Рарник

Font size: - +

23

Низкое небо словно оплакивало нашу судьбу тяжелыми дождевыми каплями. Суккуба рассеянно смотрела на свинцовые тучи и зябко ежилась, подставив холодным порывам ветра лицо.

Видела ли она тот же «сон»? Последний рейд? Нашу смерть?

Мертвецы вернулись. Или их вернули? Естественный ход вещей – или чья-то воля? Нет, скорее, последнее. Никогда не слышал о виртуальной реинкарнации в мобов. А может, никто из них просто не помнит?

Хотелось бы и мне всё забыть. Я не собираюсь мстить. Не стану возвращать имя, богатство и гильдию. У меня есть моя Фэй. Мы любим друг друга. Разве еще что-то надо?

Видимо, да. Но не нам. А от нас, раз даже после смерти не оставляют в покое.

Ответь, Цитадель! Что тебе нужно?

Крепость молчит. Ответ ждет у трона последнего босса. Наверняка шантаж и угроза. Но им нечего мне предложить. У меня всё уже есть. Можно лишь отобрать, а вот этого я никому не позволю. И потому приду сам.

Да, у меня есть долг. Долг, который невозможно отдать. Лорд Хануван унёс с собой в могилу целую гильдию. На мне ледяное дыхание смерти. А внутри изматывающее чувство потери… Вина рвёт мое сердце на части.

Я убил миллионы мобов за свою жизнь. Возможно, бессмертие в шкуре виртуального монстра и есть наказание?

Хорошо, но пусть призрак прошлого терзает меня! За что мучить Фэй? Она нашла любимого даже в посмертии. Но он будто отравлен и заражает всё, что ему по-настоящему дорого. Всё, к чему ни прикоснется. Есть ли хуже проклятие?

Кажется, я заскрежетал зубами так, что суккуба услышала. Успокаивая, она взяла меня за руку и тихо улыбнулась:

– Я видела нас. Ты ни в чем не виноват. Мы все сделали то, что должны были сделать.

– Вы все погибли из-за меня! Я проклят!

– Тогда я разделю эту участь с тобой. Каждый из нас умер за то, во что верил. Иначе ради чего тогда жить? Смотри, какие жуткие тучи над нами! А за крепостными стенами солнце. Видишь?

Действительно, отсюда мы прекрасно могли видеть, что снаружи чудесная погода. А Цитадель стянула свинцовую облачность со всей локации, будто погрузив себя – и нас заодно – в страшный мертвый сон. Безрадостную серую картину оживляли лишь крупные грифы с длинными лысыми шеями. Неопрятные падальщики терпеливо кружили над нашими головами. Знали, что рано или поздно мы им достанемся.

Чувствуют будущий ужин? Я знал, что эти птицы любят выедать внутренности, просовывая голову в анус полуразложившихся трупов. От этой картинки меня передернуло от отвращения. Не дождутся!

– Зато здесь всё очень скверно, – мрачно заключил я. – Знала бы, что в голову лезет…

– Как залезет, так и вылезет! Ты до самого конца остался верен себе. В чем твоя вина? – заглянула мне в глаза Фэй.

– Я был полным психом, – упрямо покачал я головой. – Столько глупого пафоса! А люди верили и шли за мной на верную смерть. Как простить себе это?

– Но ведь сейчас ты это видишь? Чувство вины не исправит прошлое. Но может изменить будущее. Ты уже изменился. Мы все меняемся. Забудь кошмар и иди дальше. Надо лишь не создать новый.

– Как? Разве нам стало лучше?

– Так сделай хоть что-то. Хочешь, помогу? Обещаю, скучно не будет… – промурлыкала Фэй.

Ловкие пальчики забегали по застежкам брони – сразу окатило волной жара. Тяжелый нагрудник с лязгом упал на землю. Фэй извлекала меня из железа, точно улитку из раковины.

Поразительно, но в мерзко-серой облачности тут же образовалась прореха. Прорвавшийся солнечный луч будто подсветил театральные подмостки прожектором. Актеры вспомнили нужные слова и наконец вошли в свои роли. Сансара будто подсказала единственную реальность в нарисованном мире, освятив любовью крохотную часть этой гиблой земли.

– Ну как? Чувствуешь себя уже лучше? – заинтересованно спросила суккуба, закончив интенсивную терапию.

– Да, твои процедуры действуют безотказно, – подтвердил я, еще находясь в легкой прострации. – Думаешь, психов лучше лечить именно так?

– Только тех, у кого красивый накаченный торс, – улыбнулась она. – Твой идеально подходит.

– Тогда его надо беречь, – охотно согласился я. – Нас ждет последний босс, а он, должно быть, чрезвычайно опасен. Ты знаешь сюжетную легенду Цитадели?

– Конечно. Это же любимая тема в местной таверне. Если коротко, то жил-был один храбрый рыцарь. Как водится, отправился он на охоту и завалил медведицу.

– В смысле, убил или?.. – опасливо переспросил я.

– Странные мысли у тебя в голове… – суккуба смерила меня подозрительным взглядом. – Кажется, убил голыми руками или рогатиной заколол, не помню… – Фэй смешно сморщила носик, вспоминая. – В таверне всегда шумно, могла и напутать.

– Ладно, неважно; дальше-то что? – нетерпеливо поторопил я.



Евгений Кострица

Edited: 25.10.2018

Add to Library


Complain




Books language: