисленные и еще дымящиеся блюда. Он не испытывал голода. Повелитель Великой Степи предавался размышлениям.

          Прошло уже пять лет с тех пор, как они виделись с Альдессой Айссокской в доме Крезенов, и за это время многое изменилось. Из герцога средней руки он превратился в абсолютного правителя Великой Степи и стал императором. Война, в которую он вступил едва ли не с отчаяния, довела его до самых непостижимых высот степной иерархии. Он объединил все черные герцогства в единую государство, чего не случалось уже более пятисот лет. Он превратил Черную Империю в самую могущественную силу в Спектре. Ему удалось добиться абсолютной преданности своих подчиненных, а его власть была несокрушимой как скала.

          Но сейчас, спрятавшись ото всех в роскошной комнате императорского замка, Стролук чувствовал себя самым одиноким человеком в Империи. Чувство одиночества усугублялось также ощущением странной беспомощности и слабости перед лицом своего народа. Достигнув такой безусловной власти, о которой не мечтал ни один из королей Спектры, он начинал чувствовать пределы своего влияния. Он не мог найти подлинный ключ к сердцам людей своего народа, ибо он слишком отличался от них. Черные люди превыше всего ценили ум, расчет и целесообразность. Они не верили в богов, впрочем, как и он сам, и преклонялись только перед Логикой, и Рассудком. Любое проявление иррациональности считалось в Степи преступлением.

          Молодому императору такие идолы были не по нраву. Он всеми силами пытался поднять в глазах своих подданных престиж таких понятий как честь, мораль и нравственность, но черные люди его просто не понимали, как не может понять крот красоту радуги. И Стролук чувствовал, что был бессилен изменить умы своих людей.

          Император снова вспомнил про Альдессу. Как и все черные люди, он скептически относился к такому понятию как Любовь, но все же он не мог не признать, что ни одна девушка так не занимала его ум и сердце, как герцогиня Айссокская.

          - Бывшая герцогиня Айссокская, - усмехнулся он про себя.

          Когда Стролук достиг власти над всей Степью, он решил, что пришла пора вспомнить о той, которая когда-то осмелилась отказать ему. Император сохранил Альдессе жизнь, но лишил ее титула, земли и богатства. Он отвел ей маленький клочок земли в одном из самых глухих и заброшенных уголков Степи с полуразваленным домиком и небольшим огородом. Пара овец и одна корова - вот и все, что оставил он ей в домашнем хозяйстве.

          Но месть не принесла ему удовлетворения. Гордая Альдесса презрительно поджала прекрасные алые губки и с высокомерным видом стерпела нанесенное ей оскорбление. Она не промолвила ни слова возражения или возмущения, лишь яростно пронзила его взглядом и без всякого сопротивления отправилась в ссылку. Никогда еще ему не доводилось наблюдать такого непередаваемого сочетания безмолвной гордости и достойной покорности. Альдесса осталась великолепной даже при публичном унижении. А с ее уходом его сердце словно опустело. Цель, казавшаяся еще вчера пределом мечтаний, сегодня стала блеклой и потускневшей. Пряча бушевавшую внутри него ярость под маской элегантной и благородной улыбки, сверкая пылающими от гнева глазами, в которых, если взглянуть глубже, можно было прочитать затаенную боль, молодой император напоминал хищного гибкого зверя в блеске черного шелка, готового разорвать горло любому, кто встанет у него на пути.

          Стролук понимал, что его чувства к Альдессе еще не остыли, а, наоборот, усиливаются с каждым днем, и чем сильнее старался он задушить биение своего сердца, тем глубже становилось его чувство, растекаясь по его телу словно яд. Он не мог думать ни об одной женщине, пока на планете существовала Альдесса, неважно была ли она рядом или за сотни орбит от него. Он не мог ее убить, не мог ее забыть, не мог ее разлюбить. Император прикладывал титанические, но бесполезные усилия, чтобы в сердцах его подданных возобладали идеалы не только Рациональности, но и Нравственности, и самым парадоксальным было то, что Альдесса - и была самым лучшим олицетворением Рассудка и Целесообразности. Он призывал своих людей к идеям человечности и морали и в то же время понимал, что тайно преклоняется перед личностью и холодной красотой самой расчетливой и рациональной девушки в Империи.

Так кто же он? Грозный император или пленник своего сердца и раб своего народа?

Легкий стук в дверь прервал размышления императора.

- Входи, гость Ночи, - с достоинством произнес Стролук.

Дверь бесшумно отворилась и через миг столь же тихо закрылась. Высокая стройная фигура слегка поклонилась молодому императору с таким изяществом, в котором легко можно было опознать благородного дворянина.



Сергей Бембург

Отредактировано: 27.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться