Расстояние между нами

Глава 3

Я наполовину нидерландка и наполовину британка. Мой отец родом из Великой Британии, а если быть точнее – из Англии. Будучи ещё студентом, он принял участие в программе студентов по обмену. Он выбрал Нидерланды лишь из-за дурной славы этой страны, как бы это глупо не звучало. Он приехал сюда за легальными наркотиками и шлюхами, но встретил мою маму и влюбился. Это совсем не та романтичная история, о которых обычно пишут в книгах, потому что, как говорит моя мама, просто это случилось и всё.

У моей мамы было туго с английским, поэтому моему отцу было легче выучить нидерландский. Он сделал это ради неё. Это, конечно, не прыжок в бездну, не громкие признания в любви на вершине Эйфелевой башни, но это ведь тоже стоящий поступок, не так ли?

Но даже в таких простаков, как мои родители были сложности в отношениях. Не смотря на то, какими идеальными были их отношения, жизнь преподнесла им несколько испытаний, которые они, в конце концов, прошли. Моему отцу пришлось вернуться в Англию и закончить своё обучение там. Моя мама говорила, что порой она теряла надежду на то, что он вообще когда-либо вернется, когда подолгу не получала от него никаких известий.

Но уже через полтора года без какого-либо предупреждения, с двумя чемоданами в руках, он стоял на пороге её дома и клялся в любви.

— Я не ждала его уже даже, — честно говорила мне мама, положив руку на сердце, — но сердцу не прикажешь.

Вскоре они поженились и начали жить вместе. Мамины родители вовсе не были против того, что в их доме поселился новый житель, а даже напротив – они относились к моему отцу с той же трепетной родительской любовью, которую дарили и своей дочери. Папина мама наоборот едва ли не ненавидела мою мать за то, что она забрала у неё её единственного сына. Но с моим рождением это изменилось.

К моменту, когда я родилась, мои родители уже жили в своем доме. Папа заработал достаточно денег, и, в конце концов, уговорил маму покинуть родительское гнёздышко и, наконец, подумать о них, как об одной отдельной семье. Она согласилась, но, тем не менее, всё равно каждые выходные мы проводили в доме моих бабушки и дедушки.

На всё лето меня отвозили в Англию к моей бабушке по отцовской линии. Там почти не было моих сверстников, поэтому там было скучновато, но мои родители считали гениальной идеей просто сплавить меня куда-то на три месяца. Таким образом, помимо нидерландского, мне пришлось выучить ещё и английский. С этим у меня не было проблем. Я могла даже подделать ровный английский акцент (что всегда нравилось моей учительнице иностранного языка).

Всю ночь я собирала свои чемоданы, точнее разбирала, а затем собирала снова. Моя мама положила мне кучу ненужных вещей, вроде меховой шапки и парки, или даже такие бессмысленные вещи, как спальный мешок. Мне пришлось перебрать все свои вещи и оставить лишь то, что мне может действительно понадобиться. В конце концов, я уезжаю в Америку не на полгода, а лишь на неделю (максимум две).

Уснула я, соответственно, лишь под утро, поэтому в семь часов утра, когда я почувствовала, как кто-то тормошил меня за плечо, я лишь простонала и перевернулась на живот, спрятав свою голову под подушку, словно страус.

— Каролин, просыпайся скорее! — мне показалось, что я услышала голос Агнесс. Хотя, в моем полусонном состояние мне действительно могло лишь показаться.

Я почувствовала, как кто-то обхватил своими руками обе мои ноги и потянул вниз. Моё тело неприятно застонало от боли, когда я оказалась на полу. Теперь у меня не оставалось выбора, я проснулась. Открыв глаза и посмотрев вверх, я всё же увидела перед собой Агнесс, что нависла надо мной. У неё в руках была чашка с водой. И когда мои губы расплылись в улыбке, в тот же час она вылила на меня всю воду, заставив меня громко ругнуться.

— Такси приедет через полчаса, а ты ещё не готова, — с упреком сказала мне девушка. Подав мне руку, она помогла мне встать с места.

На ватных ногах я добралась к ванной. Мне пришлось опираться руками об раковину, чтобы не упасть, поэтому я чистила зубы медленнее обычного. Я решила пропустить ту часть утреннего распорядка, когда я принимала душ, ведь времени для этого не было. Тем более, был риск, что под горячей струей воды я усну.

— Я уже подготовила тебе одежду. Почему ты так долго? — Агнесс летала по всей комнате, словно бабочка.

На кровати я заметила белую полупрозрачную блузу и чёрные шорты. Это были как раз те вещи, которые я вчера выложила из чемодана. Я тяжело вздохнула, но времени не было на подбор другой одежды.

— Такси уже приехало! — в привычной для Агнесс восторженной форме произнесла она. Я же в это время пыталась застегнуть шорты. Чёрт, неужели я снова поправилась? Втянув живот, я всё же сделала это.

Надев рюкзак, я была готова. Агнесс в это время уже спускалась вниз с моим чемоданом.

— Билеты взяла? А паспорт? — моя мама накинулась на меня, как только я оказалась внизу.

— Всё в кошельке, — спокойно ответила я, приближаясь к дверям.

— А кошелёк?

— Он в рюкзаке, — спокойно ответила я. Но моя мать не угомонилась. Она быстро зашла мне за спину, открыла рюкзак и удостоверилась в том, что кошелёк там, и что в нем были билет и паспорт.

— Такси ждёт! — раздраженно прокричала Агнесс, вернувшись в дом уже без моего чемодана. Мама обняла меня напоследок и поцеловала в лоб. Я улыбнулась ей в ответ, но затем моя подруга дёрнула меня за руку, вытащив, наконец, из дома.

У меня в душе был некий осадок из-за того, что я не сумела попрощаться с отцом из-за его работы, но меня успокаивала лишь мысль о том, что вскоре я вернусь обратно.

Мы неслись по всему Амстердаму, и у меня не было ощущения, будто я что-то теряю. Знаете, такая маленькая грусть, которая образовывается, когда ты уходишь от всего старого, что уже так сильно прижилось тебе. Наоборот, вдыхая свежий воздух из открытого окна автомобиля, я чувствовала свободу.



Paper Doll

Отредактировано: 06.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться