Рай начинается вчера

- 48 - Разорванная душа

Разорванная душа

 

Я стремительно падал в черное бездонное «Нечто», в котором не ощущалось ни времени, ни пространства. Оно, растворяя в себе мои мысли и чувства, все быстрее и быстрее раскручивало меня по своей невидимой спирали, наполняя все мое естество страхом. Одним животным страхом! Казалось, еще мгновение и страх разорвет меня изнутри на части. Но внезапно некая невидимая сила, остановив мое падение, вырвала меня из черной бездны, возвращая в действительность. Реальность падения была настолько велика, что я физически ощутил, как в самом низу живота щекотливо заныли напряженные струной мышцы.

Некоторое время я, боясь пошевелиться, лежал, не открывая глаз. Лежал, чувствуя, как страх, ворча, словно зверь, которому не дали разорвать плоть, медленно оставляет меня. Затем, все еще повинуясь непонятной и чужой воле, я быстро открыл глаза, как кукла, которую резко поставили.

Темный, почти черный, ночной мрак стоял предо мной как стена. Было неестественно тихо, и только звук ходиков за дверью нарушал тишину: их четкий механический звук действовал на меня успокаивающе. Я не знал, сколько было времени, но мне это было совершенно безразлично. Я просто лежал и, смотря перед собой в темноту, старался ни о чем не думать.

Внезапно, рассеивая ночную тьму, в комнату вскользнул лунный луч. Замерев на долю мгновения, как будто осматриваясь, он, словно невиданное живое существо, медленно заскользил по стене, освещая ее своим тонким щупальцем. Увидев, как, коснувшись краешка висевшей на стене иконы, луч робко заскользил по ней, я невольно повел за ним глазами. С возрастающим интересом наблюдая, как он, двигаясь по плоскости иконы, снимает с нее полог тьмы, необычно оживляя при этом ее краски, я не заметил, как внезапно встретился взглядом с Ликом.

Подсвечиваемый золотистым лунным светом, лик Христа показался мне словно оживающим, и от неожиданности я вздрогнул. Как и тогда, в храме, Христос внимательно и мудро смотрел на меня таким печальным взглядом, что мне вдруг стало жалко его. Освещаемые нежным ночным светом губы его, казалось, пошевелились, словно он, прочитав мои мысли, что-то неслышно сказал мне. Заворожено смотря на него, я, как тяжело больной, с трудом разлепив спекшиеся губы, тихо спросил: «Что ты смотришь на меня, сын Божий?!! Что ты... так смотришь?!! Что ты хочешь от меня?!!  …Ну что... я могу дать тебе?!! Ведь я... ничего не могу тебе дать! Ничего! Слышишь,  … ни-че-го! У меня нет ничего! Ничего,  кроме сострадания к тебе... Но зачем тебе... мое сострадание?!! Сострадание нужно только слабым и обиженным! А ты не слабый и не обиженный... Не-е-т! Оно тебе не нужно, мое никчемное сострадание... Как и мне твое!» — с трудом переводя дыхание, замолчал я не в силах отвести свой взгляд от Христа. Его Лик казался мне необычайно объемным, словно живым. Мне показалось, что Христос, смотря на меня, повел глазами, и губы его вновь шевельнулись. «Я не понимаю, что ты мне хочешь сказать, — тихо прошептал я, покачав головой. — Не понимаю!» — и с болью усмехнувшись, кивнул головою в сторону окна: «А ты у Него попроси! Может, Он смилуется и даст тебе то, о чем ты просишь меня! Хотя я не думаю, что Он тебе что-то даст!» — больным смехом тихо рассмеялся я. «Не думаю! Он тебе не даст больше того, что уже однажды дал! Не даст! А знаешь, что я тебе скажу?!! — впившись взглядом в глаза Христа, чуть приподнялся я на локте. — Ты ничего у Него не проси! — поднеся палец к своим губам, неслышно прошептал я, быстро покачав головою. — Ничего! А не то Он снова предаст тебя!» — смотря на Лик, я почувствовал, как в груди у меня заныло, словно Христос возразил мне. «Нет, предал! — возражая ему, снова покачал я головою. — Предал и продал!!! Он ведь обменял тебя на Варавву! Обменя-я-л! Еще как обменял! — горячо зашептал я. — Ведь Он все делает так, как хочет, и все происходит так, как Ему надо!... Все по воле Его! Не так ли сказано?!!» — приподнялся  я на кровати. «Вот скажи мне! Ответь мне, почему Он так с тобой поступил?!! Зачем Он такое с тобою сделал?!! Что и кому он хотел показать, убивая тебя?!! Ты ведь был Его сыном, и ты любил Его больше себя! Среди остального сброда, служившего ему, ты ведь был самым преданным и чистым! Ты был родником, истоком Его учения! Ты ведь честно нес Его слово другим! Так зачем Ему было тебя убивать?!! Я не могу понять этого! Неужели Он не знал, для чего, и, главное, ради кого Он это делает?!! Ради слепых и безумных, которых Он сам же и создал! Неужели Он не знал, что им твоя смерть ничего не даст! Неужели Он не знал, что среди их скотской жизни, это для них очередное скотское развлечение и не более. Неужели Он, такой Всемогущий, не знал, что будет дальше?!!» 

«З-на-а-л-л!!! — змеиным шепотом зашептал я. — Знал! Он все знал! Ну и что нам дала смерть твоя?!! Ответь мне честно. Что?!! ...Молчишь!!! Так я тебе скажу! Ничего! Ровным счетом ничего! Да и что она могла дать?!! Что?!! Если Он сотворил нас для своих же развлечений! Чтобы Ему веселее было, наверное, — едко рассмеялся я. — Так сказать, от скуки! …За нами понаблюдать... Это ведь просто загляденье-е! Это ведь так интересно! Понаблюдать, как за крысами! Что для них не делай, хоть засыпь их жратвой, они ведь от этого лучше никогда не станут! И мы не лучше крыс! Не лучше! Вот ответь мне, что изменилось с тех пор, когда тебя убили?!! Ничего! Ничего, кроме фасона грязных портков, прикрывающих такие же грязные зады! Что это нам дало?!! Разве твоя кровь, пролитая тобой ради нас, безумцев, остановила наше безумие?!! Нет, не остановила, и не остановит! Не остановит до тех пор, пока мы все, слышишь, все не захлебнемся в собственной крови! Какие грехи и с кого Он хотел снять, убивая тебя?!! Кому и зачем Он хочет даровать призрачное Царствие Свое?!! ...Н-а-м!»



Геннадий Пустобаев

Отредактировано: 16.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться