Расцвет Империи

Глава 1. Прибытие поезда

— Стройтесь, кретины! Кто не займёт своё место в строю через десять секунд — будет бежать за составом до самой границы! 

Солнце не успело подняться на небосвод, дабы развеять утренний туман, а в воздухе уже витала атмосфера бурной деятельности. Топот десятков солдат, спешащих выполнить приказы своих командиров. Крики офицеров, бранящих своих подчинённых за нерасторопность. Звон сталкивающихся клинков и редкие звуки выстрелов, приглушаемые расстоянием и стенами. Но не все поддались суетливой атмосфере.

В одной из временных казарм, которые выглядели как большие деревянные ящики, небрежно выкрашенные в тёмно-зелёный цвет, мирно посапывал молодой парень. Тёмная короткая стрижка, рост метр восемьдесят с лишним и крепкое телосложение. Его кожу украшало множество узорных татуировок и такое же количество шрамов. Являясь наёмным солдатом Великой Империи, Орис Блэквол участвовал во множестве сражений, постоянно пополняя коллекцию рубцов на своём теле.

Не поднимаясь с кровати, парень потянулся, отчего помещение наполнилось хрустом костей. Разомкнув веки, уставился взглядом мутных зелёных глаз в потолок, и начал прислушиваться к происходящему на улице. Он бы и сам сейчас был в рядах тех, кто готовится к переброске на фронт, однако не слышал, чтобы этой ночью прибыл поезд — торопиться некуда. В отличие от обычных солдат, Орис не обязан был подчиняться приказам офицерского состава вне поля боя.

В барак быстрым шагом влетел парень, одетый в стандартную имперскую военную форму. Укороченный тёмно-серый камзол с отличительными знаками рядового, плотно застёгнутый на все заклёпки, сильно стеснял движения, но отчего-то этого требовал устав. Мешковатые штаны в цвет на простом жёстком ремне. Из-под камзола выглядывал воротник светлой льняной рубахи. Простые сапоги на два размера больше нужного. На поясе ножны с клинком. Никаких излишеств и веяний современной столичной моды и материалы наихудшего качества. Незачем тратить больше бюджета на того кто скорее всего уже завтра отправится к богам.

— Эй! — окликнул бойца Орис. Тот от неожиданности даже вздрогнул, но не растерялся и быстро отыскал источник звука. — Что там с поездом? Должен же был ещё ночью быть.

— Говорят, задержался, пока ждал какого-то важного пассажира… — пожав плечами, ответил парень.

— Совсем охренели там… — еле слышно промямлил Орис себе под нос, после чего вновь обратился к бойцу. — Что хоть за пассажир то такой?

— Понятия не имею — мне никто докладывать не обязывался. Да и кому, какое дело до этих больших шишек… Нам приказ пришёл об отмене переброса стрелкового взвода. Так что моё дело таскать патроны на склад, да вопросов глупых не задавать.

— Винтовки значит решили приберечь… Без стрелков в бою тяжко придётся, — продолжал размышлять в пол голоса Орис.

— Разрешите идти?! А то мне командир голову оторвёт ещё до боя, если задержусь…

— С его стороны это был бы очень милосердный поступок. Всяко лучше чем бросать в самое пекло.

— Не говорите глупостей! Для меня честь сражаться за Великую Империю, — с гордостью выпалил молодой боец.

— Как скажешь… Свободен! — скомандовал Орис.

Боец заскочил в комнату в конце помещения с койками, а через несколько секунд выбежал оттуда, с грохотом волоча за собой большой деревянный ящик с боеприпасами. Когда парень скрылся за поворотом, с лица Ориса исчезла улыбка. Голос парня казался ему знакомым, но вот лица или имени вспомнить не мог. И этот парень был не единственным, чьё лицо никак не впечатывалось в память, все с кем говорил только вчера, на утро уже стирались из памяти. Это казалось Орису довольно странным. Но более странным ему казалось, что он не мог вспомнить момент, когда это началось.

Банальный защитный механизм. Стирать из памяти всех, кто завтра падёт жертвой войны. Никакой привязанности — никакой скорби. Орис почувствовал укол совести за то, что относится к братьям по оружию, словно они уже мертвы, но забивать голову подобными мыслями занятие контрпродуктивное. А потому окинув взглядом длинный след из царапин оставленный безымянным бойцом, Орис вернулся к своей койке. Форма была аккуратно и с большой нежностью разбросана по полу. Через минуту Орис уже облачился в свой «мешок для трупов» стоимостью в семь сотен илитов, что немного больше стоимости мешка крупы.

Расстёгнутый камзол без опознавательных знаков, отсутствие оружейного ремня, как и самого оружия. Пустой рассеянный взгляд и растрёпанные волосы. Живое олицетворение позора имперской военной формы.

Орис кинул взгляд под кровать, где остались лежать небольшой вещевой мешок и громоздкие наручи необычной конструкции, после чего вышел из казармы. Холодный утренний туман мгновенно проскользнул под рубаху, отчего вся кожа покрылась мурашками. От глубокого вздоха, тем же освежающим холодом наполнились и лёгкие. Еле уловимый запах еды не остался незамеченным, желудок сразу же напомнил о себе лёгким тянущим чувством. Примерно определив, в каком направлении, находится заветный источник провианта, Орис сдвинулся с места.

Выстроенные ещё несколько десятков лет назад, одинаковые деревянные коробки стояли тремя ровными рядами вдоль железнодорожных путей. По другую их сторону располагалось большое вытоптанное поле служащее плацем для строевой и боевой подготовки. Чуть дальше располагалось несколько окопов и укреплений и примыкающее к ним стрельбище. Из общей скучной картины выбивался большой ангар из бетона и стали, массивные гермоворота преграждают путь внутрь — там находится склад. Пару складу составляет двухэтажное каменное здание командного центра. Когда-то он являлся стратегически важной крепостью на границе Империи, но с расширением территории была откинута и граница. Теперь здесь находилось только временная база для сбора войск. Всего пару дней назад единственными жителями лагеря были насекомые и мелкие грызуны, а сегодня сотни солдатских сапог топчут землю и наполняют воздух запахом пота и гулом голосов. Однако продлится это недолго, скоро прибудет поезд и лагерь снова опустеет.



Леонид Фин

Отредактировано: 03.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться