Расцвет Империи

Размер шрифта: - +

Глава 8. День открытых дверей

Зал поглотило безмолвие. Звон клинков и топот шагов затихли. Только трущаяся о потолочную балку верёвка, размеренно поскрипывала. А за стеной завывал ветер. Под самый потолок было подвешено за шею два офицера. С другого конца верёвки, стянувшей горло несчастных, находился мужчина с золотом горящими глазами. Худощавый человек, обмотав шнур вокруг руки, спокойно удерживал вес двух тел.

У входа на поле брани стояло двое. Человек и демон. Мужчина, скрестив руки на груди, холодно наблюдал за ужасающей картиной. Демонесса, с широко распахнутыми глазами, впала в ступор. Она не верила в происходящее. Пусть всё и начиналось, как серьёзная потасовка, но такой развязки она не ожидала.

Кроун ослабил хватку, и верёвка заскользила, срывая последние клочки изодранной брони. Миру предстала изуродованная рука ассасина. Прямо в его тело было вживлено множество металлических пластин и не только. Стоило ему полностью разжать руку, как механизмы внутри пришли в движение, отзываясь тихим потрескиванием шестерней и тусклым голубоватым сиянием. Настоящее слияние органики и механики. Это было неестественно и отвратительно. Не говоря уже об ужасных хирургических шрамах, покрывающих почти всю поверхность кожи.

С грохотом тела офицеров свалились на пол. И в тот же миг один из мертвецов вскочил. Хрипя и хватая ртом воздух, Элис на инерции пыталась стащить с шеи петлю. Сейчас натяжение исчезло и это заняло всего несколько секунд. Кашляя и заливаясь слезами, девушка бросилась к недвижимому телу брата.

— Ал… кхе-кхе… Али… стер. Очнись кхе…

Голова шла кругом, а горло горело. Боль в возможно сломанных рёбрах. Сейчас девушка не обращала на эти факторы никакого внимания. Набрав побольше воздуха, она прильнула к губам любимого. Искусственное дыхание было одним из базовых навыков любого бойца спецотряда. Стоило ей выдохнуть в Алистера весь воздух из своей груди, как тот распахнул глаза и закашлялся. Элис буквально вдохнула в него жизнь и расплакалась пуще прежнего. Под наплывом эмоций она бросилась на грудь брата, позабыв дать ему отдышаться и выбивая из него даже тот кислород, что он успел получить.

Кроун, даже не взглянув в их сторону, направился к выходу из зала. Однако там он встретил другую парочку. На чьих лицах были довольно сложные для понимания выражения. Шела смотрела на него со смесью страха и ненависти. В её глазах читался простой вопрос «Зачем?». Для чего нужно было быть таким жестоким и пугающим? Разве не достаточно было ему просто побить их и на этом остановиться? Зачем заходить так далеко? Демонесса ещё с первого взгляда на ассасина поняла, что он сильный и искусный. Благодаря животному чутью она чувствовала исходящую от него опасность.

Выражение Ориса было пропитано присущей ему отрешённостью. Но было в нём и что-то иное. Какое-то разочарование или даже печаль. При этом взгляд его был прикован не к убийце, а близнецам, продолжающим сжимать друг друга в объятьях. Кроун, как обычно, проигнорировав демона, обратился к наёмнику.

— Что, Блэквол… раздосадован, что я их не прикончил? — наёмник перевёл свой взгляд на ассасина, но ничего не ответил. — Ты уж извини, но сегодня твой Бог не получит их жизни…

— Не думаю, что Мортариас заинтересован в них, — с налётом улыбки произнёс Орис. — Но от твоей души он бы не отказался.

В словах гладиатора не чувствовалось вызова или угрозы — он просто констатировал факт. Кроун не был удовлетворён таким ответом. Как впрочем, и всеми ответами наёмника. Его просто невозможно было задеть. На банальные оскорбления он буквально закрывал глаза и с мягкой улыбкой на губах посмеивался над почти детскими, с его точки зрения, подначками. А прошлое его было покрыто завесой тайны.

Единственный раз, когда Блэквол серьёзно сорвался — был инцидент с «Клятвой». Тогда убийца решил копать в этом направлении. Всё что ему удалось узнать о кулоне — это предмет, получаемый в результате обряда, который проходит каждый несчастный, что попал на Арену. Во время церемонии боец отрекается от своей свободы в обмен на искупление грехов. Человек даёт клятву Богу смерти и дарит ему часть своей души, заключив её в особый ритуальный медальон. С этого момента гладиатор вынужден сражаться от имени Мортариаса и забрать сотню жизней. Только тогда гладиатор получит назад свою «Клятву», а с ней и свободу. Так же ему будет даровано звание чемпиона.

Вывести из себя религиозного фанатика было бы проще некуда. Сегодня Кроун решил прощупать почву, но судя по реакции наёмника, эта тема его волновала не многим больше любой другой. А может он, только делал вид, что она его не волнует…

Многозначительно хмыкнув, ассасин направился на третий этаж, где до сих пор раздавались звуки строительных работ. Похоже, что сейчас рабочие перешли от взрывчатки к кувалде. Орис ещё раз взглянул на Лайонелов. Намёк на лёгкую улыбку сдуло словно ветром. Развернувшись на сто восемьдесят, наёмник зашагал по коридору и вскоре исчез на кухне. Шела в растерянности вертела головой. Стоило ли идти помогать офицерам, которые её за пустое место считали? Или идти за единственным другом, который кажется, счёл их недостойными своей помощи после поражения?

Решить демонесса не успела. Со стороны входной двери стали доноситься звуки ударов. Кто-то тарабанил в дверь. Промчавшись мимо офицеров, Шела оказалась в холле. Отперев дверь, она потянула её на себя. В этот момент в дом ворвался сильнейший ветер, а вместе с ним и низкорослый бородатый мужчина. Дворф вволок с помещение какой-то ящик и с силой захлопнул дверь.

— Сраная буря, чтоб ей трижды провалиться… Теперь неделю песок из задницы выколупывать… Не говоря уж о бороде, — ворчал себе под нос незваный гость.

— Эм… А вы… простите… кто? — нерешительно поинтересовалась демонесса. Только после вопроса, гном соизволил обратить внимание на девушку. Внимательно её осмотрев, он закинул на плечо верёвку, привязанную к его ящику, и направился в сердце дома.



Леонид Фин

Отредактировано: 03.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться