Рассказы Чумы (переиздание)

Размер шрифта: - +

Глава 5

— У кого какие соображения? — резко поинтересовался Брань.  

— Глада надо вытаскивать. Ты ведь слышал, что сказал этот… Велиал. Не думаю, что он сможет выбраться без нас.  

— А что, если это все вранье? Что, если Глад давно мертв, а вся эта история — повод затащить нас в ловушку? — Брань, точно рассерженный шмель, двигался кругами по комнате. — Ты вообще соображаешь, кому хочешь довериться?  

— Глад не может быть мертв, потому что на земле его можно убить только нашим оружием, — возразила я ему. — А на Светлой Стороне он жив хотя бы потому, что еще слишком мало времени прошло со дня его исчезновения. И чем дольше мы спорим, тем меньше шансов у нас найти его целым.  

— И вообще, — встрял Мор, — куда мы без старшего? Мы ведь всегда все делали по указке Глада. Или ты знаешь, что нужно делать дальше?  

— Не умничай тут, — прогремел Брань. — По крайней мере, я уж точно знаю побольше, чем ты.  

— Оно и заметно, — ехидно заметил младший. — Может, ты уже на место Глада метишь? То-то особо не торопишься искать его!  

Я не успела изумленно посмотреть на брата — Брань уже держал его за шиворот, приподняв над полом так, что ноги всадника безвольно зависли в воздухе.  

— А может, это ты сбагрил Глада Крылатым? —  зашипел он на Мора. Слюни брызнули из его рта с такой силой, что часть из них долетела и до меня. — А? Кто в самолете говорил: «ничего ему не сделается»? Что молчишь, гаденыш?  

Мор отчаянно пытался вырваться из хватки красного, но тот намертво впился пальцами в его воротник.  

— И появился-то ты из ниоткуда, и нас нашел играючи, и серп-то тебе подкинули, — Брань встряхнул брата, отчего младший издал хрипящий звук. —  Чего молчишь, предатель?  

—  А ну хватит! — заорала я в полный голос. —  Сдурели оба, что ли? Все только того и ждут, чтобы мы расцапались между собой! Отпусти его!  

Брань выпустил рубашку Мора из рук, и он едва не упал на пол.  

—  Мы с тобой еще поговорим, — пообещал красный мрачно, усаживаясь на край стола.  

— Какие страсти, — засмеялся за спиной голос.  

Обернулись все одновременно.  

Придерживая одной рукой дверь, с порога улыбался Велиал. Признаться, в мужском теле ему было значительно лучше.  

Брань, настроенный далеко не так миролюбиво, как я, шагнул навстречу.  

— Тихо-тихо! — поднял руки демон в защитном жесте. — Я решил вернуться… Немного изменились обстоятельства. Думаю, нам стоит поторопиться.  

—  Кому это — нам? —  настороженно спросил красный. Мор уже успел привести себя в порядок; от недавней стычки остались лишь растрепанные волосы и помятый воротник.  

Громко залаяла собака; затем еще одна. Кто-то из посетителей отеля привез с собой домашнего питомца? Да не одного, а судя по присоединившемуся хору, штук десять сразу… 
Я вздрогнула, сообразив, что обстановка вокруг изменилась: стало намного, намного просторнее, чем в тесных комнатах отеля…  

Стены, вытесанные из серого камня, терялись высоко вверху; лица в половину человеческого роста корчили рожи с причудливых барельефов; их были десятки, если не сотни, и каждое имело собственное, угрожающее выражение. Длинные колонны, хаотично разбросанные через каждые пять-семь шагов, подпирали темноту, скрывающую потолок.  

В нескольких метрах от нас в круглой чаше пылал огонь; глинистый пол уходил вдаль, в прохладный полумрак. Присмотревшись, я увидела черные, глухие ворота.  

— Я не понял, — Брань протяжно посмотрел на Велиала. — Это что еще такое?  

— Я же сказал: пришлось поторопиться…  

Он не договорил: в ворота ударили: чем-то большим, массивным; ещё и ещё; металлические полотна удивленно заходили ходуном; натужно сопротивляясь, жалобно взвизгнули петли. Собачий лай приблизился, превращаясь в какафонию хрипа и воя.  

— Потом с ним разберемся! — я выхватила из кармана флакон, рисуя на теплой поверхности пятиконечную полузвезду, круг и несколько завитков.   

Брань понял с полуслова: акинак, короткий скифский меч, уже нетерпеливо вздрагивал в напряженной ладони. Мор встал рядом, крепко вцепившись в рукоятку серпа.  

Велиала видно не было: где-то сзади я услышала скрип кожаных ножен.  

Ворота дрогнули, всхлипнули.  

Секундная, неестественно гулкая тишина отозвалась звоном в наших ушах.  

Железная преграда рухнула; в проем вылезла чудовищных размеров нога. Неповоротливый глиняный великан никак не мог сообразить, как ему лучше протиснуться, и, ухая от раздражения, лупил по сторонам кулаками.  

Гончие, визжа в предвкушении легкой добычи, вырвались вперед. Огонь тек расплавленными каплями из оскаленных пастей; острые ребра, прорвав гладкую кожу, торчали наружу кривыми краями; шипастыми рядами вдоль горбатых хребтов вздымались режущие гребни.  

Их было четверо; Несущая смерть первой добралась до нас.  

Брань принял удар на себя; вертясь на месте волчком, рубил изо всех сил по когтистым лапам, рычащим мордам; изловчившись, полоснул тварь по одной из трех глоток.  

Мор рядом плясал собственную битву: до него добрался Кричащий пес. Я хотела поймать глазами Велиала, когда на меня прыгнул Баргест*.  

Длинная на загривке черная шерсть встала дыбом; близко лязгнула пустая пасть.  

Первый нож угодил в белесый, туманный глаз; камень скрипнул, царапая глазницу, из которой хлынула черная, призрачная жидкость.  

Полуослепший Баргест взвыл, перекатившись на спину; обернулся ко мне уцелевшим глазом. Я быстро опустила глаза: пес одним только взглядом мог легко лишить самого отъявленного храбреца смелости.  

Зря я это сделала: в тот же миг две мощные, задние лапы легко оторвались от земли. Баргест взвился в прыжке, которому позавидовала бы лошадь, и сшиб меня с ног, навалившись тяжелым, сильным телом.  
Все, что я успела  —  это воткнуть оставшийся у меня нож в открывшуюся шею. Пес зарычал, забился, молотя лапами по добыче; я с трудом держалась на месте, вцепившись в жесткую шерсть на мускулистой груди.  

Положение становилось отчаянным.  

Кто-то темной молнией промелькнул вверху, приземлившись на спину пса, и в эту секунду мои руки разжались, не выдержав двойного веса.  

Баргест рыкнул, дернулся и уронил разверзнутую пасть рядом с моим лицом.  

Демон помог мне выбраться из-под огромной туши.  

— Спасибо, — искренне сказала я. Велиал выдернул тонкий серебряный кинжал из впадины между сухожилиями на псиной шее.  

Голем тем временем пролез в проем, доломав разбитые ворота, и теперь двигался к нам. Брань никак не мог одолеть вторую гончую; Мор с попеременным успехом одерживал верх над своим соперником.   

Земля под ногами сотрясалась от тяжелой поступи великана: если бы он был чуть поворотливее, то вполне мог бы растоптать и нас.  

В темных нишах вдоль стен примерно через каждые пять метров высились рогатые безглазые статуи высотой в два человеческих роста. Мельком глянула на постамент: все верно, подножие не было закреплено.  

Я вытащила оба ножа из кстати издохшего пса и рывком преодолела расстояние до ближайшего к чудищу изваяния.  

Рогач под своей массой быстро заскользил по площадке, на которой стоял, накренился и сорвался вниз. Голем занес подошву, чтобы шагнуть вперед, но опоздал. Идол обрушился на другую его ступню и со всего маху придавил её своей тяжестью, подняв тучу пыли в воздух.  

Глиняный беспорядочно задергал свободной ногой, вращая длинными руками в надежде поймать врага. Но праздновать победу было рано: из дыры, там, где раньше были ворота, повеяло невыносимым жаром.  

Демон вдруг схватил меня за шею, надавливая вниз так, что я присела на корточки, и упал рядом.   

Над нами пронесся дикий огненный вихрь. Сзади, где были Брань и Мор, раздался крик. 
Я подняла голову. Велиал рядом уже трудился вовсю: что-то бормоча, размашисто чертил вокруг нас причудливые значки. 

Ифрит зашел на второй круг. Стремительный порыв его горячего дыхания долетел до моего правого уха и едва не подпалил волосы.Темный закончил свои художества и выпрямился.  

— Вставай, — равнодушно сказал он. — Теперь он нас не достанет.  

Задыхаясь от поднявшейся пыли, я с трудом расслышала его слова. Пылающий стержень мелькнул перед глазами и бросился туда, где кто-то громко бранился. Сквозь носящийся в воздухе пепел почти ничего не было видно. Великаний рёв и гудение от сгустка пламени мешали сосредоточиться.  

Зал затрясся, словно игрушка в ладошках маленького титана. Оголившиеся местами потолочные плиты угрожающе задрожали; сверху посыпались кусочки откалывающихся камней.  

Желто-алый щит взметнулся ввысь, разметав по окружности алебастровые обломки. Брань, удерживая обеими руками трансформировавшийся скифский меч, что-то нечленораздельно орал. В образовавшийся заслон бился беснующийся смерч.  

Силуэт рядом с всадником в отчаянии подпрыгнул и швырнул что-то в слепящий водоворот — Мор наконец-то воспользовался оружием.  

Раздался жутчайший стон, словно заскрежетало нутро доменной печи, пламя вытянулось в блеклый язык, последний раз вздохнуло, скрутилось в воронку и исчезло. 
  * Баргест — мифическое существо в виде черного, огромного пса, с горящими (чаще белым пламенем) глазами. 



Адам Мирах

Отредактировано: 28.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться