Рай начинается вчера

- 35 - Проводы

Проводы

 

Узнав о случившемся, Варрава хищно заулыбался.

— Это хорошо! Это нам на руку!

— Особенно на мою, — поддел я его.

Но он, не обращая никакого внимания на мои слова, по-кошачьи мягко пройдясь по комнате, потер свои ладони.

— Очень хорошо! Некоторые думают, что это мы не пытаемся завязать наши разборки. Хрен им теперь всем на воротник! Ну а пока сыр да бор будет, — прищурив глаз, посмотрел на меня Варрава, — подумать надо, куда тебя пристроить подлечиться. Чтобы все трагичней выглядело.

— Я сам подумаю, — притушил я в себе неприязнь, вызванную его безразличием ко мне.

— Хорошо, думай! — охотно согласился он. — Думай! А мы здесь подумаем, кто это такой борзый! Хотя,... — достал он свою кружку-талисман, — что тут думать. Тут думать особенно и не надо. Это точняк Надир! С остатками своей шоблы-йоблы! Видно, никак не уймется! А жаль! Мог бы по-другому своей жизнью распорядиться! По-другому. А не пылить без толку перед паровозом! Все одно догонит! — залив кипяток в кружку, со значением посмотрел он на меня. — Еще как догонит! Мало не покажется! Ну да ладно о нем. Мы с ним красиво разберемся! Загребем, так сказать, жар чужими руками! Иногда, я думаю, можно.

— А ты, Михай, молодец! Мне Бэдя все рассказал! Молодец! — перевел он внезапно тему разговора, и, осторожно похлопав меня по здоровой руке, добавил: — Молодцы! Я рад, что вы живы остались! Искренне говорю. Рад!

— Да ладно! — почему-то почувствовав неловкость перед Матвеем, смутился я.

Увидав меня с перебинтованной, висящей на перевязи рукой, тетя Паша с застывшим взглядом медленно опустилась на табурет.

— Ты что, теть Паш? — стараясь держаться бодрее, непринужденно проговорил я. — Что ты так смотришь, будто я без головы пришел?!! Вывих. Ничего страшного.

Тетя Паша, подозрительно наблюдая за мной, скептически молчала.

— Ну, теть Паша! — пытаясь успокоить ее, протянул я ей писанину Ильи Андреевича. — Я же не обманываю. Сама прочти.

Осторожно взяв листок, будто он был заминирован, и стараясь разобрать написанное, она медленно зашевелила губами, тихо читая вслух: «Легкий вывих левого плечевого сустава без смещения. На предплечье наблюдается незначительная царапина. Изменений на кожном покрове не наблюдается. Воспалительный процесс отсутствует. Рекомендуется амбулаторное лечение». Прочитав в конце: «прохфессор Мидасов И.А.», — она облегченно выдохнула, и все еще подозрительно смотря на меня, спросила: — И де это ты выломал йие?!!

— Да все там же! — небрежным тоном ответил я. — По-быстрому фуру хотели разгрузить. Вот ящик и сорвался сверху. Теперь еще хотят высчитать и за груз! Что-то там разбилось.

— Вот ирады! — пряча бумажку в сервант, начала заводиться тетя Паша. — Скалечили человека, и ищо плати им! Вот пойду в твою-то контору, чертей насуваю им! Все им мало! И так день и нощь на работи, на треклятой!

— Теть Паша, — поняв, что перегнул, начал выравнивать я разговор, — это они так. Попугать. Чтобы осторожнее были.

— Попугать! — начала остывать тетя Паша. — Шо ты у мине воробей на городи?!! Пугуны! — и вопросительно посмотрела на меня: — А больничный лист как, дадут,... или как?!!

— Дадут! Конечно дадут. Справку отвезу и дадут. Сказали, что и путевку в санаторий выдадут. На этой неделе можно ехать, — бодрым тоном продолжал я, и мне, как пойманному на лжи ребенку, вдруг стало неловко.

— За каки-таки милости?!! — затарахтела в мойке тарелками тетя Паша.

— За ударный труд! — с бравадой, натянув на лицо улыбку, пошутил я. — Говорят, работаю, как глухонемой!

— Во-во! И слипой исщо! — добавила она.

— Причем здесь слепой?!! — осекся я.

— А ни причем! Ни причем! То сибе ногу чуть не скалечил, то руку! Хорошо, шо на голову ящык-то не упал! А не то помогал бы четвертихиному Жули на усех лаять! А щас, шоб охолонул, тебя на моря да на курорты и спихнут!

— Да какие моря... теть Паша?!! — возразил я. — На речку в санаторий путевка.

— Хрен редьки не слаще! — дернула она плечом. — Вот там-то тебя и захорлают, как цыган кобылу! Туда тож шлендры летят как мухи на сметану.

— Ну ты даешь, тетя Паша! Да кому я там нужен?!!

— Ой, не нужон! Не такие нужны! А ты мужик видный! У самом соку! Бабы и не на таких удавки набрасывают, как полицай веревку на сук!

— Ну,... теть Паша,... — не зная, что ответить, развел я рукой. — И откуда ты про курорты все знаешь?!! Ведь ты же, кроме деревни, никуда и не ездила вроде?!!

— И не надо мине туда было ездить! Шо я там забыла?!! Я и Петра свого туда не пущала. В деревне на чистом воздухе-то помантулит, и буде с ево! А то знаю, — продолжила она, вновь затарахтев тарелками, — шо не на Луне живу! Там бабы любят мужику у карман заглядывать, как дурень у колодиц.

— Вон, Антонина, — понизив голос, кивнула тетя Паша на окно. — Вон, у Антонины-то Четвертихи Дмитро ездил от профсоюзу на моря энти! Как иво, город-то, — призадумалась она, — с птичьим названием! Га...га...



Геннадий Пустобаев

Отредактировано: 16.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться