Рассказы у камина

Размер шрифта: - +

Рукопись

По пальцам стекала теплая, липкая красная. Моя. И это дико забавляло.
- Я умру?
- Обязательно.
- В смысле сейчас.
- Ты не можешь умереть пока не допишешь.

Сознание мутило. Боли на самом деле нет. Лишь слегка печет живот. Обжигающий свинец боли, видимо выжег узор на моих кишках и боль ушла, оставив пустыню, полную жара.
Моя предыстория проста. Я писатель, и под старость лет решил написать книгу о... впрочем, это не важно. Главное я очутился тут, в горячей точке. В машине, старенькой пятерке, рвущейся под обстрелами из металла и смерти. Меня, конечно же ранило, возможно смертельно. И если бы не этот незнакомец, то мои враги скорее всего отрезали бы мне голову или пустили бы пулю в лоб.
Смерть все-равно несется за нами. Пусть этот человек меня сильной рукой швырнул на заднее сиденье. Завел двигатель. И вот мы на всех парах несемся прочь. В нас стреляют. Где-то над головой несется вертолет.
Незнакомец излучает железную, каменную, странно не человеческую отчужденность и уверенность. Нет ни тени страха, ни отблеска сомнений.
- Я истекаю кровью.
- И что?
- Зачем меня спасать?

Незнакомец ухмыльнулся. Потом прямо на ходу открыл бардачок и извлек оттуда кубинскую сигару. Умудрился прикурить. Один из выстрелов прошиб зеркало. Осколок рассек ему щеку. Но тот не дернулся ни единым мускулом, лишь подмигнул, и вдавил на газ.
За нами гнались два джипа. По этим ямам, ухабинам, колдобинам и бездорожью. Я смутно понимал что происходит.
- Смерть приходит тогда, когда ей надо. Тому кому она уготовила утонуть, никогда не сгорит.
- Вы знаете мою смерть?
- Ты просто должен дописать это долбанную книгу, и только.

Потом мы, кажется подорвались на фугасе, или не мы. Или не на фугасе. Не знаю. Но нас подбросило в воздух. Машину швыряло, болтало, она кувыркалась как безумная. От ударов об землю, буквально сминалось железо.
Потом с вертолета по нам еще и стреляли. Видимо, пытались добить. Не важно, гул стих. А в перевернутой машине не больно-то хочется о чем-то думать. Единственное... хочу перед смертью подышать свежим воздухом.
Зажав кровоточащую рану рукой, я пошатываясь выполз. Из искореженной, перевернутой машины.
Незнакомец стоял помятый, в разорванной и слегка обгоревшей рубахе. Во рту сигара. Взгляд ехидно издевательский. Протянул мне мою же книгу, она тоже каким-то чудом цела.
- Пошли, они скоро вернутся. Чаю хочу с лимоном.

Он взял меня за шкирку. И потянул прямо по полю. Ничего не понимаю. Меня шатало как пьяного. Легкая добыча, однако, никто не пошел вслед. Незнакомец дымил, и ухмыляясь тащил на плече. Почему-то моя рана вызывала у него приступ смеха. Сигара упорно не хотела догорать.
Мы остановились у союзнического блокпоста. Сквозь туман пелены я уже не различал людей, бегущих мне на помощь.
Обернулся, незнакомец помахал мне рукой и пошел обратно.
- Стой! - Еле прохрипел я. - Кто ты?
- Смерть...

Я почувствовал, что теряю сознание от потери крови. Мой взгляд, словно магнитом привлекла табличка: "Минное поле".
Люди, столпившиеся надомной галдели.

- Там человек! - Изрек я, словно в тумане, указывая на минное поле.
- Чудо, что ты жив вообще, с такими ранами.

Я лишь усмехнулся. Кажется, кто-то точно хочет продолжения произведения. Обнял книгу и отключился, отдавшись на волю феям медицины.



Александр Бахия

Отредактировано: 15.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: