Раскол: Звезда Дестроера

Размер шрифта: - +

Глава 12

 Проведя скорую инвентаризацию запасов, Амбибола понял, дела его плохи. Даже хуже. Отвратительны.

   Воды в системе сторожевого катера было достаточно, можно даже было принимать душ. А вот с едой было не очень, точнее даже "Очень Не". Всей еды оказалось 2 банки консервированного горошка и один батончик "Баунти" с кокосовой начинкой, гарантировавший райское наслаждение. Батончик был даже в земной упаковке, а не космической. Как он попал в рубку, было непонятно. Разве что кто-то в кармане привез еще с Земли да потом выложил.

   Поименованная еда находилась в отсеке для гигиенических салфеток, а не в холодильнике или специальных отсеках для хранения пищевого НЗ. Видимо только поэтому она и сохранилась, ибо ее не нашли ранее, когда снимали весь запас провизии.

   С другими вещами, дела обстояли тоже не важно. В момент, когда база взлетела на воздух, заходящий на посадку сторожевик знатно приложило обломками. И только невероятное везение, настоящая улыбка фортуны, говорило в пользу того, что катер не разнесло на куски, а просто сбило коммуникационный модуль ближней лазерной связи, и вырвало кусок правого борта, где находился переходной шлюз.

   К сожалению, в шлюзе как раз находились двое из четырех человек, которые и составляли сейчас экипаж катера. Штурман катера, а так же помощник Амбиболы, подофицер (младшее офицерское звание в ПС) Дежен Жуаамане канули в небытие в мгновение ока.

   Навигационная система накрылась, автопилот так же отказал полностью. Короткой лазерной связи не было, а дальнего радио, из-за режима секретности на еще рабочем борту не было и вовсе. Бортовой искин умолк и признаков жизни больше не подавал. Благо пилот был не юнцом, и в данном случае, не сильно выпендриваясь направил катер на Солнце, вручную давая поправки. На таком расстоянии, что Солнце, что Земля, что Марс - все было примерно в одну сторону.

   Черт и зачем он только полез на ствол, такой опытный мужик был... - Амбибола никак этого понять не мог.

   Расстояние до Земли было около 43 астрономических единиц. "Rooi Hare" (Красный заяц -африкаанс) больше не мог выдавить ни капли ксенона из бака, бывшего практически полным в момент катастрофы, на всю емкость в 24 тонны. Но спалив все до донышка, сторожевик смог разогнаться, если только не врут показания приборов, до всех 1102х километров в секунду.

   Можно было разогнаться и немного быстрее, но было так страшно, что Амбибола тогда кричал и тыкал в пилота пистолетом, заставляя того ускорять подбитый катер по максимуму, а не уходить экономичным ходом.

   Так, надо все обдумать, как все получилось. Надо успокоиться и все обдумать - уговаривал себя Амбибола, продолжая висеть в небольшой рубке катера. Болела ушибленная грудь. Злополучный табельный пистолет, отброшенный после выстрела в пилота, болтался где-то рядом. Шарики крови, которой порядочно вытекло из трупа, беспорядочно метались по рубке, то и дело задевая все вокруг...

   А еще сутками ранее, ничего не предвещало катастрофы.

  

   Третья смена на плутонианской базе "Ньянкупонг", принадлежащая Панафриканскому союзу, началась абсолютно без происшествий. Если, конечно, не считать таковым то, что на развод и пересмену не явился командир одной из рот охраны.

   А предшествовали этому следующие события.

   Капитан Амбибола Томас, будучи командиром четвертой роты охраны засекреченного военно-исследовательского объекта, персональное утро встретил в самом паршивевшем настроении духа из всех возможных. Хорошему расположению духа уже изначально не способствовало то, что персональное утро у третьей смены, начиналось в 23-00 по времени базы.

   Физическое состояние капитана тоже фиксировалось прямо таки противоположным от идеального.

   Дело было в том, что накануне он получил видеописьмо от своего дяди, Огхенекаро Томаса, генерал-майора объединенных сухопутных армий Панафриканского Союза.

   В письме, милейший дядя, стараниями которого Амбибола и завидно рос по службе, и попал на столь засекреченный объект в возрасте 24 лет, сообщал, что его задвигают в почетную ссылку на место инспектора по кадрам, на Мадагаскар.

   Отправить на Мадагаскар - это был конец карьеры. Беднейший из беднейших регионов, во всем нищем Союзе, куда ссылали всех, кто заигрался в политику, проворовался сверх нормы, либо был настолько туп, что в других местах уже ни на что был не пригоден. А коли дядю ссылают в такую жопу мира, то понимать это можно было только в том смысле, что его полностью списали со счетов. А соответственно, на карьере самого Амбиболы, тоже можно было поставить крест.

   Как Амбибола надеялся, что по возвращению из этого богами проклятого места, куда пришлось лететь почти год, он сядет в теплых кабинетах, и начнет по-настоящему заниматься приятными вещами.

   Вместо этого, трехлетняя командировка на секретный объект, на окраине системы, а до самого прибытия на место, солдаты, в отличие от ученой братии, даже не знали, где это самое место находится, грозила затянуться очень и очень надолго. Грош цена теперь обещаниям дяди вытянуть его отсюда, и пристроить как героя специальной миссии, куда то поближе к себе.



Alex Frolov

Отредактировано: 14.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться