Рай начинается вчера

- 3 - Луиза

Луиза

 

На чердаке я просидел до наступления полной темноты. И только когда ночные сумерки густой пеленой окутали чердак, я неуверенно покинул свое укрытие.

Первоначальный шок начинал оставлять меня, но я все еще был подавлен и растерян, так как совершенно не знал, куда мне идти и что делать дальше. Возвращаться в свою палату к своему телу мне не хотелось. Сама мысль о том, что я снова не смогу войти в него, пугала меня, но и оставаться здесь у меня тоже не было никакого желания. Несмотря на сильный страх, я, после долгих колебаний все же набравшись решимости, двинулся к раскрытому чердачному окну, за которым чернело звездное небо.

Мысль о том, что произошло со мной, не давала мне покоя. Я не раз слышал, читал, видел передачи по телевизору о некоем невидимом потустороннем мире, особо не придавая всему этому никакого значения. Но теперь, когда я сам переступил через невидимую границу, разделяющую реальный мир с нереальным, я ничего не мог понять, что на самом деле со мной происходит. Во мне все еще несколько теплилась надежда, что все происходящее со мною — это или затянувшийся сон, или бред. Ведь я все прекрасно помнил и видел. Я помнил, что был тяжело ранен и находился в госпитале, где мне сделали операцию. К тому же, я сам слышал, что я впал в кому, в которой, по-видимому, сейчас и нахожусь. И сейчас, как я знал, в моей палате за мою жизнь борются лучшие врачи. Значит, стоит мне только выйти из комы, как я снова окажусь в своем, таком мне знакомом и прекрасном, земном мире. Мире, который мне сейчас казался раем. Раем, которого я, к сожалению, раньше даже не замечал.

Но параллельно этой моей оптимистической мысли в моем, непонятно каком, сознании уже зарождалась и росла другая мысль о том, что все происходящее со мной, на самом деле, — явь. Ужасная и пугающая явь! И эта моя параллельная мысль порождала во мне жуткий ужас. Ужас, который я пытался хоть как-то подавить: «Так, постой, не паникуй! Не паникуй. Давай, снова подумай и попытайся разобраться, что к чему. Просто подумай! Если это сон, он рано или поздно окончится. Правильно?!! Правильно. Если ты в коме или  бреду, то это тоже когда-нибудь окончится. Если ты думаешь обо всем этом, то, значит, ты жив...» «Какой «жив»?!! — прерывая мои здравые рассуждения, начинала снова терзать меня другая, неподвластная никакой логике, мысль. — Какой «жив»?!! Ты что, рехнулся и не чувствуешь сам, что с тобой произошло?!! Тебя ведь никто из живых не видит и не слышит! И ты напрасно пытаешься обмануть себя в том, что ты жив. Ты же прекрасно знаешь, где твое тело, а где ты сам. Ты что, еще не понял, кто ты и во что или в кого ты превратился?!! Ты что, еще не понял, что ушел в некую потустороннюю жизнь?!!»

Но, стараясь отогнать эту страшную мысль, я, двигаясь к влекущему меня чердачному окну, усиленно пытался убедить себя в обратном: «Хорошо! Ну даже если я умер и превратился в бестелесного духа, должен же я хоть кого-то, в конце концов, встретить?!! Конечно, должен! Не могу же я быть совсем один?!!»

В тех передачах о потустороннем мире многие люди рассказывали о подобных случаях, произошедших и с ними. Я ведь сам слышал, как эти, совершенно разные, люди с воодушевлением и неподдельным восторгом в один голос рассказывали о некоем коридоре, связывающим наш земной мир с неким потусторонним. Ну да,... все они сначала попадали в длинный, похожий на тоннель, коридор, наполненный неким неземным светом. Словно заученный из одного учебника абзац, они в один голос твердили о том, что там так хорошо и спокойно, что даже не хочется возвращаться назад. А самое главное, о чем они говорили, было то, что все они встречали там каких-то крылатых Ангелов! Ангелов, которые почему-то гнали их назад, не пуская в тот «чудный» мир, называемый «Раем»!

Раньше я всегда скептически относился к подобного рода передачам, считая их сказками для взрослых, а всевозможных «свидетелей» — шарлатанами. Но если теперь я и сам оказался в подобной ситуации и превратился в некого бестелесного невидимого духа, как превращались и они, значит, они все-таки говорили правду и о коридоре. Все эти мои рассуждения вновь наполнили меня большой надеждой о скором возвращении в свое, такое желанное и родное мне, тело. Я и мгновения не сомневался в том, что, завидев меня, Ангелы, охраняющие коридор, как из катапульты, забросят меня в него обратно. А стоит мне только попасть в свое тело, как я сразу же или проснусь, или выйду из комы и вновь окажусь самим собой. Значит, первым делом мне и надо искать коридор с Ангелами.

«Коридор! Конечно, коридор! Должен же он быть, этот чистый и светлый коридор, где тепло и уютно, как в холодную погоду у горящего камина. А может, он где-то рядом, а я просто не замечаю его? — оглянулся я вокруг, но, кроме загаженных балок с сонно буркающими на них голубями, ничего не увидел. — А почему я решил, что коридор должен быть на чердаке? — двигаясь вдоль балок, думал я. — Его же персонально для меня не проложат, или как там еще... Я думаю,... коридор должен быть где-то наверху!»

А в том, что этот дивный коридор существует, я уже почти не сомневался. С помощью все той же своей «железной логики» я уже почти убедил себя в зтом. «Не могут же разные люди говорить о том просто так одно и то же. Не могут! Значит, сейчас главное — увидеть его. А там, когда меня вернут, я буду жить дальше. Ведь все, кто говорили о коридоре, вернулись и живут! Не могут же все так единодушно врать! Ведь они все в один голос так убедительно говорили о своем счастливом возвращении с «того света!» Сейчас вылезу наружу, осмотрюсь,... а там и буду думать, как мне попасть в тот чертов коридор с Ангелами!» — почти успокаиваясь, подумал я, поднимаясь через чердачное окно на крышу госпиталя.



Геннадий Пустобаев

Отредактировано: 16.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться