Расцвет Империи

Глава 2. В Столицу

Грохот отбывающего на фронт Титана был слышен на многие километры вокруг. Однако как только состав скрылся за горизонтом, а пыль осела, лагерь поглотила тишина. Из батальона насчитывающего больше тысячи человек, в лагере осталось всего пара десятков. Тот самый стрелковый взвод, что в последний момент было решено вернуть в резерв. Бойцы вместе с несколькими офицерами буквально «сидели на вещах», готовые в любой момент грузиться в следующий поезд. Молодые ребята вполголоса обменивались мнениями о недавних событиях и строили предположения о своём будущем. Каждый из присутствующих был готов этим утром отправиться на войну и сражаться за свою родину. Вопреки своему желанию они остались на том же месте, лишь попрощавшись со своими товарищами, которые ушли вперёд. Тем не менее, они были не единственными, кто отчаянно рвался в бой, но был вынужден сидеть сложа руки.

Орис Блэквол. Запомнился многим бойцам как довольно противоречивая личность. Неоднократно он утверждал, что на фронте их всех ждёт лишь смерть. Открыто высмеивал тех, кто выказывал своё желание отправиться в бой, клеймя их круглыми идиотами. И всем своим видом демонстрировал своё негативное отношение к этой войне и тем бессмысленным смертям, что она несёт. Неоднократно он был обвинён в подрыве морали и боевого духа в рядах имперских войск. Будь на его месте кто-то другой, его слова не возымели никакого эффекта, но слова опытного наёмника, прошедшего множество боёв не могли быть просто так проигнорированы. Тем не менее, каждый видел, как отчаянно тот рвался в бой сам. Как выпытывал из офицеров информацию о прибытии транспорта для переброски, и как бесился после известий об отсрочке прибытия транспорта.

Сейчас Блэквол был закован в кандалы и заперт в подсобном помещении одной из казарм. К этой мере пришли имперские офицеры после повторной попытки бегства наёмника. Сидя в пустом тёмном помещении, он не нашёл ничего лучше, чем попытаться вздремнуть, забившись в сырой угол и посильнее укутавшись в свой камзол. Все остальные личные вещи были у него конфискованы и теперь находились на руках у златовласого красавца, «запакованного» в имперскую парадную форму. На его вороте были прикреплены лычки соответствующие званию майора, в то время как его спутница обладала званием лейтенанта.

Сами офицеры расположились неподалёку от своего заключённого и отдыхали в ожидании прибытия следующего транспорта. К счастью в пустой казарме было полно свободных коек. Девушка удобно устроилась на одной из них, в то время как парень следил за обстановкой снаружи через окно.

— Ах… Из-за какого-то отброса пришлось тащиться в такую даль, — возмущённо произнесла девушка, искоса глядя на дверь, за которой находился Орис. — Разве нельзя было просто послать человека с приказом о переводе? Для чего было отправлять нас в эту дыру…

— Он наёмник и не подчиняется приказам армии или Империи, потому и пришлось брать его силой, — не оборачиваясь, ответил майор.

— Ну, так отдали бы приказ солдатам. Здесь целый взвод бойцов без дела сидит. Уж как-нибудь одного неудачника скрутили бы. Высылать двух лучших членов спецотряда ради такой чепухи — пустая трата ресурсов.

— Элис, я знаю, как сильно тебя выматывают подобные разъезды, но не стоит лишь из своего эгоизма оспаривать решения командования. Нас не отправили бы сюда без веской причины, — мужчина повернулся к девушке и продолжил свою речь. — Не знаю, что такого важного в этом парне и зачем он понадобился в Столице, но раз послали нас, то миссия не приемлет неудачи и мы выполним её. Так же я слышал, что этот Блэквол сильный боец, так что не расслабляйся.

— Хорошо, Алистер. Я буду внимательна, — устало произнесла девушка.

Пока майор говорил, на улице начал нарастать гул голосов. Кинув взгляд в окно, он кивнул сам себе и направился к заключённому. Резко отворив дверь, он скомандовал.

— Подъем!

Орис нехотя подчинился приказу, и вяло поднялся с такого «уютного» пола. Застоявшиеся суставы напомнили о себе вполне привычным хрустом. Гремя цепями, Орис зашагал навстречу яркому закатному солнцу, проникающему в помещение через дверной проём. Глаза не сразу привыкли к излишне яркому освещению, но когда это произошло, парень, пробежавшись взглядом по железнодорожному полотну, упёрся в горизонт. Ничего не увидев на горизонте, он перевёл озадаченный взгляд на офицеров. Щурясь и прикрывая глаза руками, они всматривались в небо. Орис последовал их примеру.

На фоне алого закатного неба легко обнаружилось небольшое тёмное пятнышко. С каждой секундой оно увеличивалось. Много времени не потребовалось, чтобы распознать в неопознанном летающем объекте дирижабль. Продолговатый воздушный шар в жёстком корпусе был расписан в белые, чёрные и золотые цвета Империи. Поверх шара был прикреплен герб, не знакомый ни для кого из стоящих на земле людей. Снизу располагалась большая гондола в три палубы. Пара турбин, работающих на мана-двигателе, оставляли за собой бледные голубые борозды, которые обычно не видны на фоне идентичного цвета небе, но не сейчас.

Дирижабль беззвучно подплывал к лагерю, понемногу замедляя свой ход, но снижаться он не собирался. Из гондолы была сброшена верёвочная лестница, конец которой приземлился всего в метре от солдат на земле.

— Шевелись, салаги! Ха-ха-ха… — раздался грубый хриплый голос сверху.

— Вперёд, — приказал майор глядя на Ориса и кивнув головой в сторону лестницы.

— Дамы вперёд, — с поклоном ответил Орис.

— Уступаю, — парировала лейтенант, её правая рука уже легла на рукоять клинка, на случай если конвоируемый решит возражать.

Орис, прекратив играть в джентльмена, взялся руками за лестницу и пару раз дёрнул. Убедившись в её крепости, он с изящностью мартышки начал карабкаться вверх при этом используя лестницу скорее как канат и не обращая внимания на ступеньки. Через десять секунд он уже исчез в кабине дирижабля. Сбросив оцепенение от неожиданной прыткости парня, офицеры последовали за ним.



Леонид Фин

Отредактировано: 03.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться