Расследование миссис Брингли

Размер шрифта: - +

Расследование миссис Брингли

Лондон, 1899 год

Спустя несколько лет после смерти мужа миссис Брингли пристрастилась к путешествиям. Предстоящий июль и август она собиралась провести с компаньонкой в Италии, на вилле у дальней родственницы. В предвкушении поездки вдова обновила гардероб, но долгожданная поездка на юг сорвалась.

Второй день в Лондоне лил дождь. Из водосточных труб хлестало, по мостовым текли потоки воды. В лужах раскисал, воняя, навоз. В небе висели свинцовые тучи, грязно-серая пелена смога скрывала дома. Улицы выглядели мрачными и унылыми.

Особняк Аббигайл Брингли располагался за высоким кирпичным забором в тихом и респектабельном Хэмстеде, на живописной извилистой улочке, петляющей вверх-вниз.

Немолодая хозяйка дома сидела за письменным столом в кабинете покойного мужа.

Аккуратно обмакивая перо в чернильницу, женщина писала на тонком листе бумаги с витиеватым вензелем: «Дорогая Генриетта, ты знаешь, что я мечтала увидеться с тобой, но судя по всему, приехать не смогу. Надеюсь, что ты не обидишься. Дело не во мне, а в сложившихся обстоятельствах…»

Взгляд вдовы устремился на каминную полку, заставленную дорогими безделушками, рука замерла над листом бумаги.

Комната с резными дубовыми панелями, массивными книжными шкафами и картинами в золоченых рамах выглядела дорого и уютно.

Через некоторое время рука женщины вновь потянулась к чернильнице.

«Дорогая Генриетта, помнишь Рэйчел? Я когда-то поссорилась с ней из-за Джейкоба, в которого была влюблена — еще до того, как встретила незабвенного Альберта. Семнадцать лет тому назад ее двадцатилетний сын отправился в морское путешествие и пропал. Корабль, на котором он плыл, потерпел кружение по пути в Индию и затонул. Так вот, месяц тому назад Артур чудесным образом появился, а вчера я получила от Рэйчел письмо, полное раскаяния и приглашение приехать в гости. Она пишет, что серьезно больна, и ей не к кому обратиться с важной и деликатной просьбой.

У Рэйчел не осталось родственников, кроме, разве что сына, а он, как я уже написала, отсутствовал семнадцать лет. Пока его не было, она жила уединенно.

Милая Генриетта, я не могу ей отказать! Как-никак мы дружили с детства, и до того, как познакомились с  Джейкобом, любили друг друга, как сестры. Он сначала ухаживал за мной, а потом стал оказывать знаки внимания и ей. Спустя время я узнала, что он сделал Рэйчел предложение. Я уступала подруге во всём: в красоте, в происхождении, в финансах, так что неудивительно, что он выбрал ее, а не меня. Я тогда обиделась на Рэйчел, и мы расстались врагами. Я не видела ее почти сорок лет, и вот теперь, спустя столько времени, она умоляет меня простить ее и приехать.

Генриетта, я давным-давно простила ее, а иногда даже жалела, ведь Джейкоб оказался совсем не таким, как я думала. Если бы я вышла за него, то была бы несчастлива, и никогда бы не встретила моего горячо любимого Альберта, которого буду оплакивать до конца своих дней. Слава Богу, что Рэйчел, а не я, стала женой Джейкоба! Как подумаю, что могла оказаться на ее месте, меня прямо бросает в дрожь. Сколько она натерпелась от него! Я слышала, что он ее избивал и путался с актрисами. Ходили слухи, что он женился на Рэйчел из-за приданого, хотя она была красавицей, и у нее были толпы поклонников. Помнишь, какой она была?.. Не хуже, чем Лили Брайтон[1]! Кроме того, он ее едва не разорил. Если бы Джэйкоб однажды не упал с лошади и не сломал себе шею, у Рэйчел, наверняка, не осталось бы ни пенса. Совсем ничего! Ни денег, ни поместья, хотя право владения, благодаря стараниям ее покойного отца, после замужества осталось за ней, а Джейкоб мог только пользоваться домом и имуществом.

Судя по всему, сын пошел по стопам отца. Когда Артуру исполнилось двадцать, с ним приключилась одна весьма неприятная история (наверняка ты ее слышала), и Рэйчел, чтобы избежать скандала, пришлось отправить сына в морское путешествие. Судя по всему, сейчас на нее свалилась новая напасть…»

Закончив писать, миссис Брингли запечатала конверт и позвонила в колокольчик.

В кабинет вошла ее компаньонка, симпатичная, бледная женщина лет тридцати пяти. Хозяйка спросила:

— Что, Розамунда, экипаж уже готов?

— Да, мэм, — почтительно ответила женщина.

— Распорядись отправить это письмо, — сказала вдова, протягивая ей запечатанный конверт, — и принеси мне, пожалуйста, пелерину, перчатки, шляпу и зонтик. Мы едем в Илфорд-хаус[2]!

Когда компаньонка уже подошла к двери, хозяйка добавила:

— И не забудь предупредить мистера Чарльза, что некоторое время меня не будет.

***

Несмотря на богатую обстановку, огромный дом, в котором жила Рэйчел Гловер, произвел на миссис Брингли, также как и на Розамунду, тягостное впечатление. Он выглядел мрачным, неуютным и явно нуждался в ремонте.

После того, как дворецкий сказал гостьям, что хозяин отправился на охоту, а хозяйка никого не принимает, так как неважно себя чувствует, миссис Брингли протянула ему приглашение, полученное от Рэйчел, и властным тоном потребовала:

— Немедленно проведите меня к хозяйке!

Дворецкий не посмел ей возразить, и вскоре миссис Брингли, оставив компаньонку в холле, вошла в спальню давней подруги.

В комнате царил полумрак, и было довольно прохладно. Хозяйка Илфорд-хаус лежала в кровати. Женщина выглядела бледной, худой и слабой. Ее дыхание было тяжелым и хриплым, а на лбу блестели капли пота. Возле больной  сидела неприветливая пожилая особа. Заметив гостью, Рэйчел подала знак служанке, чтобы та вышла.

Когда хозяйка и гостья остались одни, миссис Брингли приблизилась к больной, с жалостью посмотрела на нее, а затем мягко улыбнулась. Ободренная ее улыбкой, Рэйчел тихо заговорила:



Тіна Пак

Отредактировано: 26.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться