Расправить крылья. Магическая Академия

Размер шрифта: - +

Глава 4

Глава 4

 

- Ой, а что это такое? – полюбопытствовала Агнес, заглядывая ко мне через плечо. Избавиться от сестры не было никакой возможности. – Цвето-очек, а красивенький-то какой!

Сестра притопала за мной в мою комнату на втором этаже, в которой – большая кровать со прозрачным балдахином, письменный стол с порядком пострадавшей столешницей – моей рабочей стихией был Огонь, и на начальных курсах мне не всегда удавалось удержать его под контролем. А еще – письменные полки вдоль стен, заставленные книгами, что я привезла из Гридара, и старинный комод, доставшийся нам вместе с домом, который купил для нас поверенный отца. В комоде хранилось несколько моих платьев и ученическая мантия, потому что для спокойной жизни в Академии мне нужно было куда меньше нарядов, чем Агнес, с ее-то забитыми под завязку комодами!

А ведь сестричка еще и кладовую прихватила, в которой ей сделали отдельную гардеробную!

Сейчас же любопытная Агнес уставилась на необычный подарок, только что принесенный мне посыльным. Тот постучал в дверь, затем протянул нашему охраннику обитую бархатом коробочку. Сказал, что это для Зарины Кромунд, но он понятия не имеет, от кого!..

Помню, как судорожно застучало сердце, а ладони вспотели от непонятного предчувствия, когда я увидела ту посылку. Странное дело, а ведь до этого мне дарили столько всего!.. Чтобы спокойно разобраться со всеми этими ощущениями, я решила открыть ее в гордом одиночестве. Ушла в свою комнату, но от Агнес, конечно же, попробуй еще отвязаться!

И вот я уже достаю из темных бархатных недр, удивляясь легкому привкусу незнакомой мне – но безвредной, определенно! – магии, хрупкий цветок. Довольно большой – размером с ладонь, с нежно-голубыми лепестками, окружающими наподобие звездных лучей сложное, ярко-желтое соцветие. Стебелек и листья казались покрытыми мелкими белыми ворсинками, похожими на снежинки, словно его вот-вот достали из сугроба. Обманчивое впечатление – цветок излучал едва заметное тепло, будто бы сам был маленьким солнцем.

От него шел тонкий, нежный запах, который я доселе никогда не встречала.

Осторожно положила хрупкий дар на стол – как самую большую на свете редкость! Затем еще раз заглянула внутрь, решив проверить, нет ли в коробке записки от дарителя. Но она оказалась совершенно пустой. Пожав плечами, задумалась, куда бы поставить... Ни одна ваза в нашем доме – мы жили довольно скромно, хоть и в привилегированном Квартале Магов, – не была достаточно хороша!

- Голубой эдельвейс, – вспомнив, что Агнес все еще дожидается ответа и, похоже, теряет терпение, сказала сестре. – Очень, очень большая редкость! Встречается высоко в горах... Причем, настолько высоко, что не только найти, но и достать его практически невозможно.

- Выходит, все же кто-то достал… Для тебя, Заринка! – произнесла сестра восторженно. – А вот мне еще никогда не дарили эдельвейсов!

В ответ я пожала плечами, потому что до сих пор не верила…

- Мне всегда казалось, что это всего лишь красивая легенда, – сказала ей. – И что голубых эдельвейсов не существует на свете. О них слагают стихи, их красоту воспевают барды, тогда как…

- Но ведь это же символ любви! – Агнес сверкнула озорными глазами. – Как ты можешь сомневаться в его существовании?.. Кстати, кто же твой герой, сестричка?! Кто тот смельчак, который, рискуя свернуть себе шею и прочие части тела, все же полез в горы, нашел и сорвал… Или же купил его за неразумную сумму?!

- Не имею ни малейшего понятия! – отрезала я.

Потому что я вовсе не собиралась ей рассказывать! Конечно, можно было бы попробовать, но решительно настроенная выдать меня любым способом замуж Агнес, буквально в каждом видящая моего потенциального жениха – и плевать ей на то, что я могу выйти только за принца! – все равно бы мне не поверила. К тому же подарок, который доставил мне посыльный, был вовсе не символом любви, а…

Демоны разберешь, что бы это значило!

- Не знаю! – твердо сказала я, хотя прекрасно знала. – И нечего на меня так смотреть!

 

***

 

Все началось еще в среду, на уроке по драконьему языку. Это было в первый наш день в Академии, потому что учебу из-за произошедшего на торжественной линейке отложили ровно до момента, пока все пострадавшие не покинут медицинский корпус. В цепких объятиях магини Сансир оказалось около двадцати адептов с первого курса и еще несколько с пятого, так что почти все кровати в медкорпусе были заняты.

Иногда я думала, насколько же нам повезло, что никто не погиб под обломками Старой Башни! Пусть несколько первокурсников были на грани между жизнью и смертью, но магине Сансир все же удалось вернуть их в наш мир. Срастить магией кости, залечить поврежденные органы, чтобы, оставив в медкорпусе на пару дней, отправить учиться…

Впрочем, эти дни пролетели слишком быстро, и в среду уже начались регулярные занятия. В первый же учебный день мы вспомнили все, что успели благополучно забыть за долгое лето, на Защите от Темных Сил у магистра Боруса. Затем было практическое занятие по Стихийной Магии, после которого у меня слегка подрагивали руки, мешая писать контрольную по Мироустройству у пожилого магистра Таллиса. Наконец, я немного передохнула на Целительстве, где пострадавшие на торжественной линейке подробно расписывали магине Ресату свои травмы и способы их лечения… И вот мы уже заняли свои привычные места в старой аудитории магистра Нирзона, которая обзавелась другим хозяином. Парни держались настороженно, не зная, что ожидать от магистра Донейла. Зато почти все однокурсницы смотрели на нового преподавателя, сокрушительно красивого в черной мантии, подчеркивающей смуглоту лица, его светлые волосы, спадающие до плеч, и ярко-синие глаза, влюбленными взглядами.



Оксана Гринберга

Отредактировано: 25.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться