Радужный венец 2. Время приобретений

Размер шрифта: - +

Глава 6. Старая Амбра

Маленький отряд из пяти человек приближался к Семипутию. Небо хмурилось и тяжёлыми тучами прижимало к земле. Даже река, вдоль которой ехали, казалась тягучей, словно из киселя. Серого и грязного киселя. Да и город не сверкал своими обычными радужными красками: стены серыми глыбами возвышались над озером-лужей. А темнеющая Пуща не приносила привычного успокоения.

Эти два дня показались Анеле длинными-длинными и серыми. Холодными. Дождь то мелкой изморосью осыпался с небес, то бил хлёсткими плетьми струй. Ветер стремился проникнуть сквозь плащи, скинуть капюшоны. Зябко! Да и сейчас в воздухе висела противная изморось. Не хватало тёплого света Ока, бодрящего внимания Богини. Оттого настроение было хуже некуда. Не помогало даже осознание того, что всё, пока, шло по-задуманному.

Два дня назад к полудню добрались до поместья графини Волынской. Женщина на старости лет только рада была поучаствовать в авантюре. А чего ещё ждать от гувернантки миледи Пелании?! Не зря тётушка советовала к ней обратиться. Графиня с удовольствием представила новую личную служанку Светлию своим людям.

Через несколько часов отряд гвардейцев покинул поместье. Впереди на огромном скакуне ехала пара. Плотный высокий с длинными усами капитан придерживал перед собой девушку в блестящем золотом плаще. Капюшон скрывал лицо. Леди жрица плохо себя чувствовала. За их отъездом наблюдали все жители поместья. И никто не заметил пятерых человек, которые покинули поместье через запасную калитку с другой стороны замка. В них бы никто сейчас не признал ни жрицы, ни гвардейцев, прибывших недавно. Графиня найдёт убедительное оправдание, чтобы скрыть отсутствие служанки…

- В город? – спросил Китан, отвлекая от воспоминаний.

Брат ехал рядом и хмуро поглядывал из-под капюшона, на кромке которого скапливались капельки дождя. За спиной доносились шаги лошадей хранителей и менестреля.

Дорога сворачивала к городу. У открытых настежь ворот переминались два стражника. Они изредка поглядывали на двухэтажное здание, стоявшее неподалёку. Вывеска на нём едва заметно поскрипывала. Таверна с комнатами для ночёвки и конюшней. Для тех, кто опоздал к закрытию ворот, а на улице по каким-либо причинам ночевать не желал. Хотя бы из-за погоды. С другой стороны от Анелы темнел лес. Лес, который скрывал в себе Чёрную Пущу. Сердце обволокло теплотой и надеждой - зовом. «Я приду!» - мысленно пообещала Анела.

Где-то неподалёку, судя по ощущениям, проникнувшим даже сквозь защиту амулета, находилась одна из иридис. Сильная. Земляная. Если б Анела хотела, могла бы узнать, кто она такая. Но разве ей сейчас это нужно? К счастью, амулет на Анеле не даст той почувствовать приближение королевы.

- А куда ещё? Я б всё отдал за мягкую тёплую перину, - простонал менестрель, поравнявшись с ними. – Надоели жёсткие сеновалы. Леди, вы же не разочаруете меня? Мы выберем какой-нибудь уютненький домик для ночёвки?

Анела проигнорировала его, ответила брату:

- Кит, в сам город не пойдём. Остановимся там, - кивнула на таверну.

- В этой развалюхе? – обиженно-возмущенно воскликнул Аскрел.

Анела повернулась к нему и сердито бросила:

- Тебе что-то не нравится? Мы тебя не держим!

- Не ласковы вы ко мне. Ох, неласковы, - горестно вздохнул менестрель и покачал головой. - И чем я только заслужил такую холодность?

Ему перечислить по пунктам? Мало ей серости погоды, дождя, так эти два дня менестрель ни на миг не умолкал. От его шуточек досталось всем: и Китану, и хранителям, и, особенно, Анеле. Комплименты, которыми он то и дело рассыпался, больше походили на язвительные стрелы. В отношении неё. А вот каждая встреченная девушка получала свою долю искренних любезностей, которые заставляли ту жмуриться от удовольствия и таять, как снег под лучами Ока. Вот только Аскрел совершенно не думал, над кем и над чем можно подшутить, а кто не поймёт и полезет в драку. Хранители и Китан более-менее научились не обращать на него внимания, хотя некоторые высказывания и доставали их до печёнок. А вот посторонние…

Старейшина одной из встреченной ими вчера деревушки легко согласился пустить их на ночёвку. Когда ужинали, менестрель расточал такие похвалы молодой жене старейшины, что тонкие намёки в отношении хозяина дома на общеизвестное высказывание «седина в бороду, а Тьма в ребро» остались тем не замечены. Чего не скажешь о его уже взрослых сыновьях. Семерых. Девушка была чуть ли не их ровесницей. Чем сильнее она смущалась, тем те становились мрачнее. В конце концов, старший сын поднялся и пригласил менестреля во двор - поговорить. Удивлению и непониманию, ярко выступившим на лице Аскрела, Анела не поверила. Всё-то он понял. Менестрель согласился выйти. И когда следом поднялись остальные парни и последовали за братом, стало ясно: если не вмешаться, будет драка. У менестреля ни капли самосохранения и несдерживаемый язык. А ей понравилась эта семья. И гостеприимство старейшины, и его добродушие, и его внимание к жене, больше похожее на отношение отца к дочери, и стремление сыновей защитить отца. И отплатить неблагодарностью было бы неправильно. Извинившись, также встала из-за стола.

Подоспела как раз вовремя. Старший сын навис над менестрелем, готовый пустить в ход кулаки. Пришлось вмешаться. И пока Китан с хранителями загораживали менестреля, чтобы тот не ляпнул чего лишнего, Анела извинилась. Мол, спасибо за гостеприимство, но им всё же нужно продолжить путь. Так будет лучше, для всех. Старший сын спорить не стал. В итоге, пришлось всю ночь ехать под моросящим дождём и пронизывающим ветром. Что не придавало радости и бодрости.

А вот когда менестрель играл на флейте, нужно признать, Анела просто погружалась в удивительный мир мелодии. Окружение расплывалось, и она оставалась одна. Она и мелодия, которая пронзала сердце, теребила душу, взывала к стихиям. После неё Анела некоторое время была словно под дурманом.



Алена Малышева

Отредактировано: 05.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться