Рай начинается вчера

- 4 - САН СЕБАСТЬЯН

Сан Себастьян

 

Когда мы с Луизой, медленно кружась, опустились в саду, у густо обвитой виноградом беседки, я, оглядевшись, с тоской и тревогой посмотрел в сторону своего дома. В свете луны, оттеняющем его резкими полутонами в мертвенно-бледный цвет, он казался живым существом, застывшим в тоске по своему хозяину. Темные окна его, словно пустые глазницы, усиливая это впечатление, будоражили.

Радостная мысль о том, что я вернулся к себе домой, начала медленно угасать во мне.

— А у Вас красивый дом, Александр, — уловив мое состояние, произнесла Луиза, нарушив молчание.

От ее тихого голоса я невольно вздрогнул, не ответив ей.

— Ваш дом! Ваша крепость! Ваш корабль! — продолжала она. — Ах, сколько красивых эпитетов! Ах, сколько надежд впереди! Да, Александр?!! — пристально посмотрев мне в лицо, Луиза весело рассмеялась.

— А Вы знаете, Александр, у меня ведь тоже некогда был свой собственный дом! …Он был такой огромный-огромный, что в нем можно было легко заблудиться! Не дом, а просто дворец!!! Мой прекрасный дом стоял на самом берегу, а из его окон был виден Океан! Вы даже не представляете, Александр, как волновал меня Океан! — скрестив на груди свои руки, Луиза подняла голову вверх, с печалью посмотрев в черное небо. — Ах, как волновал!!! Он, словно небо, был такой же бескрайний-бескрайний! И Он был живой, Александр! — приблизившись ко мне, страстным шепотом зашептала она. — Вы знаете, Александр! Я никому не говорила о том! — приложила она свой палец к своим губам. — Никому-у! Но Вам я скажу! Океан и вправду был живой! Ах, как я любила наблюдать за Ним! Как любила! — взбудораженным голосом продолжала шептать Луиза. — Я так любила стоять на открытой террасе и смотреть в синеющую даль Его! А Он тоже смотрел на меня! Смотрел и любовался мною! А я чувствовала его страсть! Чувствовала!!! И еще я чувствовала, что Он ревнует меня! Да-да, Он был такой ревнивый!... Такой ревнивый!!! Но как Он любил ласкать меня!!! Он своим легким пряным дыханием так нежно-нежно касался моего тела, — изящно провела она по своим бедрам рукой, — так нежно игрался шелковистыми прядями волос моих, — словно в экстазе, взметнула она своими неосязаемыми волосами. — А по Нему плыли корабли! — с разгорающейся страстью продолжала говорить Луиза и, подавшись вперед, изогнулась, напоминая устремленную вдаль фигуру на носу корабля. — Ах, какими удивительными и огромными были эти прекрасные корабли! А какие у них были белые паруса! Вы не представляете, Александр, какие у них были паруса! Они были такие белоснежные-белоснежные, словно снег на вершине горы!!! …Ах, как влекли меня эти прекрасные корабли, Александр! Как они влекли меня!

И, заметив мой недоверчивый взгляд, Луиза, изящно выпрямившись, вновь рассмеялась:

— Вы напрасно мне не верите, Александр! Уверяю Вас, это не мои фантазии. Вы должны поверить мне! Уверяю Вас, — пристально посмотрела она на меня своим затуманившимся взором, прошептав, — Вы мне еще поверите! ...Поверите!!!

И с безумством сумасшедшей Луиза, изогнувшись, вновь страстно зашептала:

— А потом Океан все забрал у меня! Все! Потому что я отдала свое сердце другому! Другому, а не ему! После этого он обезу-у-умел! Обезу-у-умел!!! — жутко взвыла она, и внезапно закружившись, с ненавистью быстро заговорила: — Да, забрал! Забрал все! Все! Он забрал даже те прекрасные корабли, которые так влекли меня в синеющую Его даль!... А затем Он уничтожил и мой Сад! Он вырвал в нем все цветы!... Все цветы! Все!!!

— А Вы, Александр, любили цветы?!! — внезапно перестав кружиться, капризным тоном спросила она меня и засмеялась. — Вы опять молчите?!! Ах, как я забыла, что Вы так любите молчать! — и вновь с восторгом заговорила: — Вы даже не представляете, какой у меня был Сад!... Ах, какой у меня был Сад, Александр! А какие в нем росли деревья! А какие цвели в нем цветы! Ах, как я любила эти чудные цветы!... Но Вы мне так и не ответили на мой вопрос, — изящно склонив свою красивую головку вбок, капризно посмотрела она на меня. — Вы любили цветы?!! Немедленно отвечайте даме... Любили?!!

«Любила... Любил!  Почему об этом она говорит в прошедшем времени?!! Почему?!! Ведь она сама мне говорила, что мы живы! Живы, но просто находимся в некоем другом состоянии. Конечно, я жив! — снова занервничал я. — Жив! Я ведь все помню и чувствую! Тогда почему она считает, что все мои чувства в прошлом?!! Почему?!!  ...Да кто она?!! Кто?!! — с растущей тревогой посмотрел я на нее. — ...Постой! А как она узнала, где находится мой дом?!! Откуда?!! Ведь я ей ничего не говорил! Я ведь не указывал ей дорогу, потому что и сам не знал, где он находится... Постой! Постой,... а рыжая воровка?!! Что она хотела этим сказать, и кого она имела в виду?!!... Рыжая!... Рыжая?!! Она что, видела Лору?!!» — с возрастающим ужасом отшатнулся я от Луизы и, посмотрев в сторону своего дома, казавшегося мне сейчас самым надежным на свете убежищем, решил броситься под его защиту.

«Быстрее! Надо быстрее туда! Но как мне попасть вовнутрь?!! Как?!! …Может через крышу?!!» — метнул я свой взгляд в сторону чердачного окна, находившегося рядом с каминной трубой. Но как мне туда попасть, я тоже не знал. То, что я могу летать, еще не укладывалось во мне. Я еще не мог до конца осознать и осмыслить всего этого. Мне все еще казалось, что я просто брежу.

— Э-эй, Александр! Что Вы застыли, словно памятник королю,... уже не помню какому?!! — прервав мои размышления, беспечно рассмеялась Луиза, игриво наклонив свою головку в другую сторону. — Да! Времена меняются и, увы, мужчины, к сожалению, меняются вместе с ними. Они все менее и менее достойно ведут себя в обществе дам! Их лень к самосовершенству все более влечет их в общество кухарок! Пусть даже и безвкусно разодетых. В их обществе нынешние мужчины чувствуют себя, вероятно, уверенней. Да, Александр?!! Уверенней?!! — легко рассмеялась она. — Увы! Видно, и Вы не исключение. А жаль! Очень жаль. В моем понимании Вы были интересным мужчиной!



Геннадий Пустобаев

Отредактировано: 16.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться