Рандеву с вампиром

Размер шрифта: - +

Глава 1

 

- Так, вот здесь распишись, и здесь ещё. Майор — кадровик забрал ведомость и протянул мне удостоверение.  Красивое такое удостоверение, солидное. Синяя коленкоровая корочка, тиснённый золотом герб, надпись «Федеральная служба безопасности». Внутри — фото в парадной форме, с подполковничьими погонами… Да, за операцию под Балаюртом мне дали очередное звание и орден Мужества. Всё бы хорошо, если бы не надпись ниже  - «Пенсионное удостоверение». И причина пенсии — «по инвалидности». Руку мне в московском центральном госпитале ФСБ собрали буквально по кускам, а вот восстановить локтевой сустав и связки до конца не смогли. Итог — категория «Д», не годен к прохождению военной службы по состоянию здоровья. Конечно, я пытался остаться на службе, пусть и не на строевых должностях, но все старания были напрасны. Виктор Николаевич Балагин, начальник крымского главка службы, на личном приёме прямо заявил мне:

- Слушай, подполковник, я бы и рад тебя оставить, но не могу, понимаешь? Ты со своей рукой не то что стрелять, ручку держать нормально не можешь. Богу спасибо скажи, что живой вернулся, не то что севастопольцы. Знаешь, каково это семьям в глаза смотреть?

- Не знаю, товарищ генерал, но вам не завидую. Понимаете, не хочу я на гражданку, нечего мне там делать, совсем нечего. Может, всё-таки есть варианты?

По лицу генерала пробежала тень раздражения, но он быстро взял себя в руки:

- Удивляюсь я тебе, Шеин. Звание получил, пенсию тоже. Два ляма выходного пособия, опять же. Вроде не дурак, на «гражданке» не потеряешься. А если не навоевался, помогу в «Луком-Б» устроиться, или  Диме Гусеву слово за тебя замолвлю, ему люди нужны.

- Спасибо, Виктор Николаевич, но Гусев – это уже совсем на «крайняк». Сначала в Молькино полгода проторчать, а потом в очередной раз его заместитель по пьяному делу портфель с секретными документами потеряет, а мне потом объясняться с заинтересованными лицами.

Балагин саркастически хмыкнул:

- Твои данные и так в открытом доступе есть. И на «Миротворце»,  и еще на десятке сайтов хохлацких, где список крымских «зрадников» выложили. Короче, если сам не определишься, через две недели набери меня. Телефон мой есть? Получив утвердительный ответ, генерал протянул мне руку:

- Тогда свободен. Постарайся не чудить, а то воздух свободы на наших иногда плохо влияет…

Погода, для крымского октября, стояла отличная. Солнце, плюс 15 градусов, лёгкий юго-восточный ветер. Настроение – плюнуть на всё, и сорваться в Ялту на недельку. Идея, кстати, хорошая — время есть, деньги тоже, почему не пойти на поводу у маленькой слабости? Значит, смотаться до дома и обратно, переодеться и взять минимум необходимых вещей... Пребывая в раздумьях, я прошёл полсотни местров от здания главка к проспекту Кирова и тут увидел...Её. Точнее, сначала я увидел машину - чёрную «Ламборджини Авентадор», нынешний флагман легендарного апеннинского концерна, и только потом заметил стоявшую в шаге от этого чуда итальянской инженерной мысли точёную женскую фигурку – высокая шпилька, идеальные ножки, короткое чёрное платье в стиле Коко Шанель, чулки в сеточку...  Несмотря на тёмные очки и алый платок на голове, не узнать девушку было невозможно – это была Бриана. Она повернула голову и увидела меня. На протяжении нескольких секунд мы внимательно смотрели друг на друга, словно боясь ошибиться, затем она улыбнулась и произнесла своим бархатным голосом:

- Добрый день, Николай. Вас подвезти?

***

Пятнадцатью  годами ранее...

Пятница подходила к концу... Закончив все дела, я шёл домой, надеясь попасть в спортзал пораньше.

- Коля! – знакомый голос  заставил меня обернуться. Петрович. Мой старый верный друг,  работавший администратором в салоне красоты "Клеопатра". На последнем курсе  института ради небольшого заработка мне также пришлось отдать полгода жизни этому своебразному заведению,  но надолго я там не задержался – не моё... Он стоял на крыльце салона, и улыбаясь махал мне рукой.

– Заходи, поболтаем, кофе попьём...

 В салоне всё было также, как в любой другой день -  одинокая клиентка сидела за маникюрным столиком, мастера дружно разгадывали очередной (тысячный по счёту?) кроссворд. Петрович старательно боролся со сном, но мой приход, похоже, вдохнул в него жизнь. Зажужжала кофе-машина, готовя ароматный «американо». Петрович уселся рядом, опёрся локтем на столешницу.

- Ну что, рассказывай, как дела, что нового?

 - Да как обычно, Саня, - усмехнулся я. – Сам знаешь, приятные сюрпризы наша жизнь преподносит редко... Под стойкой зазвонил мобильный телефон, Петрович снял трубку, потом умоляюще посмотрел на меня:

- Будь другом, посиди за меня минут пятнадцать, я пока к Наташке сбегаю… Жена его работала в магазине неподалёку, принадлежавшем тем же хозяевам, что и «Клеопатра».

 - Конечно, иди  -  великодушно разрешил я. - Мне всё равно спешить особенно некуда... Сел на администраторское место, пролистал журнал предварительных заказов - м-да, негусто. Всё-таки,  ценовая политика салона была ориентирована на отдыхающих – в межсезонье заведение еле сводило концы с концами. От лицезрения журнала меня оторвал цокот каблучков по кафельной плитке пола: я поднял глаза и  на мгновение мне показалось, что я вижу прекрасный сон - так  красива была вошедшая в салон женщина. За полгода моей работы в "Клеопатре"  мне довелось повидать немало красивых девушек, но ни одна из них не могла даже сравниться с той, что стояла передо мной сейчас. На вид – около 25-28 лет, чуть выше среднего роста, тёмными, золотисто-коричневыми волосами, молочно-белой кожей и удивительно красивыми бирюзовыми  глазами. Длинное, в пол, изумрудного цвета платье подчёркивало достоинства фигуры, которой могли бы позавидовать и фотомодели.



Семён Демьянов

Отредактировано: 17.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться