Рассказы у камина

Размер шрифта: - +

Формула

Из распахнутого настежь окна стал дуть холодный пронизывающий ветер, хотелось встать и закрыть, но даже эта простейшая задача оказалась не выполнимой. Да и окно, дрожание рамы и стекла в ней не сильно-то и были важными, можно сказать не имели ни малейшего значения.
Он сидел, погрузившись с головой в кипу чистых листов бумаги. Рука бешено выводила математические формулы, голова дрожала нервно дергаясь на маленькой тощей шее. Взлохмаченные волосы, немного безумный, увлеченный взгляд — отпечаток гениальности и безумия, след величия душевных стремлений и отречения от мирских желаний.
Он сидел одинокий и жалкий в старом потертом инвалидном кресле, за покосившимся, столиком. На бумагах, заваливших стол стояли отпечатки кофе и чашек — следы бессонных ночей, а на полу бесчисленные изжеванные скомканные шарики.
В этой старой, явно желающей мужской руки квартире жил и творил гений, человек, чьим разумом могла бы гордиться планета. Однако как часто это бывает в жизни, таланта мало нужна еще малая толика удачи — автомобильная авария перечеркнула все планы и надежды талантливого ученого, претендовавшего на нобелевскую премию. Последующая трагическая смерть жены вызвала чуть ли не припадок безумия, но все обошлось. Молодой разум оклемался и вернулся в строй: в мир живых и здравствующих. Однако, ничто, наверное, не проходит бесследно...
Она вошла почти бесшумно, слегка прикрыв за собой дверь. Милая молоденькая девушка средней внешности с глазами доверчивой лани. Скромно одетая, в фартук и милых домашних тапочках. В руках поднос с аппетитными блинчиками и великолепно пахнущим кофе. Аромат напитка и еды наполнили помещение и погрузили бы любого живого человека в состояние блаженства и зверского аппетита.
– Я принесла тебе завтрак, очень старалась, попробуй!
– Оставь я допишу и поем.
Она оставила поднос рядом со столом, на тумбочке около старой сломанной кровати. Вытерла руки о фартук и подошла закрыть окно.
– Ты так можешь простудиться! Тебе надо следить за собой!
– Тебе надо ты и следи! - Бросил он зло на девушку и вновь погрузился в расчеты и формулы.
– Как продвигаются твои исследования? - Старательно пряча обиду, поинтересовалась Лариса.
– Простой лаборантке не понять, не мешай!
– Она устало кивнула, подбирая скомканные бумажки на полу и складывая их в кучку.
– Прошло не меньше получаса, она успела прибраться, протереть пол, но за это время ОН так и не притронулся к пище.
– Весь день прошел у нее в заботах, уставшая и обессилевшая она упала на кровать, скинула тапочки и с огромным облегчением поняла, что успела не только переделать массу домашней работы, но и выкроить лишний часик на отдых.
– Я ужин приготовила, очень вкусный! Я старалась для тебя.
– Оставь рядом, допишу поем.
– Девушка вздрогнула, ею заботливо приготовленный ,завтрак остался не тронутым, на сей раз даже кофе давно остыло.
– Тебе надо поесть, ты так себя до истощения доведешь, нельзя столько работать!
– Я тебя не звал, не хочешь не готовь, дверь открыта.

В прекрасных глазах девушки появились слезы, она вскочила с кровати и босиком бросилась в прихожую. Наспех накинула курточку и впрыгнула в старенькие ботиночки, хлопнув дверью ушла.
Он остался один, казалось так и не заметив никаких изменений.
Стрелка часов неуловимо быстро двигалась. Незаметно наступила гнетущая одинокая ночь. Распахнулось окно — старое, некому починить и вечно нет времени, нет сил. Холодный ночной воздух прокрался в комнату и стал жадно пожирать остатки тепла и уюта.
Глаза молодого ученого стали смыкаться против его воли. Силы постепенно оставляли его.

– Формула, формула. Формула! Я почти тебя дописал!!! Еще чуть-чуть, всего два неизвестных, где же они.... где?!!!
Он еще долго бубнил, склонившись над бумагами. Периодически еще в полу-дреме он вскакивал и пытался просчитать, вычислить злосчастную формулу, но ничего не выходило и он вновь погружался в сон.
Когда она вернулась уже был разгар дня. Уставшая изможденная, с двумя тяжелыми сумками продуктов. Девушка вошла, и еле протащив продукты на кухню, разделась.

– Привет! Ты наверное голодный? Ох, Боже!!! опять это окно раскрыто, я же говорю. Ты можешь заболеть.
Быстро, подобно лани она захлопнула окно. Обернулась: он спал на столе, уткнувшись лицом в бесчисленные бумаги. Кофе и блины, так и остались не тронутыми.
Девушка медленно, чтобы не потревожить чуткий сон, накрыла его пледом и убрала из под его рук бумаги. Нашла на кровати подушку и подложила ему под голову.

– Ну что мне с тобой делать? Опять бумаги раскидал....
Она едва слышно, ступая на цыпочках, стала собирать бумаги. А еще через час начала заниматься уборкой квартиры. Старенький телевизор умудрился перегореть и теперь девушка, водрузив его в плотную картонную коробку, понесла в мастерскую.
Стрелка часов тикала все так же неугомонно и быстро. Когда Лариса вернулась, то обнаружила в помещении погром.
Он выкатился ей на инвалидной коляске и холодно глядя в глаза прошептал.

– Ты куда убрала мои листы?!!!
Она опешила, и чуть было не оступилась о порог, но устояла.

– Они в ящике, где все бумаги лежат.
– Нет их в ящиках!!! Нет их нигде!!! Зачем ты берешь мои вещи?! Зачем ты вообще приходишь?! Кто тебя просил, ты только мешаешь! Я почти доделал формулу! Она почти сошлась, а ты выбросила ее!!
– Я....
– Мне плевать что ты там бормочешь, найди все листы что выкинула, ясно!!!? Мусор еще пока не вывозили, так что еще есть время, всё, я жду!!! Пошла. Пошла!
Девушка заплаканная, обиженная, на негнущихся ногах пошла к мусорным бакам, стоящим на улице. Открыв крышку бака, стала выбрасывать оттуда старые черные мусорные пакеты, в нос ударила вонь протухших продуктов. Из одного пакета, на нее пролился просроченный кефир. Девушка так и не успела отскочить — куртка оказалась заляпана. Она села и заплакала. Прямо у бака, а прохожие лишь презрительно морщились и равнодушно продолжали свой путь.

– Вот твои бумаги тихо проговорила Лариса, медленно протягивая аккуратно разглаженную стопку документов.
– Спасибо, извини, мне надо работать.
Лариса только и успела что кивнуть, как он уже развернулся на коляске и отправился обратно за рабочий стол. Она еще пять минут переводила дух (подниматься и спускаться на пятый этаж не так-то просто как кажется). Пошла оттирать заляпанную куртку, а потом еще приводить в порядок разгромленную квартиру.
Вечер опять незаметно подкрался, похищая остатки дня. Она села на старенькую кровать и вытянув уставшие ноги, включила телевизор. Так под мерное бормотание голубого экрана она и уснула.
Тыц.... Тыц... Тыц... Тыц... - пробивала дырку в голове навязчивая музыка у соседей. Праздник, закатили такой что слышно было аж через два этажа.
Он массировал себе виски, пытаясь сосредоточится. Половинка холодного блина, и слегка надпитая чашка — весь рацион за эти два дня. Задел локтем кофе, и то пролилось на бумаги. Комнату огласил крик отчаянья и ярости. Он ругался на себя и музыку, которая не давала сосредоточится.

– Лариса!!! Вставай и иди скажи эти идиотам, что им надо выключить свою шарманку!!!
– Но...
– Иди!!!
Девушка еще сонная, едва понимающая что происходит, накинула куртку и поднялась на верхний этаж.
Тыц.... Тыц...Тыц... - разносилось по всему подъезду. Обшарпанные стены, вырванные поручни перил. Она посматривая по сторонам. Заметила что света опять нет — лампочку либо выкрутили, либо разбили.
Лариса минуту неуверенно мялась у двери, но в итоге решилась вдавить пальцем кнопу звонка.
Открыл толстоватый мужичок, лысый в тельняшке — алкоголичке, да и лицо у него было соответствующее: испитое и слегка помятое.
– Не могли бы вы выключить музыку?
– Чё?
– Говорю, выключите пожалуйста музыку, мешает спать!
– Ты чё такая?!
– Какая?
– Борзая?!!!
– Извините...

Мужик зло плюнул ей под ноги и захлопнул перед ней дверь. Несмотря на неудачу Лариса ощутила несказанное облегчение, говоря по правде она не на шутку испугалась.
Сзади по лестнице поднимался высокий симпатичный молодой человек, в дорогом костюме, тростью и старинном, несколько старомодном цилиндре.
Он радостно улыбнулся и на древний манер снял шляпу, сделав пассаж в честь Ларисы.

– Вы верно не умеете разговаривать с личностями подобного рода?
– Да.
– Вот и отлично, позвольте мне, это не благодарное дело.
Незнакомец лихо пересек лестницу, словно в один прыжок. Навис над девушкой и та на мгновение ощутила безумный ни с чем не сравнимы страх. Она уже не боялась ни быть изнасилованной алкоголиками, ни быть избитой или даже убитой — страх перед этим человеком обволок ее и затуманил сознание.
Он игриво потряхивая тростью нажал на звонок и не отпускал. Даже когда дверь распахнулась он продолжал улыбаться.

– Чё надо?!!!
Незнакомец ничего не сказав сходу припечатал мужичонку тростью в кадык, тот упал глухо захрипев. Теперь Лариса увидела что там в квартире собралась целая банда жутковатых мужиков в окружении бутылок. Казалось там был то-ли бордель, то-ли притон, то-ли просто гадюшник. Из комнаты вышло пять сильных грозного вида мужиков. Ларисе от одной только мысли, что она могла оказаться среди них стало плохо.
Незнакомец лишь усмехнулся, наступил на горло лежащему лысому мужичку в тельняшке и на мгновение Ларисе почудилось, что он свернул ему шею. Она почувствовала как ее оттолкнули в сторону, а дверь через секунду захлопнулась перед ее лицом.
Послышались крики, всхлипы, потом жуткий грохот, хлопок еще один (Боже!!! Это, наверное, выстрелы! Подумалось девушке). Затем просто оглушительная возня и грохот, казалось что там решили передвинуть всю мебель разом, и неудачно, вся она падала и не раз а много-много раз. Дверь стала сотрясаться от ударов изнутри, а потом все оборвалось.
Навязчивая музыка тоже резко оборвалась, теперь наступила резкая мертвенная тишина. Кладбище показалось бы в этот момент веселой дискотекой, на фоне этой странной лестничной площадки.
Дверь распахнулась и оттуда сияющий лучезарной улыбкой выплыл незнакомец, за ним жутко разинула пасть чернота дверного проема.
Он взял под руку девушку и ногой, захлопнул дверь.
– Мадам позвольте вопрос?
– Позволю...
– Я собственно тут по делам, ищу некого умного человека. По имени Виктор, отчество по-моему Сергеевич он должен тут проживать.
– А вы к нему зачем?
– Стало быть Вы Лариса Алексеевна верно? Вот к вам-то у меня тоже есть вопросы.
– Ко мне?
– Именно к Вам, моя дорогая.
Он буквально потащил девушку на улицу, она видела как проходили мимо ее двери, как в окне откуда ранее звучала музыка жутковато зияет чернота.
Рядом с незнакомцем было не то чтобы не приятно, но скорее он вызывал инстинктивный ужас, ужас который уходил куда-то в глубь ее сознания — не рациональный, беспричинный.
Пока они проходили по двору пара бродячих собак хотели подойти, видимо ожидая, что Лариса, по старому обычаю даст кусочек колбаски. Однако, собаки взвыли и поджав хвосты бросились на утек.
Над головой светили звезды, а тусклые уличные фонари лишь периодически вырывали клочки света из непроглядной тьмы.

– Вы не желаете ли продать вашу душу?
– Душу? Вы, наверное, шутите? Я Вас даже не знаю!
– Извините, совсем забыл представиться. Меня зовут Дмитрий Бафометов, я занимаюсь скупкой и редкого и очень ценного материала — человеческих душ.
– Простите, я не верю в подобную чепуху!
Как только она это произнесла, фонари на улице резко потухли — все погрузилось в кромешный мрак, а через мгновение фонари осветили всю улицу, так словно наступил ясный день. Из всех переулков, на тротуарах в окнах домов и просто на проезжей дороге, везде бродили жуткие не ясные тени. Они изгибались и колыхались как неясные туманные фигуры.
Еще через секунду все прекратилось и они стояли посреди привычной обыденной ночной улицы.

– Я не шучу, я серьезно могу выполнить любое Ваше желание в обмен на душу.
– У меня нет желаний, мне вообще кажется что у меня и души-то нет.
– Вы глубоко заблуждаетесь, дорогая Лариса Алексеевна. Я могу для вас осуществить всё, даже самые не мыслимые ваши мечты.
– Да. пожалуй, у меня есть одно желание.... Пусть он напишет свою формулу!
– Хорошо это совсем не трудно. Мне всего лишь требуется капелька вашей крови, и поставить ее на стандартный бланк.
– Вы Дьявол?
– Люди присвоили мне множество разных имен, названное является одним из них. Мое любимое Бафомет, предпочту, чтобы вы так меня и назвали.

Девушка испуганно отпрянула в сторону, в глазах появился не поддельный страх. Сложив руки на груди, она стала пытаться достать нательный крестик, однако, пальцы ее не слушались.
– Не стоит, и пытаться, ваши символы веры на меня не действуют, на меня действует только вера, которой, кстати говоря, у Вас совсем нет. И так подытожим: я могу Вам предложить свою самую заветную мечту, ту о которой вы даже и не смеете мечтать. Чего же вы хотите? Формулу? Да, пожалуйста! Лариса, дорогая, а хотите богатства, такого, что все цари мира вам позавидуют?
Он вглядывался в лицо девушки, в ее жесты и мимику, а потом загадочно усмехнулся.

– Нет, ни формула, ни деньги Вас не интересуют. Ваше сердце просит любви моя дорогая! Взаимной чистой искренней и прекрасной. Но, главное, я думаю, взаимной! Эх, да… Ваш Бог добр, терзает это мило невинное сердечко, вы его любите, а он вас нет. Ваш возлюбленный совсем вас не ценит, не уважает и ни во что не ставит! Неужели, дорогая моя, вы не видите этих объективных вещей?! Вы для него не более чем домработница, пустая кукла, пшик! Разве это справедливо?!
– Думаю, нет.
– Вот и я так думаю, но есть реальная возможность исправить эту ситуацию. Я предлагаю отдать мне одну не нужную безделушку, и вы получите желаемое.
– Душу?
– Именно, на кой она вам сдалась-то? Вы ее видели? Измеряли? Вы ей никогда и не пользовались. Любовь любимого мужчины в обмен на вашу душу, готовы?
– Нет!
– Отчего же так категорично?
– Нет! Нет! Нет!
– Вы настаиваете?
– Нет, то есть, да. Да, настаиваю!

Незнакомец шагнул вперед к девушке и прислонил к ее шее кончик трости. Обнажилось длинное острое лезвие. Оно уперлось прямо в горло, слегка его оцарапав. Маленькая струйка крови потекла по изящной шее. Незнакомец холодно смерил девушку взглядом и злобно усмехнулся.

– А зачем вы мне теперь нужны, моя дорогая? Я могу сделать с этим милым телом все, что угодно моей темной душе!
– Нет! – Едва стоя на ногах и трясясь от страха, прошептала Лариса.
– Тогда позвольте откланяться, дела ждут, много неотложных дел.
Он резко убрал в сторону трость, прощально приподнял цилиндр. Медленной размеренной походкой, насвистывая песенку, отправился в густую темноту переулков.
– Приношу извинения за предоставленные неудобства! К огромному моему сожалению, я могу влиять физически только на тех, кому уже уготовано попасть в мои владения. Но мое предложение в силе, смею надеяться вы переменете свое решение! До свидания, моя дорогая! Но совсем не прощайте!

Ларису еще долго трясло от страха. Казалось, она была в одном шаге от ада, только осознание, что её душа бессмертна и память о крестике на шее удерживали от самого опрометчивого и страшного поступка в жизни. Она справилась! Она устояла, хотя соблазн был велик, даже слишком велик, а страх перед незнакомцем огромен.
Виктор Сергеевич, сидел у распахнутого окна и смотрел на луну, закуривая сигарету за сигаретой. Он напряженно размышлял но теперь не о формуле.
Хлопнула дверь, в темноте дверного проема появилась не ясная фигура.

– Знаешь, Лариса. Я безумно тебе благодарен за все что ты для меня делаешь, ты удивительная женщина. Прости, я иногда бываю резок с тобой, груб. Я действительно не прав, извини, без тебя я бы давно уже погиб бы. Спасибо что ты есть в моей жизни. Спасибо!
– Извините я, наверное, зашел не вовремя?
На пороге комнаты стоял незнакомец и загадочно поигрывая тростью улыбнулся.

– Меня зовут Дмитрий Бафометов, я к вам зашел по поводу вашего научного труда. Возможно, смогу помочь в решении вашей формулы, не безвозмездно разумеется.
Виктор развернулся на коляске и и восторженно взглянул на незнакомца.



Александр Бахия

Отредактировано: 15.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: