Расплата за грехи

Глава 23-25

Глава 23

 

            Обновленный фрегат «Эвмена», рассекая бирюзовую гладь Атлантического океана, со страшным грузом на борту направлялся в те воды, которые он так поспешно покинул месяц назад. Несмотря на протесты лорда Рочестера, Морин загрузила на борт ящик со скальпами своих врагов, умело снятыми индейцами и отданными вождем в качестве подарка. Наганигабо сдержал свое слово: им не только показали безопасный проход между рифами, но и отдали десять лучших воинов. Мистер Лоу был очень недоволен этим обстоятельством и не преминул сообщить об этом капитану. Но девушка была непреклонна.

– Мистер Лоу! Если вы успели заметить, наши ряды слегка поредели. Пятерых смыло за борт во время шторма, еще шестерых мы потеряли во время сражения. К тому же среди нас есть раненые, – резонно возражала она. – Поэтому я считаю, что лишняя пара рук будет очень кстати.

– Но они краснокожие сухопутные обезьяны, – с презрением хмыкнул квартирмейстер.

– А вы предпочитаете вечно пьяных прохвостов, которые в любой момент за какой-нибудь лишний шиллинг сдадут нас властям? – вопросительно взглянув на своего собеседника, спросила девушка. – Когда вы будете капитаном, мистер Лоу (а вы уже спите и видите, когда настанет это светлый миг, верно?), то тогда будете поступать так, как вам будет угодно: набирать на Тортуге бездельников и прихлебателей, пьянствовать, покупать падших женщин и так далее. Это будет ваш выбор. А пока действует наш договор, то Я буду принимать решения: кого принимать на борт, кого жаловать, кого судить. А потому, мистер Лоу, я передаю в ваше полное распоряжение этих людей... да, да, именно людей, а не краснокожих обезьян, как вы изволили выразиться. Эти десять воинов обладают силой и ловкостью, и, в отличие от дармоедов и разгильдяев с Тортуги, они будут преданы нам до тех пор, пока душа будет жива в их телах.

– Да пусть меня заклюет дьявол, если я палец о палец ударю, чтобы чему-то научить этих краснорожих! – воскликнул мистер Лоу, в негодовании вскакивая с кресла, в котором он доселе вальяжно развалился.

– Прежде, чем вас заплюет дьявол, – вспыхнув, но ледяным тоном проговорила Морин, медленно поднимаясь и наводя на него заряженный пистолет, – мне придется прочистить вам мозги, если вы откажетесь подчиняться приказу, мистер Лоу.

            Квартирмейстер побелел от гнева и отступил на шаг назад. Его глаза засветились зловещими огоньками, а тонкие губы исказила кривая ухмылка. Он с ненавистью поглядел на Морин. Но поймав на себе суровый взгляд глаз цвета морской волны, в которых бушевала буря, он прочитал в них непоколебимую решимость воплотить сказанное на деле. Поэтому квартирмейстер невольно опустил глаза. Он ни секунды не сомневался, что Морин нажмет на курок. И немного подумав, наконец нехотя ответил:

– Ладно, кэп. Но клянусь сатаной, если эти...

– Вот и хорошо. У вас всего пять дней, мистер Лоу, чтобы научить их отличать ванты от парусов, – прервала его Морин.

            Затем она вплотную подошла к квартирмейстеру, обдав его волной приятного аромата, в котором смешались запахи розы, мускуса и амбры. Девушка дружелюбно положила руку ему на плечо. От неожиданности мистер Лоу вздрогнул и удивленно посмотрел на Морин.

– Капитан?

– Мистер Лоу! Я верю в ваш талант и умение. Вы прекрасно проявили себя в бою и я... я верю вам. Убеждена, что через несколько дней этих воинов можно будет отличить от заправских матросов только по цвету кожи, да и то это будет нелегко. Оденьте их, научите орудовать саблей и пистолетами, отличать грот-мачту от бизань-мачты, и так далее. В общем, научите их всему, что знаете сами. Возможно, от их умения в будущем будет зависеть не только успех нашей операции, но и наша жизнь.

            Говоря эти слова, Морин полностью преобразилась. Ее голос, звучавший в последнее время властно и резко, как удар хлыста, вдруг приобрел неведомую доселе мягкость и бархатистость. Теперь его звук больше напоминал журчание горного ручейка, укрывшегося где-то в тени столетних елей и сосен.

            Мистер Лоу отшатнулся, продолжая с изумлением смотреть на Морин. Лицо девушки за считанные мгновения изменилось до неузнаваемости. Из уверенной в себе, преисполненной внутренней силы девушки с горделивой осанкой и надменным выражением на лице, которое служило ей защитной маской, Морин превратилась в нежное, чувственное создание, каким она и была до страшных событий своей жизни, и каким все еще оставалась в душе. Ее лучистые глаза, окаймленные длинными пушистыми ресницами, завораживающе светились в наступивших сумерках. Девичья фигурка, сочетавшая в себе изящество и грациозность, была так обворожительна в тот момент, что мистер Лоу почувствовал, что теряет почву под ногами. Странное трепетное чувство охватило все его существо. Он покраснел и, закашлявшись, смущенно ответил:

– Все будет, как вы хотите, капитан. Клянусь преисподней, через пару дней эти краснокожие будут лазать по реям, как обезьяны за бананами.

            Стараясь не смотреть на девушку, квартирмейстер поспешил к выходу, чтобы не выдать свою растерянность. В дверях он столкнулся с лордом Рочестером. Пробормотав что-то невнятное, мистер Лоу торопливо удалился.



Марина Линник

Отредактировано: 18.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться