Раскол: Звезда Дестроера

Размер шрифта: - +

Глава 15.1

- Здесь полномочный представитель Сил обороны Земли. Властью данной мне Советом Безопастности Земли, приказываю всем сторонам прекратить огонь, и разойтись на расстояние не менее десяти мегаметров (мегаметр = 1 тыс километров). Повторяю! Здесь полномочный представитель Сил обороны Земли. Властью данной мне Советом Безопастности Земли, приказываю всем сторонам прекратить огонь... - неслось и неслось из наушников шлема. Полковник Урхоллес не умолкал. Передача велась на всех открытых волнах, донося требование СОЗ до всех окрестностей. Однако сообщение пропадало втуне.
На лунной орбите сцепились соединения Франко-Бритского Союза и панафриканцев. 
На третью вспомогательную эскадру франкобритов, численностью в 23 борта разноклассовых судов, еще пару часов назад медленно дрейфующую в шести мегаметрах от поверхности единственного естественного земного спутника, сразу с четырех сторон накинулось до сотни тактических кораблей африканцев. Учитывая, что во вспомогательной эскадре ФБС самым тяжелым судном был донельзя устаревший ТОБК типа "Орднунг", повидавший еще прошедшую четыре десятка лет назад мировую войну, то напавшие из под тишка африканцы имели достаточно хорошие шансы на успех.
Поэтому когда седьмая авиадивизия СОЗ, в практически полном составе стартовавшая по тревоге со своей станции и прибывшая на форсаже к месту событий, боевые действия между флотами велись уже более пятидесяти минут. За это время африканцы смогли вынести более десятка франкобритских бортов, потеряв только шесть собственных тактических кораблей.
Размен был более чем в пользу внезапно напавших африканцев. Шесть разлетевшихся на части юрких легких истребителей "Perdebye 3", бывшие в девичестве старым Эфбеесовским "Горбуном К", которые уже давно не выпускались в самом франко-бритском союзе, сменив их на более новые и совершенные модели, были совсем недостаточной платой за почти половину выбывшей из боя эскадры. Тем более, что не ожидавшие внезапного нападения военные чины франкобритов, до сих пор не смогли прийти в себя и объединить оставшиеся силы под единое командование. По сути каждое судно отбивалось самостоятельно, как могло. 
Прибывшая седьмая дивизия СОЗ, пока могла только увещевать сцепившиеся стороны.
Андрей Швец, выполнявший с прошлого понедельника роль командира синего звена, в составе своего родного третьего крыла дивизии, смотрел на весь этот невеселый цирк со стрельбами и человеческими смертями совсем не одобрительно.
Его звено, составом в три ТК, висело на расстоянии в пятьдесят тысяч километров от злополучной орбиты. С такого расстояния человеческий глаз не мог уловить совершенным образом ничего. Но электроника перехватчика услужливо передавала на экраны, все то, что засекла своими чуткими фазированными решетками.
Попав в такую переделку, лучше что могли бы сделать франко бриты, это бросится врассыпную. Однако, то ли отсутствие приказа, то ли недостаток инициативы капитанов судов, либо же наоборот присутсвующие понятия о чести и долге, либо еще что-то, но силы ФБС поле боя не покинули. Остатки третьей вспомогательной эскадры продолжали маневрировать и принимать участие в проигрышном со всех сторон сражении. На взгляд Андрея, нужно было сматывать удочки как только негры открыли огонь на поражение.
Высокоманевренные цели легких истребителей за почти час сражения, открывая огонь с дальних дистанций, исчерпали основные запасы ракет франкобритов, а теперь начали методично расстреливать одно судно за другим.
И пусть легкий истребитель несет на себе всего 2 или 4 относительно тяжелых боеголовки, а остальной боезапас это мелкие "карандаши", которые и ракетой то не назвать. Так, полуметровое недоразумение, с фунтом взрывчатки, для сражения с себе подобными. Но даже таких смешных ракеток достаточно, если бить в упор, с расстояния в сотни и десятки километров, что по космическим меркам являлось более чем близким расстоянием. А когда франкобриты снизили плотность огня негры осмелели и стали подходить совсем вплотную. С сотни же километров, даже примитивнейшая электроника ИК головки наведения ракеты не промахнется по дюзам головных двигателей противника. Даже если пилот совершенно рукожопый.
На таком расстоянии, на котором сражение отстояло от зависших кораблей миротворцев, даже чуствительное оборудование перехватчика практически не могло уловить отметки ракет, лишь иногда эпизодически показывая тут же гаснущие отметки на экране. Все же они были сильно малы и разрознены, но Швец так и представлял себе, как сотни и тысячи их, сейчас кружат подобно хищным осам, там, вдалеке, только и ожидая удобного момента, что бы вцепиться в свою жертву.
"Что же, что же это... Неужели вот так просто и буднично, и начнется следующая мировая война" - думал он, вглядываясь в экраны радара. Без сомнения, похожие мысли одолевали и его двух ведомых, Синего-два, и Синего-три.
Додумать дальше он не успел. Вспыхнула на экране индикация общей тревоги по флоте, а секундой позднее взвыл зуммер ракетной тревог.
На экраны посыпались тревожные сообщения с кораблей связи, о перехвате лучей наведения вражеских ракет направленных уже непосредтсвенно на миротворческие силы, а ремни пилотского ложемента натянулись, плотно сжимая тело пилота. 
Не дожидаясь команды от оператора, противоракетная система перехватчика, старший брат противомусорных систем всех современных судов, начала отрабатывать свою программу, проводя маневр уклонения. Ускорение с разворотом и смещением. 4G, может даже 5. По боевому расписанию система была настроена не жечь гравипузыри до достижения перегрузок в 8G. Все что было меньше, это было на совести пилота и его противоперегрузочного костюма.
Голова лейтенанта пошла кругом, потом в очах покраснело от прихлынувшей к голове крови, но он переборол подкатывающийся дурман, и крепко вцепившись в подлокотники пилотского кресла-ложемента, уставился глазами на приборную панель.
Радиоканал заглох, заполнившись шипением и визжанием. Экран пространственного радара, куда выводились данные получаемые с активных фазированных решеток, его, продвинутой модели перехватчика, к тому же корелирующиеся с сигналами, получаемыми с базы, а так же с троих кораблей связи, находящихся в штате дивизии, весь плыл полосами помех, поглотив последними всю недавнюю картину боя. Тем не менее, сквозь помехи, все равно было видно, как со стороны надира налетает туча мелких отметок. Ближняя система ракетного обнаружения собсвенного ТК молчала, но данные с забиваемого помехами радара ничего хорошего не предвещали.
Если бы дело было в атмосфере, то Швец бы подумал, что на подлете находиться гигантская птичья стая, в тысячи и десятки тысяч голов, летящая крылом к крылу. Такие иногда собираются на свалках. Когда такая стая чаек или ворон летит, то она закрывает собой огромные пространства.
Но какая к черту птичья стая, когда тебе к лунной поверхности гораздо ближе чем к земной? 
А зуммер ракетной тревоги продолжал выть, реагируя на получаемые с дивизионных кораблей связи сигналы. 
Вся седьмая авиадивизия, до двух сотен бортов, сейчас прыснула в разные стороны, подобно мелким рыбешкам в пруду, когда неожиданно из зарослей появляется хищник. Но индивидуальные маневры уклонения хороши только при единичных ракетах. Неуклонно приближающаяя со стороны надира "стая" несла же в себе несколько тысяч ракет противокорабельного класса летевших в плотном скоплении. И подлетное время составляло немногим более  ста двадцати секунд. 
Взяв управление на себя, Швец потянул рычаг форсажа, предолевая тяжесть, налившихся свинцом руки. Было неимоверно тяжело, но нужно отойти подальше от места основного удара. К счастью, уже через пару секунд сила тяжести рывком пропала. Подключившийся одноразовый гравитационный пузырь дал неполных три минуты передышки. Правда благословенного ощущения легкости хватило совсем не надолго. Буквально через десять секунд, ускорение истребителя-перехватчика достигло максимальных показателей в почти два километра в секунду за секунду. Скорость стремительно росла, но даже погашенная в две сотни раз сила тяжести воздействовавшая на пилота составляла почти 9G.
Долго бы Швец в таком состоянии не выдержал, но долго было и не нужно. Полторы минуты на форсаже, и характеристическая скорость составила более 160 километров в секунду. Покрытое расстояние тем временем составило более семи мегаметров. При известной доли везения этого уже должно быть достаточно, что бы уйти от большинства ракетных атак. 
Однако в этом случае, доли везения было мало. Когда основные двигатели отрубились, Швец еще раз проверил радар, что бы уточнить, что изменилось. Помех было меньше, хотя канал связи по прежнему был забит. Что более скверно, перестали поступать данные с кораблей связи. 
На хвосте за Андреем висели оба его ведомых, как привязанные повторившие маневр лидера. Это уже было хорошо. Значит не запаниковали, не потеряли головы в критической ситуации. Ребята на своих ZLIN-252F, ударной модификации того же перехватчика, что и у Швеца, висели удивительно близко, на расстоянии пары километров, что по меркам космических расстояний и скоростей было совсем рядом. При желании их можно было различить даже визуально в иллюминаторы.
Слава богу, не растерялись пацаны. Ну мы еще повоюем! - только и успел подумать лейтенант, разворачивая перехватчик носом на 180 градусов, против курса движения. 
В отличии от своих атмосферных собратьев, что тактическая авиация открытого космоса, что большие боевые суда, в случае движения по инерции, могли разворачиваться вокруг своих обеих осей как угодно, практические не меняя при этом общего вектора движения, и сохраняя свою характеристическую скорость. Расположенные попарно двигатели пространственного ориентирования кружили при необходимости любое судно эдаким трехмерным волчком. Это позволяло сильно экономить на многих конструкциях судов, сводя до минимума количество тормозных двигателей, либо вообще убирая их из конструкции, как было на многих коммерческих судах. На военных кораблях без тормозных двигателей предпочитали не обходиться, но тут, возможность пространственной ориентации играла другую важную роль, позволяя разворачивая весь корабль, лучше целиться. Для ТК это вообще было практически незаменимо, ведь на небольшой десятиметровой скорлупке с установкой поворотных ракетных пилонам особо не поиграешься! А секунды и доли секунд, необходимые на самостоятельный разворот ракет, это очень часто проигрыш в битве и смерть. Раненых и пленных в космических войсках было не очень много, по известным причинам недружественной окружающей среды.
Тем временем было вырубившийся зуммер ракетной тревоги снова подал голос, только теперь уже сработала собственная система ближнего ракетного оповещения, покрывающая своими датчиками сферу в три мегаметра. Экраны показали, что перехватчик Швеца находится под прицелом минимум трех ракет. Два принадлежали, устаревших морально ракетам, с активными радиолокационными головками наведения. С вероятностью процентов 90%, эти пройдут мимо, не пробившись своими локаторами через магнитно-плазменные щиты перехватчика и двух его ведомых. ГМП тактических кораблей были достаточной мощности, что бы отвести подобную угрозу. Но оставшаяся третья, активно ощупывала окрестности лазерным лучом. И это было очень плохо. 
До ракет было около двух мегаметров, подходили они на дельта Ве 300+ по вектору, который ранее и использовал Швец для уклонения от основной атаки. Учитывая что тройка Швеца уходила от них на ста шестидесяти, итого до боестолкновения, если принять во внимание разницу в скоростях, оставалось не более 14 секунд. 
Врубить форсаж и двигаться перпендикулярно? Маловероятно что, автоматика ракет не просчитает такой простой шаг. Да и едва ли...  - додумать эту мысль Швецу не удалось, автопилот снова начал разворот и включил ускорение, отрабатывая заложенную в него программу. Одновременно с маневром уклонения, противоракетная система отстрелила два пакета тепловых ловушек, которые могли сбить со следу ракеты с инфракрасными головками самонаведения. Современные ракеты с инфракрасными ГСН являются всеракурсными. И пусть в ваккуме нет трения обшивки об воздух, который разогревает корпус летательного аппарата при движении в атмосфере, но зато каждый, даже самый малый корабль несет на себе батареи теплоизлучателей. Так что даже при неработающем двигателе, любой летательный аппарат светиться в инфракрасном диапазоне. Так что без использования тепловых ловушек может быть туго. Свернуть же батареи теплоизлучателей, дурных нет. Скорее рано чем поздно, сваришься в кожуре.
Да, если у тебя на борту достаточный запас воздуха, то разгерметизировать пространство кокпита или жилого модуля, попутно отключив приборы отопления и попробовать таким путем охладить корабль. Однако ваккуум это скорее термос, чем нечто холодное. Поэтому гарантированно избавиться от тепла можно только излучением. А вот проблем поиметь потом можно и очень больших. Далеко не вся аппаратура может пережить охлаждение до сверхнизких температур, равно как и сверх нагревы. А на земной орбите, попадая под прямые солнечные лучи корабль легко нагревался до полутора сотен градусов по цельсию. Точнее нагревалась та сторона, которая была к солнцу обращена, но от этого было не легче.
Однако тепловые ловушки не помогут от лазерной системы наведения. Тем не менее небольшие шансы пройти через это испытание были.
"Делай как я" - передал Швец ведомым, беря управление на себя у автопилота, и разворачивая ТК вокруг своей оси в сторону налетающей ракеты. Ведомые повторили маневр как приклеенные. 
Теперь если все будет нормально, противомусорная система перехватчика сможет сделать два, а то и три залпа своими маломощными химическими лазерами. То же самое сделают и перехватчики ведомых. Полностью зависимая от автоматики, система может вести до десятка разновекторных целей, в радиусе нескольких сотен километров. И пусть мощность импульса мизерная, рассчитана то она на то, что бы сбивать микрометиориты, массой хорошо если в десятки грамм, но при хорошей доле везения шансы есть.
На деле все получилось еще лучше, чем могло даже представиться изначально. Первым же выстрелом ведомый Швеца, Синий-два, чей компьютер очевидно смог ранее всего просчитать траекторию слабо маневрирующей ракеты, которая на последних сотнях километров шла практически прямо, повредил обшивку ракеты. Те десять-двадцать грамм испаренного металла корпуса пришлись как раз на стенку топливного бака ракеты. Взрыва не было, но тонкая струйка испаряющегося рабочего тела начала тут же раскручивать вытянутый цилиндр ракеты, что в купе с до сих пор работающим основным двигателем, завертело ее волчком. Прямое движение ракеты сменилось движением в ту же сторону, но по все расходящейся и расходящейся спирали. Более она перестала нести опасность для звена перехватчиков.
Две ракеты с радиолокационными головками самонаведения, прошли мимо, обогнав их, но так и не среагировав на укрытые магнитными полями тактические корабли.
Однако избавившись от непосредственной опасности, нужно было возвращаться к своим. Приказы на этот счет, равно как и наставления по тактике ведения космического боя говорили однозначно. Тем более, что лейтенанту следовало получить указания, как действовать исходя из текущей оперативной обстановки.
- Я Синий лидер, Первый, Второй, все за мной.
- Синий-раз, плюс.
- Синий-два, принял.
Звено перехватчиков начало набирать ускорятся, сначала компенсируя обратную скорость движения, а после и выдвигаясь в обратную сторону, к точке пространства, где ранее находилась дивизия.



Alex Frolov

Отредактировано: 14.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться