Расколотое небо

Размер шрифта: - +

32

– Олег, что с ним? – Лора вздрогнула от громкого хлопка дверью над головой.

– Откуда я знаю? – ответил Олег, поднялся вслед за сыном. Последовал очередной громкий хлопок двери.

Лора села на нижнюю ступеньку лестницы и задумалась.

Уже неделю, а то и больше, она чувствовала себя не в своей тарелке. Что-то происходило с ней и вокруг нее, но она не могла понять – что. Ее добровольное затворничество, призванное оградить от невзгод и волнений, привело к тому, что скорлупа, плохо защищая от неприятных эмоций, начисто перекрывала хорошие. Лора не могла отделаться от ощущения, что она живет в иллюзорном мире, где нет ничего, кроме книжных страданий выдуманных героев и воспоминаний. Чем более пустыми становились дни, тем красочнее – воспоминания. Это началось давно, но только сейчас Лора со всей очевидностью поняла, что теряет себя. День был похож один на другой: она просыпалась, когда Олег уже уезжал по делам в Москву, потом пила кофе, по привычке красилась и одевалась элегантно, потом читала или сидела, закрыв глаза, вспоминая свою жизнь, разбирала вещи или заказывала что-то новенькое и ненужное по интернету, копалась без особого удовольствия в саду, потом приезжал Олег и они ужинали, какое-то время сидели вместе у камина и ложились спать. А теперь все чаще она ложилась, так и не дождавшись мужа.

Разнообразие вносили редкие посещения сыновей, настолько редкие, насколько короткие. Дима предпочитал звонить, исправно, но формально. Узнавал, все ли в порядке, ничего ли не надо, и все. Визиты Андрея тревожили сонный покой, но были все равно мимолетны, даже если он оставался на выходные. После последнего его приезда Лора почувствовала  желание жить, но оно было какое-то ненастоящее, еще более ненастоящее, чем страсти героинь любовных романов. И  впервые она  ощутила себя совсем-совсем старой, древней – ей не хватало сил  хотеть жить. Поездки в Москву, посещение  парикмахера, маникюрши и  магазинов удовольствия не приносили. Она так торопливо все это проделывала, словно стыдилась. И Олег… Да, не так давно она заметила, что он стал далеким и чужим. И заметила вскользь, не придала значения, просто отметила для себя этот факт, как одно  из множества ничего не значащих  явлений.

Сейчас, сидя на ступеньках, Лора подумала, что все случилось уже давно, но она, занятая книгами и воспоминаниями, просто не замечала, что что-то происходит, потеряла чутье или не хотела «вчувствоваться» в своих родных, опасаясь новой боли.

– Ну что же, – сказала она самой себе, – можно попробовать проявить смелость, – она встала с лестницы и пересела в любимое кресло, укуталась в любимую шаль и сосредоточилась.

Олег… Вполне возможно, кто-то у него есть. Молодая любовница? И что? Лора напряжено прислушивалась к себе, но мысли свернули на проторенную дорожку воспоминаний. Перед прошлым новым годом, почти год назад, ей позвонила девушка и хорошо поставленным голосом попросила к телефону Олега. Лора вежливо ответила, что его нет и совершенно ничего не имея в виду, спросила, кто его ищет и что передать, успев удивиться, что неизвестная женщина имеет номер домашнего, но не знает мобильного.

– Это его любовница, Юля, – ответила девушка.

Лора подумала, что это глупый розыгрыш и хотела положить трубку, но Юля спросила, не с женой ли она беседует и, когда Лора ответила утвердительно, вывалила столько информации, столько грязных подробностей! И все это совершенно спокойным, даже скучающим тоном.

В ожидании мужа Лора металась по дому, придумывая жуткую месть. Иногда останавливалась у зеркала и разглядывала себя. Она выглядела тогда шикарно, моложе своих лет, на сорок – максимум, и появилось жгучее желание найти себе любовника, молодого, красивого, и сделать так, чтобы Олег узнал об этом. Сейчас Лора не могла бы сказать, чего в этом желании было больше – потребности почувствовать себя снова нужной, желанной или необходимости доказать Олегу, что она еще кое-чего стоит. Конечно, никакого любовника она не стала искать. Ограничилась жутким скандалом Олегу и несколькими разговорами с подругами о том, что все мужики - в сущности одинаковые. Но еще какое-то время она посматривала на подтянутых молодых мужчин, приходивших совершенствовать свои тела в спортивный клуб. Смотрела, но понимала – это не для нее, не сможет она изменить Олегу. Наверное, раньше надо было начинать, а сейчас кроме смеха ее поведение ничего не вызовет.  Потом случилось несчастье с Андреем, и стало совсем не до того. А сейчас? Что бы она почувствовала сейчас, если бы новая Юля или не-Юля позвонила ей? Наверное, только усталость и досаду на то, что ее  втягивают в разборки и что опять придется как-то реагировать. Ей не хотелось знать о тайной жизни мужа, ее все устраивало, ей было наплевать. Интересное открытие. А что, если он решит развестись? Лора попыталась представить это и не смогла. Олег был  ее частью,  наподобие руки или ноги, и его уход казался невероятнее любого вымысла.

«Ну а все же? Вот он придет и скажет, что хочет... бросить... меня...», – пытала себя Лора. Никакой реакции. Пульс не учащался, глаза не щипало, ничего. Как же она преуспела в убивании своих эмоций, что ничего, почти ничего не может ее тронуть.

И только мысль о том, что Андрея это расстроит, тут же живительной болью всколыхнула уснувшую душу. Лора вздохнула глубоко, медленно выдохнула, заставляя себя думать о всякой ерунде.

 



Лина Пален

Отредактировано: 16.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться