Рай для Темного (книга первая)

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 13 (3)

 

…Чужая сущность разлилась вокруг него, и он увидел оборотня, но совсем не в его истинной, омерзительной оболочке. Огди стоял, склонив голову, в обличии прекрасной девушки с томными глазами, одетой в длинное красное платье. Некто в черном плаще, с низко надвинутым на лоб капюшоне, неподвижно застыл перед ним–ней, скрестив руки на груди. Все вокруг было подернуто светлой, туманной дымкой, как будто они оба находились внутри облака.

– Как? – глухо спросил тот, что в капюшоне. – Как это случилось?

Его голос был смутно знаком.

– Не знаю… Они заморочили его следы, Господин… – девушка виновато  крутила головой. – Я почти всегда была где–то рядом… В разных формах. Но он просто взял и уехал, неизвестно куда… Никому ничего не сказав. Зря вы не позволили нам стать ближе, Владыка. Я бы знала куда больше. 

Человек в капюшоне выглядел спокойным, однако Мэтью чувствовал, что спокойствие это обманчиво.

– Еще не хватало моему брату сближаться с проклятым родом…

Девушка вобрала голову в плечи, будто ее ударили.

– Я следила за ним как могла, Господин. Пожалуйста… Прошу, вы обещали…

Внезапно он накинулся на нее и схватил за тонкое горло. Мэтью увидел, наконец, его лицо, однако глаза все еще скрывались под капюшоном.

– Скажи спасибо, что я отпускаю тебя живым, Огди. Ты не только не выполнил моего приказа, ты сделал все гораздо сложнее… Как думаешь, почему они вдруг решили перевезти его?

Широко раскрыв глаза, девушка смотрела на него прямо, без эмоций, как будто никто ее не душил.

– Не знаю, Господин, – неожиданно мужским голосом проговорила она.

– Потому что ты выдал себя, идиот. Они теперь знают, что я присматривал за ним все эти годы, и будут держать его как заложника, на случай если мы развяжем войну. 

Он отпустил ее горло. Мэтью вдруг понял, что это и есть тот Темный, что объявил на него охоту. 

– Ищи его, Огди. Хоть весь мир объезди. А тебе придется, потому что из Калифорнии его точно увезли. Если я найду его первым – не видать тебе обещанной награды, как своих ушей. 

Она побледнела.

– А если его уже забрали…?

– Значит, все пошло прахом! – зло сказал он и вдруг смягчился. – У меня есть источник в Светлом Граде и, как только его заберут, я об этом узнаю. Пока его там нет. Они не знают, что он тоже Первородный. Вообще не знают ничего, кроме того, что он мой брат, даже не знают Ясный ли он. Но как только он хоть чем–нибудь выдаст свои способности – а он, в конце концов, их выдаст, потому что это сильнее его, сильнее всех моих блоков – они прибегут за ним сразу же, не сомневайся.

Девушка–Огди вдруг замялась и робко спросила – выглядело так, словно вопрос давно сидел у нее в голове.

– Почему вы бросили его, Господин? Ему ведь было плохо – даже со стертой памятью. Мне кажется, он бы не уехал, если бы не был так одинок...

Темный открыл рот и закрыл его снова. Покрутил головой.

– Только у того, кому плевать, жив он или мертв, могло хватить храбрости заговорить со мной на столь личную тему. Тебе видать совсем плохо в твоей мерзкой шкуре.

Он отвернулся и начал было уходить, потом вдруг остановился и, обернувшись, вытащил что–то из недр своего плаща. Протянул Огди.

– На, отдашь ему, если найдешь.

– Что это?

Как в замедленной съемке, пальцы человека в черном раскрылись и открыли взору наблюдающего за ними обоими Мэтью нечто блестящее, круглое и до боли знакомое.

– Триггер.

Машинальным движением, Мэтью взялся рукой за левое запястье. Часы? Темный передавал оборотню… наручные часы. Перед его глазами вдруг пошли круги.

Держи... На память.

Чувствуя себя все хуже и хуже, он вернулся на секунду в физическое тело и потрогал свои собственные часы, которые купил пару лет назад. То были другие часы, но те, в руках у Темного, он тоже помнил. Как будто потерял их когда–то, а вместе с ними что–то еще… Что–то важное.

Картина вдруг сменилась, Темный с оборотнем пропали, Мэтью зачем–то снова был в своей комнате, в студенческом общежитии Калифорнийского университета, в Сан Диего. В дверях стоял высокий человек, светловолосый и в светлом же костюме, лицо которого почему–то расплывалось, как если бы Мэтью специально косил глазом. Сам он сидел на кровати, опершись о собственные колени. Он будто бы был внутри того, двадцатилетнего себя – внутри его мыслей и его ощущений – и в то же время оставался собой, теперешним. Давящая изнутри душевная боль была не его – но он все равно чувствовал ее, как свою собственную.

Почему он не помнит этого момента?

«Что происходит?» – Мэтью отчаянно искал помощи у того, кто еще недавно давал советы изнутри его головы и, по сути, и втянул его во всю эту кашу воспоминаний… Но насмешливый молчал, бросив его разбираться во всем самому.



Лючия фон Беренготт

Отредактировано: 09.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться